Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Просто удалить приложение с телефона недостаточно, смартфон хранит информацию о нем. Рассказываем, как чистить технику правильно
  2. Лукашенко принял указ, из-за которого подорожала жизнь населения, а теперь власти делают вид, что ничего не было. Что говорят на местах?
  3. Вместе с BELPOL проверили, чем владеет семья экс-министра труда Щеткиной, с «легкой» руки которой ввели налог для «тунеядцев»
  4. Лукашенко сообщил о задержаниях среди приближенных чиновников
  5. Мир в обмен на территории: Путин озвучил свои условия прекращения огня и начала переговоров с Украиной
  6. Глава парламента призвал беларусов «не бояться» и возвращаться. Уехавшая ему хлестко ответила
  7. Власти очень хотели забрать успешное предприятие и воспользовались трагедией — тогда погибли 14 человек. Вспоминаем, как это было
  8. Лукашенко — «кукла Путина в Беларуси»: президент Польши на Глобальном саммите мира оценил «позорную роль» политика в агрессии против Украины
  9. Лукашенко рассказал о возбуждении уголовного дела против экс-замминистра энергетики Михадюка
  10. Появился первый список беларусских спортсменов, которых допустили к Олимпиаде в Париже. Вот сколько атлетов будет участвовать
  11. «Изолятор захвачен боевиками „Исламского государства“». В российском СИЗО ликвидированы заключенные, взявшие в заложники двух сотрудников
  12. «Можем подтвердить». В УЕФА прокомментировали «Зеркалу», покажут ли в Беларуси футбольный Евро
  13. Тепло, но с дождями и грозами. Прогноз погоды на следующую неделю
  14. Лидеры «Большой семерки» упомянули Беларусь в финальном заявлении саммита G7. Узнали, как это стало возможным
  15. Эксперты: Россия пытается сорвать Саммит мира при помощи кибератак


Юрий Андреев,

Недооценка противника и преувеличенные представления о своей роли в мировой политике сыграли, кажется, дурную шутку с официальным Минском в миграционном кризисе. Потерпев неудачу в попытке насильно усадить ЕС за стол переговоров, белорусские власти могут существенно ускорить принятие против себя новых санкций.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

В представлениях белорусской пропаганды и в головах высших белорусских чиновников Литва всегда была неким недоразумением, которое не заслуживает к себе серьезного отношения. Неважно, что у этого "недоразумения" ВВП больше, чем ВВП Беларуси, при населении в несколько раз меньше. Белорусские власти создали миф о бессилии официального Вильнюса и сами же в него поверили. А мифы хороши, когда рассказываешь их у камина зимними вечерами. Но они не очень надежный фундамент для внешней политики.

Идея, конечно, состояла в том, чтобы напугать Литву наплывом мигрантов, заставить Вильнюс бежать с жалобами в Брюссель и принудить Евросоюз хоть к каким-нибудь переговорам. Но представления о бессилии Вильнюса оказались несколько преувеличенными. Оказалось, что Литва в состоянии справиться с кризисом, который ей попытались устроить. Может быть, не так быстро, как это могла бы сделать страна, в которой не до законов, но вполне эффективно. После того как нужный закон был принят, проблема нелегальных мигрантов за несколько дней из литовской превратилась как минимум в белорусско-литовскую.

В первый день из Литвы выдворили 40 человек, на второй 180, на третий уже 300. Вчера в Литве было задержано всего двое нелегальных мигрантов, а на территорию Беларуси возвращено сто. То есть баланс складывается не в белорусскую пользу. Да и Ирак, как оказалось, не склонен потакать геополитическим амбициям белорусских властей: иракские авиакомпании отменяют рейсы в Минск, но пока летают из Минска, чтобы вывезти тех, кто разочаровался в перспективах белорусского транзита.

В общем, оружие Судного дня, которым официальный Минск рассчитывал радикально изменить баланс своих отношений с Евросоюзом, оказалось детской хлопушкой. И теперь 6000 ближневосточных туристов, которыми пугал литовцев госсекретарь Совета безопасности Александр Вольфович, становятся уже белорусской проблемой. И, конечно, из всех последствий миграционного кризиса эта проблема кажется самой безобидной. Ну в самом деле, нельзя же считать неразрешимой задачей выдворение 6000 туристов из страны, в которой не до законов.

Но, как известно, побежденным — горе. И проиграв миграционный блицкриг, белорусским властям нужно готовиться ко всяким контрибуциям, аннексиям и репарациям. В смысле — новым санкциям. Потому что, если белорусские власти и смогли чего-то добиться, так это снова привлечь к себе внимание европейских бюрократов. Так уж устроены бюрократы, что они любят искать компромиссы и не любят совершать никаких резких действий. Но у белорусских властей раз за разом получается заставить бюрократов действовать вопреки своим самым глубинным бюрократическим инстинктам. Как в случае с посаженным самолетом, оставить миграционный кризис без последствий означает создать очень дурной прецедент для других стран альтернативной демократии. ЕС, может, и не хотел принимать никаких жестких мер, но белорусские власти не оставляют ему выбора. И вот уже Еврокомиссия собирается провести внеочередное заседание в августе ради обсуждения кризиса на белорусско-литовской границе.

Содержание возможных ответных мер, собственно, уже вкратце нарисовала Литва. Литовский МИД заявил, что ответом на миграционный кризис может стать ограничение белорусского транзита через литовскую территорию. То есть оружие, которым белорусские власти пытались пугать Вильнюс, Литва готова применить против белорусских властей. И надо признать, что в руках Вильнюса это оружие будет гораздо более эффективным. Потому что можно много рассуждать о перспективах российских портов для белорусских калийных удобрений, но вот только места для этих удобрений в российских портах появятся в лучшем случае через пару лет. С прочими грузами проблему можно, конечно, решить, но ее решение обойдется белорусскому бюджету дорого.

А пытаться использовать миграционный кризис как орудие пропаганды против Вильнюса, можно, кажется, только от полного отчаяния. Сколько ни называй литовских политиков фашистами, а собственную репутацию этим не отмоешь. У белорусских властей она такова, что в отношении них уже действует абсолютная презумпция виновности, когда любые сомнения толкуются общественным мнением не в их пользу. Так что какие бы меры Евросоюз ни придумал, они найдут одобрение и поддержку.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции