Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне


Священный синод Русской Православной Церкви возобновил процедуру подготовки возможной канонизации российского полководца XVIII века Александра Суворова. Инициатором причисления его к лику святых еще в 2022 году стало российское Министерство обороны. Если процедуру доведут до конца, генералиссимус автоматически будет считаться святым и для православных верующих Беларуси, ведь БПЦ является частью РПЦ. Среди критериев, по которым церковь считает человека святым, называются (помимо прочих) «добродетельная, праведная и святая жизнь», а также «большое почитание его народом». Однако эти характеристики вряд ли применимы к персоне Суворова — особенно относительно Беларуси и ее народа. Рассказываем, почему это так и зачем в России хотят канонизировать этого человека.

Какую роль Суворов отыграл в истории Беларуси

Граф Александр Суворов — один из четырех исторических персонажей Московского государства и России, получивших редкое высшее воинское звание «генералиссимуса». До него ими становились воевода Алексей Шеин (за победы над турками при захвате Азова в 1696 году), князь Александр Меньшиков (этому помогли планы выдать дочь Марию за наследника престола Петра II) и герцог Антон Ульрих Брауншвейгский, которому посчастливилось быть отцом малолетнего императора Ивана VI.

Еще одним «генералиссимусом русской армии» на российских ресурсах часто называют советского лидера Иосифа Сталина, который получил это звание в Советском Союзе в 1943 году — как считается, после коллективного обращения трудящихся московского завода «Рессора». Хотя на самом деле русской армией этот человек никогда не командовал — а руководил Рабоче-крестьянской Красной армией (которая воевала как раз против русской армии и различных формирований на ее основе во время Гражданской войны 1918−1923 годов).

Памятник Александру Суворову в Кобрине. Фото: TUT.BY
Памятник Александру Суворову в Кобрине. Фото: TUT.BY

Генералиссимус Суворов действительно получил в 1799 году высочайшее воинское звание за весомые военные заслуги. В российской историографии даже широко распространилось утверждение о том, что Суворов провел 60 сражений — и ни одного из них не проиграл. А в массовом сознании этот и без того спорный тезис и вовсе превратился в утверждение, что Суворов победил во всех своих 60 сражениях и боях.

Хотя исторической науке давным-давно известно, например, описание боя Суворова против конфедератов Речи Посполитой 9 мая 1771 года при монастыре Тынец под Краковом. Там отряды российского военачальника дважды шли на приступ прикрывавшего монастырь редута — и дважды вынуждены были отступить. Чтобы сделать из этого поражения Суворова победу, бой при Тынце российские историки обычно объединяют со сражением под Лянцкороной, которое произошло через три дня в 15 километрах южнее.

Тем не менее даже если отделить исторические факты от широко растиражированных мифов, Александр Суворов действительно был весьма талантливым полководцем, который помог российским монархам давить восстания внутри империи и вести захватнические войны вне ее. Идеализированный образ военачальника давно превратился в одну из опор сильно мифологизированного исторического сознания россиян. В нем он представляется как «просвещенный гуманист, гражданин, военный теоретик», бесстрашный воин и аскет, который по-отечески любил русских солдат и словом и личным примером увлекал их на преодоление трудностей войны.

К тому, насколько этот «идеальный Суворов» похож на реальную историческую личность, мы ненадолго вернемся чуть позже. Здесь же отметим, что все реальные и мнимые заслуги Суворова относятся к Российской империи и ее армии. То есть историческим сущностям, исчезнувшим более века тому назад. Конечно, современная РФ считает себя преемницей той империи, а свои вооруженные силы — наследницей традиций русской армии. Но ни о каких заслугах Суворова перед белорусской государственностью и народом, разумеется, и речи быть не может.

Дом Александра Суворова. Теперь в этом здании Кобринский военно-исторический музей имени Суворова. Фото: TUT.BY
Дом Александра Суворова. Теперь в этом здании Кобринский военно-исторический музей имени Суворова. Фото: TUT.BY

Для белорусов современные российские представления о Суворове — это часть исторического мифа другой страны. Безусловно, Суворов был талантливым полководцем, который воевал на территории Беларуси. Но воевал против армий, в которых сражались и которыми командовали предки современных белорусов.

Каким же образом потенциальный святой РПЦ связан с историей Беларуси?

Впервые свои полководческие таланты на территории нашей страны Суворов применил в 1769 году, когда Барская конфедерация в Речи Посполитой восстала против диктата Российской империи и ее ставленника короля Станислава Понятовского (бывшего любовника императрицы Екатерины II). В чине бригадира Суздальского пехотного полка он прибыл «для усмирения возмутительных сборищ» сначала под Оршу. А затем боролся с польскими повстанцами на этнических польских землях под Люблином. По пути туда в сентябре 1769 года в ходе боя в районе Малориты Суворов приказал сжечь белорусскую деревню Орехово, а ее уцелевших жителей, по некоторым сведениям, отправил на каторгу. К слову, в сентябре 1943 года Орехово снова сожгли — на этот раз нацисты.

В сентябре 1771 года Суворов снова воевал на белорусской земле — на этот раз под деревней Столовичи (сейчас в Барановичском районе). Здесь его кавалеристы «порубили и потоптали на месте и в погоне» около 500 солдат великого литовского гетмана Михаила Казимира Огинского. Речь здесь идет о войске ВКЛ, то есть среди этих убитых россиянами солдат большинство было жителями белорусских земель, в том числе предками современных белорусов. По итогам этой своей победы Суворов доложил начальству, что «вся Литва успокоилась». А в следующем году Россия в результате разделов Речи Посполитой захватила северные и восточные белорусские земли.

Через 23 года, в 1794-м, Суворов подавлял восстание Тадеуша Костюшко, продвигаясь через Беларусь к Польше. Здесь его отряды нанесли несколько поражений повстанцам — в том числе под городом Дивин (сейчас это агрогородок в Кобринском районе), под Крупчицами (тоже недалеко от Кобрина) и под Тересполем. Нет нужды добавлять, что среди нескольких тысяч убитых армией Суворова солдат было множество предков белорусов, пытавшихся сохранить свое государство. Известен приказ Суворова, в котором он требовал на участников восстания «напрасно пули не терять, а лучше ломать, колоть палашами, рубить штыками».

Белорусские ученые Иван Саверченко и Дмитрий Санько в своей книге «150 вопросов и ответов из истории Беларуси» так ответили на вопрос «Какой след в истории Беларуси оставил Александр Суворов?»:

Нікога, акрамя Сталіна, Леніна і Берыі, не шанавалі ў БССР так заўзята, як Суворава. <…> Культ Суворава-героя па-ранейшаму квітнее на нашай зямлі. У 35 гарадах і 24 мястэчках Беларусі яго імем названыя вуліцы. Дзейнічае Кобрынскі музей, прысвечаны Сувораву. Менскае сувораўскае вучылішча, як і раней, прышчапляе сваім выхаванцам сувораўскія прынцыпы. «Сувораўцамі» сталі нават калгаснікі 23 калгасаў, названых яго імем.

За што ж былы бальшавіцкі ўрад Беларусі гэтак дзякаваў «графу Рымнікскаму, князю Італійскаму, прынцу Сардзінскаму, генералісімусу ўсіх сардзінскіх армій і генералісімусу ўсіх расейскіх войскаў»? Мабыць, за бязлітаснае задушэнне паўстання Тадэвуша Касцюшкі, за карныя аперацыі супраць паўстанцаў у Беларусі. <…> Увесь ягоны ўклад у беларускую гісторыю — кроў нашых продкаў.

Сувораў ніколі не ўдзельнічаў у вызваленчых войнах, ён быў тым палкаводцам, які старанна выконваў волю і пажаданні Кацярыны ІІ і Паўла І у пашырэнні межаў Расейскай імперыі, задушэнні паўстанняў Пугачова, Касцюшкі, супрацьдзеянні войскам рэспубліканскай Францыі ў Эўропе. Баявымі дзеяннямі ў Беларусі Сувораў дапамог здзейсніцца адвечнай мары расейскіх цароў аб захопе беларускіх земляў. Тыя з беларусаў, хто шануе Суворава, шануюць заваёўніка нашай зямлі. <…>

Как рабовладелец и слуга царей стал символом в советское время

Следует отметить, что под Кобрином в 1795 году Суворов получил в собственность от императрицы почти 7 тысяч трудоспособных белорусских крестьян мужского пола (с их семьями эту цифру можно умножать примерно на четыре — то есть 28 тысяч). До того как попасть к военачальнику в рабство, эти люди были свободными: в ВКЛ (и в целом в Речи Посполитой) крестьяне получили личную свободу (при сохранении части феодальных повинностей) в 1791 году в соответствии с Конституцией 3 мая. А в 1794 году это решение закрепил и расширил Поланецкий универсал Тадеуша Костюшко.

А потому вопреки работам некоторых пророссийских авторов, которые провозглашают Суворова «освободителем Белой Руси», этот военачальник со своей армией на белорусских землях воевал как раз против тех, кто дал крестьянам свободу. И часть этих крестьян «освободитель» по итогам войны затем получил себе в рабство.

Суворов посвятил свою жизнь защите интересов русского царизма и крепостничества, при котором крестьяне фактически были собственностью помещиков. Он владел тысячами людей не только в Беларуси, но и в самой России. С точки зрения марксистского учения, официальной идеологии Советского Союза, защитник крайне реакционного строя и угнетатель крестьянства Суворов был естественным врагом общества. Но это не помешало ему стать культовым персонажем в сталинском СССР. Чтобы понять, почему так произошло, вспомним следующий эпизод.

Фельдмаршал Суворов в опале. Художник Л. Вашля. Изображение: ru.wikipedia.org, commons.wikimedia.org
Фельдмаршал Суворов в опале. Художник Л. Вашля. Изображение: ru.wikipedia.org, commons.wikimedia.org

Когда в 1939 году СССР помог нацистской Германии захватить Польшу, советская пропаганда взялась объяснить необходимость вторжения своим гражданам. Тогда киноделы обратились именно к популярному образу непобедимого полководца (который одновременно был подавителем народных восстаний). В 1940 году был снят фильм «Суворов». В уста его главного героя рабоче-крестьянские сценаристы вложили слова, которые мог бы произнести и сам Сталин: «Коротко говоря, мы их избили. Дадим полякам опомниться? Помилуй Бог, не дадим. А потому — продолжаем удар. Отдых малый — и вперед! Варшава — на носу!»

Эти слова очень сильно противоречили показному интернационализму официальной советской идеологии. Но чтобы оправдать ведение агрессивных захватнических войн, такой прием вполне годился. А чтобы показать классовую близость рабовладельца и империалиста Суворова с набранными из крепостных крестьян солдатами, авторы советской киноленты вставили в повествование эпизод с крепостным Тюриным, которого Суворов произвел в полковники. Интересно, что в наше время в российской литературе кинематографический эпизод об этом фантастическом сценарии подается авторами как реальный исторический факт.

В целом же советское признание персоны Суворова было связано именно со сталинской эпохой. Полностью захватив власть в партии и стране, советский диктатор обратился именно к опыту Российской империи для пропагандистского обоснования своих действий. В 1930-е и 1940-е годы в СССР снималось кино и о других классовых врагах — например, царях Иване Грозном и Петре I, другом защитнике империи и помещике, ученике Суворова Михаиле Кутузове. В честь Суворова и Кутузова, а также князя Александра Невского в 1942 году в СССР были утверждены воинские награды.

Именно из советской эпохи современная Беларусь получила наследие в виде прославления Суворова — его именем названо Минское военное училище, улицы во множестве городов. Однако ни о каком народном почитании Суворова в Беларуси речи не шло — это было политическое решение Иосифа Сталина.

А как военачальник вообще может быть святым?

Как уже упоминалось выше, с точки зрения православных канонов святой человек должен быть добродетельным и праведным. Образ Суворова в российском массовом сознании крайне идеализирован. Авторы книг о нем утверждают, что «этот герой на все времена, проливая реки крови, не ожесточился, а наоборот, все больше и больше любил ближнего» и что он — «истинный христианин, отец солдатам, русский Архистратиг и вождь земного воинства».

Канонизация Суворова однозначно потребует и оценки «праведности» его профессиональной, полководческой деятельности. И, похоже, само по себе несоблюдение заповеди «не убий» в современной России не будет преградой. Ведь православие, по словам представителей РПЦ, хотя и считает войны неизбежным злом, разделяет их на «справедливые» и «несправедливые». И участие в справедливой войне с этой точки зрения выглядит вполне богоугодным делом.

Правда, Суворов участвовал в агрессивных, захватнических войнах на территориях других государств — а также в подавлении народных восстаний внутри России. При этом армии под его командованием совершали злодеяния, которые с современной точки зрения носят явные признаки тяжелых военных преступлений. Например, при взятии Варшавы в 1794 году Суворов приказал своим солдатам «работать быстро, храбро, по-русски». В результате, как рассказывал участник тех событий российский генерал Иван фон Клуген, российские солдаты устроили настоящую резню гражданского населения. Они стреляли в женщин и детей, убивали всех подряд, не различая ни возраста, ни пола.

А очевидец событий немец Фриц Нуфер обнаружил в грудах окровавленных тел во взятом суворовскими солдатами пригороде Варшавы Праге «людей обоего пола, старых, младенцев на грудях умерщвленных матерей». Он вспоминал, что «Казаки <…> хватали за ноги евреев, били их лбами о стены и оземь до тех пор, пока не вытекали мозги, а обнаруженные у них деньги делили между собой».

Резня в Праге (предместье Варшавы). Художник Александр Орловский. Изображение: pinakoteka.zascianek.pl, commons.wikimedia.org
Резня в Праге (предместье Варшавы). Художник Александр Орловский. Изображение: pinakoteka.zascianek.pl, commons.wikimedia.org

Разумеется, проблема участия Суворова в захватнических и карательных войнах может быть формально решена РПЦ путем объявления и их «справедливыми». Похожее у нас на глазах уже происходит с полномасштабным вторжением в Украину. Иерархи РПЦ полностью игнорируют объективные факты и называют эту захватническую войну «спецоперацией», причиной которой якобы стало не вторжение России в Украину, а стремление «постхристианского Запада» поставить россиян на колени «не щадя крови малороссиян и галичан».

РПЦ называет «справедливой» агрессивную войну, в ходе которой российская армия преступно с помощью артиллерии, ракет и авиаударов убила уже тысячи мирных жителей, в том числе множество женщин и детей. Поэтому вряд ли что-то помешает ей объявить «справедливыми» и все захватнические войны Суворова — равно как и кровавое подавление им народного восстания под руководством донского казака Емельяна Пугачева.

Конечно, это внутреннее дело Русской Православной Церкви — кого она хочет канонизировать и почитать как святых. Но в силу административного подчинения белорусских православных Москве вероятная канонизация Суворова затрагивает и миллионы верующих нашей страны.

Когда какая-то из поместных православных церквей (например, Русская) канонизирует нового святого, он остается местночтимым, то есть не становится автоматически почитаемым в других независимых церквях — они самостоятельно принимают решение, признавать или не признавать такую канонизацию. Если бы Белорусская Православная Церковь была независимой, вопрос о канонизации Суворова РПЦ не имел бы к белорусам вообще никакого отношения. Но в реальности это не так — а потому существует вероятность, что православным верующим страны придется чтить человека, совершавшего преступления против их предков и сыгравшего отрицательную роль в истории Беларуси.