Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Ураган в детском лагере под Речицей попал на видео. Там из-за упавшего дерева погиб ребенок
  2. «Правительство — это нечто. Вторые сутки без воды и света». Рассказываем, как 100-тысячный Мозырь переживает последствия урагана
  3. Эксперты: Украина отвергает ультиматумы Путина для начала мирных переговоров, и мир не должен идти на компромиссы с ним
  4. Могут ли Польша и Литва запретить въезд машин с беларусскими номерами, как это сделала Латвия? Посмотрели закон ЕС
  5. Литва запрещает с завтрашнего дня, 18 июля, въезд легковушек на беларусских номерах. Но есть исключения
  6. «Беларускі Гаюн»: Залетевший в Беларусь российский «Шахед» взорвался в 55 километрах от Бобруйска
  7. ISW: Российское военное командование вынуждено бросать в бой не до конца укомплектованные и недостаточно вооруженные подразделения
  8. МЧС: Из-за непогоды в Беларуси 13−14 июля погибли шесть человек
  9. В Беларуси за сутки изъяли больше тонны наркотиков и психотропов. Стоимость товара — более 28 млн долларов
  10. Беларусь вводит безвизовый режим для 35 стран Европы. Вот список государств
  11. Тихановская выразила соболезнования из-за гибели шести беларусов во время бури. А вот как откликнулись Лукашенко и чиновники
  12. Чиновники подготовили новшества по рынку недвижимости. Некоторые из них должны понравиться населению
  13. В Гомеле ураган помог сделать историческое открытие
  14. Над Могилевом летал российский дрон-камикадзе и звучали сирены. Спросили у МЧС, что происходит
  15. Что делать, чтобы не придавило деревом и не ударило летящей веткой или куском крыши? Рассказываем, как себя вести при ураганах и грозах
  16. Силовики ищут даже удаленные фото. Рассказываем, где их можно найти
  17. Украина методично уничтожает средства ПВО армии РФ в российском тылу и на оккупированных территориях — эксперты рассказали, с какой целью


Валерия Ваткина — победительница молодежного чемпионата Европы в многоборье, серебряный призер чемпионатов мира и победительница чемпионата Европы в командных соревнованиях в составе сборной Беларуси по художественной гимнастике. Также она участница Олимпиады-2000, где заняла восьмое место. Те Игры проходили в Сиднее, и так совпало, что именно в Австралии прошла большая часть жизни минчанки. Сегодня у Ваткиной свой гимнастический клуб в Мельбурне. В интервью «Зеркалу» Валерия рассказала о классе белорусских тренеров, сложностях жизни в эмиграции и особенностях австралийского менталитета.

Фото: из facebook - аккаунта Валерии Вяткиной
Валерия Ваткина. Фото: личный архив героини

Беларусь, балет, Раскина

— На чемпионате мира — 2023 по художественной гимнастике представляющая Германию Дарья Варфоломеева стала абсолютной чемпионкой под руководством белорусского тренера Юлии Раскиной, а в групповых упражнениях золото выиграл Израиль, где работает наша наставница Наталья Степанова. О чем это говорит?

— О том, что белорусская школа дает результат. Смотрите: тренеры высокого уровня из нашей страны работают во всех уголках мира. Они передают опыт, знания. Мы все прошли хорошую подготовку.

— В чем секрет белорусской школы?

— Художественная гимнастика была создана в Беларуси раньше и развивалась быстрее, чем в других странах. У нас работали и преподаватели из балета, который стал фундаментом гимнастики. Я сама, как и остальные девчонки, училась у лучших. Была тренерская преемственность.

Второй момент — образование. В Австралии, где живу, стать тренером по гимнастике может буквально каждый после пары часов подготовительных курсов. А в бывших странах СНГ это четыре года учебы: надо знать психологию, физиологию, не говоря о специфике вида спорта. Вот тренеры из Беларуси и ушли далеко вперед. 

— Но работают многие, как и вы, за границей.

— Ничего страшного. Так сложилось — каждый сделал выбор. Если бы хотела найти работу в Беларуси, то, наверное, осталась бы. Но как-то изначально была настроена жить за границей, да и родители на момент моего переезда уже обосновались в Австралии (отец Валерии — известный тренер по спортивной гимнастике Владимир Ваткин, мать Маргарита Ваткина — чемпионка СССР в групповых упражнениях по художественной гимнастике, сегодня хореограф в спортивной гимнастике. — Прим. ред.). С точки зрения профессионального спорта в Беларуси в художественной гимнастике условия лучше, чем почти в любой стране, поверьте. Голова не болит, где пошить купальник или найти место для занятий. У гимнасток есть свой зал — в Австралии о таком можно лишь мечтать. Здесь, если крыша над головой и нормальный паркет, то уже повезло. Просто качество жизни в целом получше, чем в Беларуси.

— Поддерживаете связь с Раскиной?

— Нет. Были подругами, когда выступали (на Олимпиаде-2000, где Ваткина стала восьмой, Раскина заняла второе место. — Прим. ред.), а потом общение прекратилось. На прошлом чемпионате мира увиделись — я тогда везла девочек на сборы. Но поговорить с Юлей было некогда — обнялись и побежали по своим делам.

— Как относитесь к отстранению белорусских гимнасток от международных стартов из-за войны в Украине?

— Мне очень жаль спортсменок и тренеров. Понимаю, насколько у них тяжелый труд, как непросто выйти на пик формы. Выступай белоруски и россиянки сегодня на топ-турнирах, пьедестал был бы иным. Но мы ничего не можем сделать в данной ситуации.

Психика, весы, купальник

— Уместно ли предположение, что успех в художественной гимнастике и в Беларуси, и в России кроется в разных подходах к детям: у нас запросто накричат на тренировках, заставят работать через не могу, что кому-то кажется уместным для нашего спорта, а в Европе или США все иначе?

— Думаю, что и в Беларуси ситуация меняется, люди переосмысливают подходы. Вообще до сих пор не уверена, как правильно. Для меня нормально, если дети занимаются в спокойной, уважительной обстановке. На них не кричат, не давят. Соревнования все равно есть, и девочки учатся соперничеству, преодолению обстоятельств. Но при этом сохраняется психика, когда нет постоянной работы на износ. Что касается профессионалов, то, опять же, считаю, целеустремленный спортсмен добьется своего. Для хорошего результата необязательно иметь авторитарного наставника.

— А как было у вас?

— Я умела находить общий язык с тренерами, в том числе Ириной Лепарской (главный тренер сборной Беларуси по художественной гимнастике. — Прим. ред.). Мы разговаривали, старались слышать друг друга. Не припомню оскорблений. Другое дело, что не каждый выдержит морально и физически большие нагрузки. Мне было тяжело, помню, тренироваться, когда родители уехали в Австралию, а я еще продолжала карьеру в Беларуси. Не хватало поддержки семьи — на расстоянии это непросто.

— Как в Австралии относятся к детям?

— В гимнастике ребенку нельзя сказать, что он, например, поправился. Если девочка кушает шоколад или мороженое после тренировки, тоже не можешь запретить. Это в мое время взвешивались в Беларуси перед каждой тренировкой, не ужинали — в Австралии в зале нет никаких весов.

— И что делать, чтобы спортсменки не переедали?

— Разговаривать с детьми. Все идет от воспитания. Моя старшая дочь занимается гимнастикой. И я ей говорю: «Ты, конечно, можешь есть вот это, но лучше что-то полезное. Выступать надо в купальнике — подумай, как он на тебе будет выглядеть». Сегодня на соревнованиях можно увидеть гимнасток разной комплекции. Но тут уже каждый сам делает выбор. Тренеры и родители далеко не всегда находятся на одной волне.

— На вас родители не жаловались?

— Нет. Единственный момент, с которым не согласна, — в гимнастике в Австралии нельзя прикасаться к детям. Даже во время растяжки. Я понимаю, откуда это идет. Но как тренеру мне важнее предупредить травму, показать правильную технику, чем все определять на глаз. В нашем виде спорта без контакта очень тяжело. В исключительных случаях чужого ребенка можно потрогать за руку или ногу, но предварительно спросив разрешения. На этот счет тут целый свод правил.

Зал, Австралия, строители

— Расскажите о своем клубе в Мельбурне.

— Мы открылись всего два года назад. В клубе занимаются порядка 40 детей в возрасте от 4 до 12 лет. В основном — русскоязычные, хотя есть и европейки, китаянки. Хотелось бы позвать еще девочек, но в нашем городе проблема с хорошими залами. В некоторых частных школах есть более вместительные помещения, однако туда не пускают. Залы и так приносят прибыль, поэтому руководителям нет нужды принимать кого-то еще. Подумаю, что можно сделать, — напишу красивый бизнес-план, например. Места нам не хватает.

— Какова цена занятий?

— Если тренируешься 60 минут раз в неделю, то примерно 30 австралийских долларов (около 20 американских). Но чем больше берешь занятий и часов, тем выгоднее получится.

— Клуб — ваша основная работа?

— Да. Отучилась в Австралии в университете по специальности «спортивный менеджмент». Нам рассказывали, как открывать бизнес, какие нюансы учитывать. Сейчас все это сильно помогает. Кроме того, помимо организационных вопросов, связанных с клубом, тренирую сама. Даю и частные уроки гимнасткам, которые хотят чего-то добиться. Иногда меня привлекают на сборы с национальной командой, а некоторые штаты зовут консультантом. В общем, вся в спорте. Пробовала себя, кстати, в качестве бухгалтера, но быстро поняла, что не могу работать в офисе.

— Вы уехали жить в Австралию почти сразу после Олимпиады-2000, то есть живете за границей уже больше 20 лет. А ностальгия по Беларуси была?

— Думаю, в эмиграции все рано или поздно с этим сталкиваются. Надо пересидеть, перетерпеть. В Беларуси на момент отъезда сама зарабатывала, плюс друзья, привычная обстановка. А тут совсем иная жизнь. Было тяжело на первом этапе. Английский, например, почти не знала. Машины не было, а без нее в Австралии сложно. Лет пять привыкала. Но когда потом приехала в Беларусь, то поняла, что мой дом уже в Австралии. Сердце защемило, конечно, когда вошла в родной зал в Минске, однако я изменилась. Больше не испытывала прежней ностальгии.

— В Австралии учеба важнее спорта?

— Да, почти всегда. Хотя местное образование специфическое. В школе дети учатся 12 лет. Но в старших классах австралийцы могут спокойно забросить учебники и идти работать. На это есть две причины. Во-первых, востребованы электрики, строители, которые хорошо зарабатывают. Часто не меньше условного архитектора или врача. Во-вторых, до старших классов тут лайтовый режим учебы. У нас, помню, каждый раз было домашнее задание по любому предмету, а в Австралии одно за полторы-две недели. Так сейчас у дочери в шестом классе. Но потом количество материала резко возрастает — вот и не все выдерживают. Особенно если не было репетиторов. Поэтому мы с третьего класса дополнительно занимаемся математикой.

Выступление Валерии Ваткиной в квалификации личного многоборья по художественной гимнастике во время Олимпийских Игр в Сиднее, Австралия, 28 сентября 2000 года. Фото: Reuters
Выступление Валерии Ваткиной в квалификации личного многоборья по художественной гимнастике на Олимпиаде в Сиднее, Австралия, 28 сентября 2000 года. Фото: Reuters

Дружба, воры, комары

— В Австралии здоровое общество?

— Для меня общество — окружение, которое выбирает человек. Не могу сказать, что часто общаюсь с австралийцами, не считая коллег по профессии. В основном знакомые — русскоговорящие. А так жизнь здесь довольно простая в том плане, что государство не бросит человека на улице. Всегда можно подработать, найти применение своим навыкам. Без куска хлеба не останешься.

— А люди?

— Улыбчивые и дружелюбные. С ними можно легко поболтать. Отзывчивые. Забрал ребенка из школы позже — ничего страшного. Собака на улице хромает — помогут. У них внешне все хорошо, даже если в действительности иначе. Я к такому не привыкла: если грустно, плохо, то не буду это скрывать. Но здесь не принято показывать неважное настроение. Искренности тоже не хватает. Как-то посидела в кафе с родителями одноклассников дочери — беседы ни о чем. Дружба для австралийцев состоит только из общения.

Кроме того, местные поступают строго по правилам. Вот прямо по пунктам, как написано, — и точка. А еще они совершенно не заморачиваются насчет внешнего вида.

— Ваш отец в интервью нам рассказывал, что в последние годы из-за мигрантов, которые живут на пособия, ухудшилась ситуация с безопасностью.

— Да, он прав. Раньше машины, дома люди не закрывали. Нас, кстати, дважды обокрали. Первый раз угнали машину. Мы оставили ключи внутри, за что и пострадали. Правда, похитители «лишь» погоняли — бросили авто в другом месте. А вот из квартиры вынесли ноутбук, видеокамеру. Обидно: там были запечатлены памятные моменты. Например, выпускной в университете. Хорошо хоть, что не нашли драгоценности. Полиция искала воров, но тщетно. Сказали только, что орудовала некая банда. Это было уже довольно давно. Потом мы переехали в район получше. В любом случае сегодня действуем осмотрительнее. Например, машину держим в гараже.

— Что любите в Австралии?

— Во-первых, шикарная природа. Просто пройтись у океана, когда грустно, очень помогает. От видов захватывает дух! Пока, кстати, не успела везде побывать — в стране хватает интересных уголков. Во-вторых, шикарные рестораны. Мельбурн ими славится. Может, это не самый важный момент, но приятно. Захотел китайскую кухню — пожалуйста. Индийская еда — нет проблем. Итальянские рестораны мне понравились больше в Мельбурне, чем в самой Италии.

— В Беларуси летом было очень много ос. А как у вас со всякой живностью?

— Не забывайте, что белорусское лето совпадает с австралийской зимой. У нас тут в августе только начинает теплеть. Но вообще нет, ос не было раньше. Змей тоже ни разу не видела. В некоторых штатах, правда, где теплее, есть в определенное время у воды комары — после них укусы проходят неделями. А так все в порядке.

— Оглядываясь, рады ли, что ваша жизнь с переездом за границу разделилась фактически на две части?

— Да, ни о чем не жалею. В Беларуси я состоялась как гимнастка. Спорт, карьера дали толчок в жизни. Но для ведения бизнеса, открытия своего дела в Австралии больше возможностей. Здесь я встретила мужа, создали семью. Мой дом в Мельбурне — не представляю, чем бы сегодня занималась в Беларуси. Хотя о родной стране всегда говорю с теплотой.