Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Невозможно все время ходить и только радоваться». Поговорили с айтишником, песни которого вы точно слушали
  2. BYPOL обвинил Матвея Купрейчика в краже 191 000 долларов с донатов. В BELPOL все отрицают
  3. Местами до минус 23. На следующей неделе в Беларусь придут морозы
  4. Угроза Лаврова активизировала сторонников России в Молдове. Главное из сводок штабов
  5. СМИ: Израиль сообщил, что собирается сделать с сектором Газа после войны
  6. Беларусь — испытательный полигон? Вспоминаем «инновации» белорусских властей, повторенные через какое-то время Кремлем
  7. «Зеленский расплачивается за допущенные им ошибки». Мэр Киева раскритиковал украинского президента
  8. «Земля ему будет пухом — ни о чем». Поговорили с доулой смерти о профессии, похоронах и о том, что лучше (не) говорить людям в горе


После начала войны в Украине валютный рынок в Беларуси заштормило, курсы доллара и евро заметно подскочили. Однако постепенно эти валюты подешевели. И сейчас доллар дешевле, чем до военных действий, — меньше 2,6 рубля. Для сравнения: в последний мирный день в феврале стоимость американской валюты превышала 2,65 рубля. При этом курс евро и доллара практически сравнялись, такой ситуации давно не было. Приводим мнения экспертов о том, с чем связан откат доллара и евро, а также чего ожидать в ближайшее время на валютном рынке.

Снимок носит иллюстративный характер

Рубль укрепляется, но про рыночные механизмы говорить не приходится

Из-за тесной экономической связки курс белорусского рубля традиционно следует за российским. В итоге белорусский рубль стал заложником искусственных ограничений, к которым прибегнул Центральный банк России.

— Российский Центробанк сначала вливал на рынок золотовалютные резервы. Но после заморозки западными странами около половины ЗВР страны началось нерыночное регулирование. Во-первых, это запрет на вывоз за границу иностранной валюты, во-вторых, комиссия на покупку иностранной валюты, в-третьих, принудительная конвертация 80% валютной выручки местных компаний. В итоге курс российского рубля вырос. Но произошло это не на основе рыночных механизмов, — напоминает развитие событий старший научный сотрудник BEROC Лев Львовский.

Именно поэтому, уточняет эксперт, некорректно сравнивать курс до 24 февраля и сегодня. Ведь тогда он был рыночным, а сейчас — нет. Без искусственного регулирования валютного рынка в России доллар, по оценке Льва Львовского, стоил бы примерно 120−130 российских рублей. Это значит, что и белорусский рубль был бы заметно дешевле к американской валюте, чем сейчас.

— Белорусский рубль не регулируется специальными нормативными актами Нацбанка так, как российский. Но, будучи сильно зависимым от второго, движется вслед за ним. Это связано с тем, что Россия — наш основной торговый партнер. Тем более сейчас доля России в нашей внешней торговле растет, — говорит эксперт. — С двумя из трех наших крупнейших торговых партнеров торговля ограничена: с ЕС из-за санкций, с Украиной — из-за войны. Соответственно, в любом случае доля России в торговле увеличится.

Укрепившийся рубль не означает, что в экономике все хорошо

Укрепление белорусского рубля после резкого провала может создать ощущение того, что в экономике дела идут, как минимум, неплохо. Но так как происходит это при административном регулировании валютного рынка, то это не совсем так, считает эксперт.

— Традиционно и у нас, и в России главный индикатор состояния экономики, на который смотрят люди, — это обменный курс. Вероятно, многим кажется, что если курс стабильный или низкий, значит, в экономике все хорошо. Собственно, поэтому власти России и тратят значимые ресурсы на то, чтобы курс доллара был низким. Но на самом деле можно иметь полноценный экономический кризис — с безработицей, проблемами в производстве — при любом курсе валют, — говорит Лев Львовский.

По его мнению, будущее белорусского рубля во многом зависит от решений российского Центрального банка.

— Так как сейчас курсы валют держатся, скорей, на политическом решении Центробанка России, то что-то прогнозировать невозможно. Если он вернется к рыночному курсообразованию, то скорее всего, мы увидим ослабление и российского, и белорусского рублей. Если же продолжит действовать как сейчас, то, наоборот, не увидим, — прогнозирует эксперт BEROC.

Эксперт фондового рынка Михаил Грачев также считает, что существенное укрепление российского рубля на внутреннем рынке стало основным драйвером роста белорусской национальной валюты.

«А укрепление российского рубля, в свою очередь, обусловлено административными мерами и макроэкономическими факторами, которые пока не дают повода для ослабления рубля, — отмечает эксперт. — Российские экспортеры в обязательном порядке продают 80% валютной выручки на внутреннем рынке, существенно снизился спрос на иностранную валюту со стороны импортеров, запрет на операции с ценными бумагами для нерезидентов и отсутствие спроса со стороны физических лиц — все это создает профицит валюты и дефицит рубля на российском рынке. По мере того, как эти факторы будут нивелироваться, а это вопрос времени, можно ожидать ослабления российского рубля».

В какой-то момент курсы валют придется «отпустить»

— В экономической теории допускается практика нерыночного регулирования курсов, когда в экономику приходит краткосрочный негативный шок. Например, известно, что шок пройдет через неделю, но без таких мер случился бы сильный скачок, люди бы на него отреагировали, а импортеры пострадали, — считает Лев Львовский.

По его мнению, шок, который сейчас происходит в нашей экономики, вовсе не краткосрочный. Даже если завтра будет подписан мирный договор между Украиной и Россией, то санкции послезавтра не снимут. Значит, надо будет в какой-то момент отпускать курс или продолжать держать курсы для пропагандистско-репутационных целей и ухудшать институциональное качество экономики, прежде всего российский.

Напомним, в конце апреля старший научный сотрудник BEROC (Киев) Анастасия Лузгина делала прогноз, что к концу года возможно постепенное снижение белорусского рубля примерно до 3,9 рубля за доллар. «Многое зависит от того, как будут себя вести цены, то есть какие будут инфляционные процессы. Большой вопрос — насколько введенные санкции и сужение рынков повлияют на результаты внешней торговли», — отмечала эксперт.