Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Лукашенко отреагировал на заявление о том, что Украина имеет право атаковать НПЗ в Беларуси
  2. Зять бывшего вице-премьера и министра здравоохранения Жарко владеет криптобиржей в Беларуси. Вот что об этом узнало «Зеркало»
  3. Эксперты рассказали о трудном выборе, который приходится делать Украине из-за массированных обстрелов ее энергосистемы
  4. Лукашенко попросили оценить вероятность вступления Беларуси в войну против Украины
  5. Иран начал атаку на Израиль: ожидаются сотни беспилотников и десятки баллистических ракет
  6. Почему Путин в указе назвал Василевскую «гражданкой Республики Белоруссия»? Позвонили в посольства, Кремль и спросили у экс-дипломата
  7. В Минске закрылись магазины известной мировой сети, на которую были большие планы
  8. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они проводят ночь во время иранской атаки
  9. Беларусские лесхозы ищут работников. Какие зарплаты предлагают
  10. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  11. Лукашенко, похоже, согласился, что все подписанные им документы могут быть объявлены юридически ничтожными. Вот почему
  12. «Били всем кабинетом». Политзаключенная передала письмо с Володарки на обрывке туалетной бумаги
  13. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  14. Украине нужны системы ПВО, чтобы защитить свою оборонную промышленность — эксперты ISW
  15. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак


12 августа в мире отмечается день защиты слонов. Журналист Всемирной службы Би-би-си Сунет Перера, выросший на Шри-Ланке, размышляет, какую роль эти животные сыграли в его жизни и чем люди обязаны слонам.

Фото: bbc.com
Любимицей Сунета была самая молодая слониха по имени Манике. Фото: bbc.com, Сунет Перера

В отличие от большинства детей во всех странах мира, я рос не с собаками и не с кошками. Моими домашними животными были слоны.

Можно сказать, что я рос как Маугли, герой Редьярда Киплинга из «Книги джунглей». И хотя его воспитывали волки, а меня — люди, животные так же, как и у него, были незаменимой частью моего детства.

Я рос, обнимаясь со слонами, говоря с ними, поедая те же фрукты и даже учась у этих гигантов.

С семилетнего возраста я разъезжал на этих великолепных созданиях, когда они на закате возвращались домой после ежедневного купания — прямо как Маугли, который катался на своих четвероногих друзьях, будь то черная пантера Багира или медведь Балу.

Слоны были для меня не просто животными, между нами существовала особая связь.

Я рос в Ратнапуре, городе на юге Шри-Ланки, где моя семья была одной из немногих, владевших стадом домашних слонов.

У моего деда их было пять: две слонихи и три слона, причем один из них, Экадантха, был настоящей гордостью и стада, и семьи, потому что у него были бивни.

Фото: bbc.com
Отец и дед Сунета угощают Экадантху лакомствами. Его имя означает «тот, у которого есть один бивень». Фото: bbc.com, Сунет Перера

Слоны с бивнями высоко ценятся в Южной Азии и имеют большое культурное значение. У подавляющего большинства азиатских слонов бивней просто нет — по данным Департамента дикой природы, ими могут похвастаться лишь 2% особей мужского пола. Тогда как у их африканских родственников бивни как раз являются правилом, а не исключением, причем как у самцов, так и у самок.

Несмотря на особый статус Экадантхи, меня к нему не тянуло: я всегда ездил на Манике, самой младшей слонихе и, несомненно, моей любимице. Самим словом «манике» обычно называют дорогую или глубоко уважаемую женщину.

Купание слонов

Каждый вечер слоны отправлялись купаться в реке, протекавшей неподалеку от нашего дома, и мой дед часто брал меня с собой.

Став взрослее, я отправлялся к реке не только чтобы любоваться на слонов, но и чтобы наблюдать за их погонщиками — махаутами. Я следил за тем, чтобы они не поранили животных анкусами, острыми металлическими крюками, которые используются для дрессировки.

Прибыв на место, Манике ложилась в реку, а ее махаут, Премаратхна, поливал ее водой и скреб мочалом из волокна кокосовой пальмы.

Каждый раз перед началом этой церемонии он молитвенно складывал руки, чтобы выразить уважение к животному.

Премаратхна был невысоким мужчиной среднего возраста. Его лицо украшали усы, а рот недосчитывался одного переднего зуба — память о случайном пинке, которым его наградила Манике.

Фото: bbc.com
Махаут скребет слона кокосовым мочалом. Фото: bbc.com

Анкусом, впрочем, он почти никогда не пользовался. Его общение со слонихой начиналось с того, что он очень нежно произносил слово «даха» — команду, которую дают слону, чтобы тот начал идти или поднялся на ноги.

На что Манике решительно не реагировала. Постепенно его команды становились все громче, но слониха делала вид, что они к ней не имеют никакого отношения.

Тогда Премаратхна делал вид, что страшно разозлен и начинал демонстративно искать палку, как будто собирался ее ударить. «Я больше повторять не буду! Господи, боже мой, этот слон оглох?» — театрально вопрошал махаут.

Но я не волновался, потому что точно знал, что он никогда не причинит ей вреда. Во всяком случае, не в моем присутствии. Сидя на камне на берегу реки, я завороженно следил за этим ежедневным представлением — неотъемлемой частью моего дня.

Где-то через 10 или 15 минут Манике наконец уступала крикам и воплям Премаратхны, поднималась на ноги и напоследок, прежде чем отправиться домой, игриво обрызгивала себя водой.

«Манике, подай мне руку», — вежливо просил я.

Она осторожно поднимала переднюю ногу, позволяя мне забраться на нее верхом, и мы отправлялись в обратный путь.

Она была вся мокрая, но я знал, что одежда на мне полностью высохнет, пока мы доберемся до дома.

Иногда слоновья шерсть, торчащая из ее спины, как иглы, немилосердно колола меня через брюки.

Прохожие разглядывали нас с удивлением: как это так? Ребенок разъезжает на слоне?

Дома Манике, уже без моей просьбы, снова поднимала переднюю ногу, позволяя мне слезть.

Символ статуса

Фото: bbc.com
Слоны, а особенно слоны с бивнями — символы особого статуса на Шри-Ланке. Фото: bbc.com, Сунет Перера

Слоны были видимым символом социального положения богатой элиты Шри-Ланки.

Однако этот престиж не освобождал их ни от тяжелой работы, ни от участия в буддийских процессиях.

Согласно Национальной переписи домашних слонов в 1970 году, в частной собственности 378 человек находились 532 слона.

Но сегодня, как сказал мне секретарь Ассоциации владельцев слонов, их стало намного меньше: всего 97 слонов у 47 владельцев.

Я, так же как и все остальные дети на Шри-Ланке, с нетерпением ждал прихода апреля. Это был мой любимый месяц, что, впрочем, неудивительно, потому что в это время отмечается сингальский индуистский Новый год, который сопровождается длинными школьными каникулами.

Большинство детей моего возраста с нетерпением ждали новой одежды и других подарков, но для меня самым долгожданным событием было возвращение наших любимых слонов с лесозаготовок, где их использовали для переноса тяжелых стволов деревьев.

Фото: bbc.com
Слоны помогали переносить бревна в таких местах, куда не могли добраться машины. Это Раджа, самый старший слон стада, за работой. Фото: bbc.com, Сунет Перера

На праздники работа на лесозаготовках временно прекращалась, и слоны своим ходом возвращались домой. Иногда путь из отдаленных районов занимал несколько недель.

Об их скором прибытии оповещал звон. Звенели цепи на лодыжках и колокольчики на шее. По мере приближения к дому слоны ускоряли шаг, а звон цепей и колокольчиков становился все громче.

Мы встречали вернувшихся животных у главных ворот, держа в руках бананы, палочки сахарного тростника, куски морской соли и стручки тамаринда.

Слоны просовывали хоботы в дом, обнюхивали нас, указывая «пальцем» (отросток на хоботе слона, помогающий удерживать мелкие предметы) на лакомые кусочки. У азиатских слонов один «палец», у африканских — два.

Фото: bbc.com
У азиатских слонов один отросток на хоботе, напоминающий палец, у африканских — два. Фото: bbc.com

Манике всегда тянулась именно ко мне, нежно хлопая ушами, демонстрируя таким образом свою привязанность.

Для меня запах слоновьего помета и мочи знаменовал начало каникул.

Несколько недель слоны, прежде чем вернуться на лесозаготовки, отдыхали на заднем дворе. Там они чувствовали себя в полной безопасности и могли часами просто лежать и храпеть.

Меня успокаивал этот глубокий ритмичный гул, сопровождавшийся нежным похлопыванием больших слоновьих ушей. А когда они ели, захватывая хоботом еду, воздух наполнялся тихим шелестящим звуком, который время от времени перемежался мягкими ударами.

Я обожал слушать эти слоновьи симфонии, особенно в темноте. Иногда, если ночь была лунной, я даже мог разглядеть вдалеке горбы, выступающие на их головах, и знал, что я не одинок.

Жизнь в цепях

Фото: bbc.com
Часто бывает так, что домашние слоны проводят в цепях всю свою жизнь. Фото: bbc.com

На Шри-Ланке есть поверье, что слоны в прошлой жизни были людьми, которые были чем-то крупно обязаны своим владельцам. Поэтому в этой жизни они должны погасить свои долги работой.

С закатом крупномасштабной лесной промышленности Шри-Ланки в начале девяностых доходность домашних слонов сошла на нет, но не раньше, чем три наших слона сполна погасили свой «долг».

Я до сих пор помню тот день, когда умер Экадантха, хотя мне тогда было всего пять лет.

Больного слона лечили несколько месяцев, но спасти его так и не удалось. Его похоронили у нас во дворе.

Развлечение для туристов

Фото: bbc.com
Туристы на слоне. Фото: bbc.com

Каторжный труд на лесопилках вскоре сменился для слонов новым трудоустройством — на конец девяностых пришелся туристический бум, и их отправили на сафари катать иностранных туристов.

Я учился в восьмом классе, когда Манике отвезли в Хабарану, курортный городок на севере Шри-Ланки, примерно в 200 км от моего дома.

До этого дня она ни разу не ездила в кузове грузовика.

Как обычно, Премаратхна скомандовал, чтобы она зашла в кузов.

Но на этот раз она не делала вид, что не слышит его, — она действительно очень испугалась, да так, что несколько раз мочилась и испражнялась от волнения.

Поначалу она упиралась в грузовик передними ногами, но залезать внутрь категорически отказывалась, плотно держа задние ноги на земле.

Фото: bbc.com
30 лет назад слон в кузове грузовика был редким зрелищем. Фото: bbc.com

После многочасовой борьбы она все-таки оказалась в кузове. К этому времени на обочине собралась большая толпа любопытных, наблюдавших за бесплатным представлением.

Я долго смотрел вслед уезжавшему грузовику, который увозил ее так далеко от дома. Я просто обезумел от горя.

«До свидания, Манике! Скоро увидимся», — прошептал я, каким-то чудом надеясь, что она меня услышит.

Последние годы

Мы приезжали к Манике один или два раза в год, а каждый апрель она на несколько недель возвращалась домой. К этому времени она уже привыкла ездить на грузовике.

В ту пору ей было около 60 лет, но для слонов выход на пенсию не предусмотрен. Как правило, они работают до самой смерти. Но в конце концов мой отец все-таки решил вернуть Манике домой. И хотя ее содержание обходилось недешево, мы уже больше не отправляли ее на работу.

В конце 2006 года мы перевезли ее на кокосовую плантацию, примерно за 30 км от нашего дома, где для нее было полным-полно кокосовых листьев и всякой другой еды.

Но тогда ни она, ни я не знали, что это будет ее последним путешествием.

Через несколько недель Манике заболела. Мы сразу же поехали к ней, собирались ее лечить.

Она лежала в огромной кокосовой роще.

Фото: bbc.com
Фото: bbc.com

У Манике уже не хватило сил подняться, но она обнюхала нас, указывая «пальчиком» в нашу сторону, как делала это раньше, когда искала лакомство.

Я коснулся ее лба, пытаясь утешить.

Мы вернулись домой затемно, надеясь, что она скоро поправится.

На следующее утро нам позвонили и сообщили печальную новость: «долг» Манике нашей семье был полностью уплачен.

Я был на ее похоронах в одиночестве. Буддийские монахи совершили последние похоронные обряды. Манике лежала одна, посреди кокосовых деревьев. Ее лицо было закрыто белой тканью.

Конец эпохи

Фото: bbc.com
«Я рос, деля со слонами еду, обнимая их и разговаривая с ними. И они многому меня научили». Фото: bbc.com

Всю мою жизнь Манике была моей верной спутницей.

Да, мои родители усердно трудились, чтобы вырастить меня и дать мне образование, но и она внесла свою немалую лепту.

Конечно, в моих жилах не течет кровь слонов, но мне кажется, что в некотором смысле одна из них меня воспитала.

Я больше никогда не встречу Манике на этой земле, но когда я еду в офис Би-би-си по шумной лондонской улице, на меня часто обрушиваются воспоминания из моего деревенского детства.

Лицо Манике неудержимо выбирается из подсознания и заполняет внутренний взор, а сердце мое переполняется невыразимой виной и печалью. Я так сильно любил ее, так почему же я держал ее в цепях?

Я провел с Манике 20 лет, но почему, почему же я так ни разу с нею не сфотографировался?

Просто я никогда не думал, что потеряю ее.

Если бы только я мог ее снова увидеть, я бы не только сделал снимок, я бы снял с нее цепи и дал бы ей свободу.

В последний раз я посмотрел бы ей в глаза и сказал спасибо.

И если загробная жизнь все-таки существует, то я хотя бы начну возвращать ей свой огромный долг.

Прощай, Манике.