Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «К сыновьям Лукашенко три раза в день подбегает кто-то с палкой, бьет и убегает». Поговорили с необычным «решалой» проблем в Беларуси
  2. Беларуска смогла снять в Польше художественный фильм о событиях 2020-го. Рассказываем, что из этого вышло
  3. Лукашенко годами требует решить вопрос с умирающими магазинами «у дома». В соседней Польше это давно сделала «Жабка» — вот как
  4. «Честно? Всю Украину надо забирать». Поговорили с экс-вагнеровцем, который после мятежа Пригожина жил в Беларуси и вернулся на войну
  5. «Нет, не золотые». Государство закупает для подарков тарелки, которые стоят по 1530 рублей за штуку — спросили, почему так дорого
  6. Ушел в банкротство один из производителей колбасной продукции. Среди прочего он выпускал паштеты, зельцы и рулеты
  7. Эксперты рассказали, чем выгоден режиму Ким Чен Ына визит Путина и что российский президент хочет получить от Северной Кореи взамен
  8. Российское госСМИ сфальсифицировало интервью главы МАГАТЭ Гросси — эксперты рассказали, с какой целью
  9. Задержанного за взятки первого замглавы БелЖД уволили «по статье»
  10. Лукашенко опять пожаловался на беларусов. Что на этот раз
  11. Банкротится известный производитель детского питания
  12. В Израиле отменили конференцию к 80-летию освобождения Беларуси из-за антисемитских высказываний Лукашенко
  13. Прослушивали, похищали рукописи, избили, заставили эмигрировать и поливают грязью сейчас. Как власти издевались над Василем Быковым


На YouTube 3 февраля вышел первый эпизод сатирического проекта «Давай его дождемся», в котором высмеивается, как пропаганда изображает женщин. По сюжету ведущая передачи на гостелевидении рассказывает об идеальной (с ее точки зрения) семье с двумя детьми. Правда, они явно живут в России. «Зеркало» спросило у создательниц проекта, почему белоруски написали сценарий о российских проблемах.

Кадр из проекта "Давай его дождемся"
Нелла Агренич в роли «идеальной женщины» и Денис Сорока в роли «идеального мужчины». Кадр из проекта «Давай его дождемся»

Идею проекта придумали режиссерка и актриса Нелла Агренич, а также музыкантка и актриса Елена Зуй-Войтеховская, известная по образу Елены ЖелудOk. В проекте они хотели довести до абсурда образ «идеальной женщины», который рисует пропаганда. В первом выпуске показывается, что делать, если ваш муж получил повестку (смириться и собирать ему вещи).

По мнению Агренич, многие белорусы и белоруски сейчас находятся в контексте того, что происходит с нашими соседями.

— Хотим этого или нет, мы находимся в поле российской пропаганды. Очень многие жители и жительницы нашей страны смотрят, к сожалению, российские передачи, сериалы. Так или иначе они на нас влияют, — уверена Агренич.

— Хочацца нагадаць, што ў суседняй краіне ўжо другі год адбываюцца страшныя рэчы, у тым ліку «дзякуючы» прапагандзе, — добавляет Зуй-Войтеховская. — Таму мы не можам не выказвацца на гэты конт. Прапаганда вельмі добра працуе ў Расіі і Беларусі таксама. Мы не можам стоадсоткава сказаць, што падобная сітуацыя, якая адбываецца ў суседняй краіне, не адбудзецца і ў нас. І мы не можам не рэагаваць на тое, што прапаганда робіць з жанчынамі і як яна на нас уплывае. Схема ў іх і ў нас адна і тая ж.

Несмотря на различие в деталях, суть происходящего в Беларуси и России кажется авторкам проекта похожей.

— Да, нашим мужчинам не присылают повестки, но их забирают на учения. Никто не знает, как может поменяться ситуация не сегодня завтра — лучше «нанести превентивный удар», — иронизирует Агренич. — Понятное дело, что в Беларуси есть свои проблемы. Надеемся, что это только начало проекта и они будут раскрыты в следующих выпусках.

Также актрисы сказали, что в их планах — не ограничиваться только белорусской аудиторией и смотреть шире.

— Наша главная тема — место женщины в патриархальной государственной машине. Она, посредством госпропаганды, которая льется из экранов на жительниц Беларуси, учит смиряться с абсурдной действительностью, в которую они попали. Я вижу, что корни проблемы очень прочны и в Беларуси, и в России, и в Украине, — заявила Агренич. — Мы — одно травмированное пространство, где женщина пока не заняла свое достойное место. И нашей работой мы хотим продолжить говорить про это публично.