Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Белорусы почувствовали проблемы в экономике: в четырех областях впервые за последние 5 лет упали реальные доходы населения
  2. «Москвич» вместо Renault, мины на пляжах Одессы и для чего Беларусь держит силы у границ с Украиной. Восемьдесят второй день войны
  3. Лукашенко заявлял, что у ОДКБ нет перспектив. Что это вообще за организация и кому она должна помогать? Рассказываем
  4. В Беларуси двенадцатый раз за год дорожает топливо. Сколько будет стоить литр с завтрашнего дня
  5. Минобороны Беларуси опасается провокаций: Украинцы минируют свою землю, ходят вооруженные
  6. «Продолжает сохраняться угроза нанесения с территории Беларуси ракетно-авиационных ударов». Главное из сводок штабов на 83-й день войны
  7. Снять не больше 1500 долларов в месяц по всем счетам. Банки вводят очередные новшества
  8. В МНС рассказали, готовиться ли белорусам к очередным налоговым новшествам
  9. «Идет корабль, и все прекрасно знают: он выйдет из бухты, отстреляется и зайдет обратно». Как живет Крым и переживает ли за украинцев
  10. Министр ЖКХ заявил, что не будет «никаких резких повышений» коммуналки и пообещал всей стране качественную питьевую воду
  11. Ночью РФ нанесла ракетный удар по Львовской области, утром — обстреляла Черниговщину и Ахтырку. Восемьдесят третий день войны
  12. Более 250 раненых украинских военных с «Азовстали» вывезли в самопровозглашенную ДНР. Их планируют обменять на военнопленных РФ
  13. Головченко: Из-за санкций заблокирован практически весь экспорт Беларуси в ЕС и Северную Америку
  14. «Порванный паспорт Колесниковой мне ближе, чем отъезд». Ольга Бритикова — о протестах на «Нафтане» и своих 75 сутках за фразу «Нет войне»
  15. Лукашенко и Путин провели «краткую беседу» в Москве. Обсудили совместное ракетостроение и строительство белорусского порта


Госдолг Беларуси за первое полугодие вырос на 0,7% — до 58,2 млрд рублей. Основным источником долговых поступлений за это время был внутренний финансовый рынок. Это создает дополнительные риски в случае проблем с выплатами по кредитам. В то же время во втором полугодии властям предстоит выплатить значительную часть долгов и процентов по ним, а вариантов для рефинансирования госдолга становится все меньше. Экономист, академический директор BEROC Катерина Борнукова оценила ситуацию с госдолгом Беларуси.

Госдолг продолжает лежать серьезным бременем на белорусской экономике

В последние годы Минфин намеревался постепенно уменьшать долговое бремя за счет выплаты четверти годовых обязательств по госдолгу за счет своих средств, а 75% планируемых выплат власти собирались рефинансировать на более выгодных условиях, чем старые кредиты. Однако пандемия коронавируса и политические действия белорусских властей внесли коррективы в эти планы. Вместо уменьшения госдолга происходит его увеличение. По итогам первого полугодия долг белорусских властей вырос на 0,7%. При этом внешний госдолг сократился на 0,6% — до 18,5 млрд долларов в эквиваленте, а внутренний увеличился на 16,4% — до 11,5 млрд рублей.

— Проблема не в самом госдолге, а в существенных суммах, которые мы должны выделять на выплату самого долга и его обслуживание в 2020-м и 2021-м. Это порядка 3 млрд долларов за 12 месяцев. В этом году большая часть платежей придется на вторую половину года. Нам надо выплатить еще больше 1,5 млрд долларов, — рассказывает Катерина Борнукова.

Выплаты и обслуживание госдолга и в более спокойные времена были одной из самых острых задач для экономики Беларуси. Находить источники для рефинансирования госдолга в условиях политической нестабильности и действия санкций будет сложней. Из-за этого вопрос выполнения долговых обязательств может стать критическим.

Один из источников для выплат по долгам — золотовалютные резервы. На 1 июля они составили 7,4 млрд долларов в эквиваленте. Но резервных активов в иностранной валюте в ЗВР на тот момент было всего 3,5 млрд долларов, остальное — это монетарное золото и специальные права заимствования, которые не пустишь на выплаты по долгам и подобные расходы.

— Если из этих 3,5 млрд долларов на выплаты и погашение долга до конца года уйдет, например, 2 млрд долларов, то станется в резервах очень немного, особенно если вспомнить, что в прошлом году было два момента, когда больше 1 млрд долларов из резервов уходило на внутренний рынок при всплеске спроса (так Нацбанк поддерживал курс рубля. — Прим. ред.). При этом стоит помнить, что опускаться ниже определенной точки резервов нельзя, иначе они перестанут выполнять свою функцию, — объясняет экономист.

По планам властей к концу 2021 года ЗВР не должны опуститься ниже шести млрд долларов. В связи с этим остается актуальным вопрос, где брать деньги для рефинансирования долга, особенно его весомой части в иностранной валюте.

Привлечение средств на внутреннем рынке усиливает риски

В Минэкономики в среднесрочной перспективе планировали заимствовать средства для рефинансирования госдолга на финансовых рынках России, восточного региона и внутри страны. Экономист оценивает возможности рефинансирования госдолга такими путями как весьма скромные. В начале года Минфин действительно смог привлечь на внутреннем финансовом рынке более 600 млн долларов.

Это создает иллюзию, что такую ситуацию можно прокручивать бесконечно, то есть просить банки покупать государственные облигации. На самом деле банки не способны одалживать государству через покупку облигаций большие суммы: у них просто нет на это достаточных свободных средств. Во-первых, банки страдают от недостатка денег, потому что депозиты, в первую очередь валютные, продолжают утекать из банковской системы. Во-вторых, после введения финансовых санкций ЕС белорусским банкам сложней получить финансирование за рубежом. Даже если санкции не коснулись каких-то банков напрямую, некоторые зарубежные партнеры воспринимают сам факт введения санкций против страны как негативный сигнал и отказываются предоставлять белорусским банкам финансирование из-за больших политических рисков, объясняет Катерина Борнукова.

Но даже если бы в банковском секторе была возможность покупать гособлигации, то эти решения, принятые не из-за рыночной выгоды, а по политическим мотивам, могут привести к банковскому кризису. Когда по какой-то причине финансовые власти страны не могут рассчитываться по долгам, это ведет к дефолту. Если же при этом госструктуры должны деньги коммерческим банкам своей же страны, это ставит под угрозу еще и банковскую систему.

— В какой-то момент гособлигации, которые обычно считаются низкорисковым качественным активом, превращаются в токсичные и высокорисковые. Люди и бизнесы это моментально понимают, бегут в банки снимать свои депозиты, что вызывает полноценный банковский кризис. Когда дефолт по госдолгу совпадает с банковским кризисом, это оказывает серьезные эффекты для реального сектора, гораздо большие, чем просто риски дефолта. Это создает классический риск так называемого двойного кризиса, — объясняет экономист. —  То есть когда мы начинаем перекладывать с больной головы на здоровую — с внешнего долга на внутренний, — это создает риски, что сам дефолт будет проходить гораздо болезненней. Это не обязательно значит, что дефолт наступит, но если это случится, то такая ситуация будет гораздо более тяжелой для всех.

Новые кредиты для Беларуси будут дороже прошлых

На финансовых рынках восточного направления, по мнению эксперта, найти финансирование возможно, но оно будет дорогим. Минфин активно готовился выйти с ценными бумагами на российский финансовый рынок. Но Беларусь попала под новые санкции. А увеличение рисков сотрудничества с подсанкционным Минском играет негативную роль даже в отношениях с Россией.

— То, что Беларусь сначала посадила самолет, а потом оказалась под санкциями, возможно, серьезно (на несколько процентных пунктов) удорожит для нас заимствования на российском рынке. Вряд ли мы сможем воспользоваться рыночным механизмом [привлечения там финансовых ресурсов] без некой политической составляющей. Тут могут быть задействованы политические рычаги, возможно часть белорусского долга купят российские госбанки. По сути это будет то же самое, что прийти и попросить госкредит у Путина, только цены за пользование такими кредитами будут рыночными. В этом случае мы опять оказываемся в положении просящего и в ситуации политической зависимости.

Относительно азиатских финансовых рынков экономист настроена еще более скептично. Если для России, судя по действиям Кремля, Беларусь хотя бы представляет политическую ценность, то для того же Китая Минск не так важен.

— Если еще пару лет назад они были готовы вкладываться и даже шла речь о том, что Беларусь, возможно, выпустит панда-бонды (облигации, размещаемые иностранными компаниями и банками на внутреннем рынке Китая в юанях. — Прим. ред.). Можно найти финансирование на азиатских финансовых рынках, но оно будет достаточно дорогим.

Если официальный Минск все же решит привлекать заметно более дорогие ресурсы на Востоке, то будет делать это, скорей, с целью показать российским партнерам, что не зависит от Москвы на сто процентов, считает эксперт BEROC.