Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Лукашенко на ночь глядя провел кадровые рокировки. В Беларуси появился новый вице-премьер и освободился пост одного из министров
  2. Два года назад в Минске прошли два митинга: в поддержку Лукашенко и за честные выборы. Сравниваем их масштаб на двух фото
  3. «Западные СМИ рассказывают: как только Россию порвут на куски, каждый финн получит трех рабов». Интервью Дмитрия Пучкова (Гоблина)
  4. В Минприроды опровергли повышения уровня радиации в Гомельской области
  5. В Минэкономики увидели позитив в рекордном росте цен и падении зарплат (кажется, нашелся чиновник на роль главного оптимиста в правительстве)
  6. Украине поставили САУ Zuzana 2 — оружия такого уровня у России нет. Рассказываем, как его смогла разработать небольшая Словакия
  7. В Министерстве образования рассказали, какие вузы недобрали студентов, и назвали топ специальностей по проходным баллам
  8. В Беларуси появился новый «налог на выезд»? Узнали у Госпогранкомитета подробности нововведения
  9. На четверг объявили оранжевый уровень опасности из-за жары. Местами будет до +32°С
  10. Суд по делу о «захвате власти» закрыли, чтобы допросить внедренного к «заговорщикам» силовика — подполковника генерального штаба
  11. В России подорвали шесть опор ЛЭП Курской АЭС
  12. Главное — поддерживать власть. После 2020-го на высоких должностях в Беларуси оказалось немало неожиданных людей — рассказываем
  13. Подростка из Риги, который бежал в Беларусь после интервью с Лукашенко, зачислят в кадетское училище, а его семье дадут общежитие
  14. «Мы прайграем змаганне за розумы». Пагутарылі з Франакам Вячоркам пра размеркаванне грошай, уладу і спрэчкі ў дэмсілах
  15. В 2022-м белорусов массово задерживают за акции протеста в 2020-м — вероятно, в этом помогает программа Kipod. Поговорили с ее разработчиками
  16. Минздрав определил, с какими заболеваниями школьников освободят от уроков труда и допризывной подготовки
  17. Истинные цели Кремля в Украине, попытки продвижения под Херсоном и дезертирство в украинской армии. Главное из сводок штабов
  18. Взрывы у российских штабов в оккупированных Лисичанске и Мелитополе, ракетная атака на Черноморский университет: 175-й день войны
  19. Неудачная попытка штурма под Николаевом, раскол в российских силах. Главное из сводок штабов на 174-й день войны
  20. «Украинские диверсанты» на курской АЭС, ракеты из Беларуси, взрывы в Крыму. Сто семьдесят четвертый день войны в Украине
  21. В среду — оранжевый уровень опасности. Снова +31°С и местами грозы
  22. Лукашенко отменил платное бронирование времени пересечения границы
  23. «Они налетели как мухи». Мама Дениса Ивашина рассказала, почему в день суда ответила пропагандистам фразой о «русском корабле»


В Минске не хватает педагогов младших классов и воспитателей в детских садах. Например, в ясли-сад № 85 в столице требуются сразу семь сотрудников: от воспитателя до сторожа. В целом по стране также хватает вакансий для этих работников. Поговорили с сотрудниками детских садов и учителями младших классов об оттоке кадров, а также условиях работы и заработке.

Фото носит иллюстративный характер

«Низкая зарплата, отсутствие финансирования, поборы, беспредел руководства»

Елена (имя изменено. — Прим. ред.) получила в вузе профессию воспитателя и попала по распределению в дошкольный центр развития ребенка в областном центре. Это детское учреждение по сути обычный детский сад, но более продвинутого уровня: там есть много разных кружков и развивающих программ для детей. После обязательной отработки из системы образования девушка ушла (это было около года назад) и возвратится туда только если будут коренные изменений в этой сфере. Она говорит, что работа была довольно сложная — огромная ответственность за детей, хотя ей и нравилось работать с малышами.

По словам девушки, на работе она постоянно находилась в стрессе, при этом со стороны руководства не было поддержки, наоборот — создавался напряженный фон. Например, заведующая учреждения хотела, чтоб сотрудники работали сверх нормы «просто за идею». Также Елене было неприятно, когда руководство заставляло пропагандировать и поддерживать провластную позицию, «раз мы работаем в государственном учреждении, то не имеем права даже думать иначе». Плюс к этому — сложности в материальном плане.

— Многое приходилось покупать за свои деньги (учебные пособия, материал для занятий, книги, материалы для ремонта и другое). Каждые три месяца с нас собирали по 20 рублей на газеты. Мы, воспитатели, обязаны были собирать деньги с родителей — каждый месяц что-то нужно было, от кастрюль и ведер до туалетной бумаги. Мне было стыдно таким заниматься, да и родителей жалко, — рассказала Елена.

Фото: pixabay.com.
Фото носит иллюстративный характер

Зарплата девушки (с доплатой как молодому специалисту) была 520 рублей в месяц. Основные траты шли на аренду жилья. С коммунальными платежами и интернетом выходило около 400 рублей.

— Спасало только то, что я снимала квартиру с парнем, платили пополам. Оставшиеся деньги уходили в основном на еду. Развлечения — это кафе пару раз в год. Если что-то оставалось, то откладывала. Также мне финансово немного помогали родители. В одиночку в чужом городе на такую зарплату я бы не выжила.

Девушка уволилась потому что «просто уже стыдно было там работать». О своем решении она не жалеет. По ее мнению, система образования морально устарела, ее надо полностью менять. Из 20 человек, с которыми она училась, сейчас работают по специальности семеро (двое из них — по целевому направлению), несколько человек находятся в декретном отпуске.

— Из-за декретниц создаются пустые места. А у нас по закону на эти места нельзя взять работников по контракту, только по трудовому договору, а там зарплата еще меньше. А основные причины увольнения такие же, как и у меня, — низкая зарплата, отсутствие финансирования, поборы с работников и родителей, беспредел руководства.

«Постоянно нужно угождать завучам и директору»

Мария (имя изменено. — Прим. ред.) молодой специалист и сейчас проходит обязательную отработку в одной из минских школ. Он работает учителем начальных классов. Девушка говорит, что любит заниматься с детьми, когда поступала в университет, то ей хотелось «открыть им мир, вложить в них знания».

— Но уже университет исказил мои представления об этой работе. А потом, когда я уже начала работать, поняла, что система образования прогнила снизу доверху. Как учили 30 лет назад, так и продолжают это делать сейчас. Конечно, избранные педагоги или такие молодые, как я, все же пытаются перестроиться — стараются говорить с детьми на одном языке, находить более интересный подход к обучению. Но, к сожалению, этого не достаточно для хорошей работы, — рассказала учительница.

По мнению педагога, молодым сотрудникам «тяжело работать в коллективе с теми, кто уже по 10−30 лет в школе». К тому же у учителей очень большая нагрузка.

— Столько никому не нужной документации я еще никогда не видела! Сидишь ночами и заполоняешь ведомости, заявления, электронный журнал вдобавок к бумажному. Из-за этого просто нет времени подготовить уроки! Только и думаешь, как сдать все эти бумаги на проверку начальству.

Девушка считает, что «дети сейчас очень сложные, а учителя давным-давно перестали быть для них авторитетом, особенно если ты молодой и они видят в тебе подружку». Есть и проблемы с родителями детей, потому что у каждого «мой ребенок лучше всех, а ты доказывай, что их Петя лупасит всех подряд».

Фото носит иллюстративный характер

 — Неприятных моментов много. Например, на журналы заставляют подписываться. Я желанием не горю, родители тоже, но руководство говорит — надо! Такая же ситуация с БРСМ — никто не хочет вступать, но всех заставляют. А еще постоянные сборы денег на подарки администрации школы на все праздники, не знаю, почему такие правила, но постоянно нужно угождать завучам и директору. Деньги на субботники и на всякие мелочи уходят чуть ли не каждый месяц. Перестала сдавать — стала врагом народа.

Зарплата у Марии — 650 рублей, ежемесячная премия — 5−10 рублей. Как-то после получения зарплаты учительница аж расплакалась — отразилась накопившаяся усталость. Захотела было уйти в продленку, но оказалось, что там зарплата вообще 430 рублей — передумала и решила постараться продержаться до конца отработки.

— С зарплатой 600−700 рублей жить можно, но тяжело. Спасибо, что есть молодой человек, который обо мне заботится. Мы снимаем однокомнатную квартиру. Моя зарплата как раз на нее и уходит. Парень кормит, покупает какие-то вещи по возможности, но мы себя не балуем. Например, одежду покупаем только когда что-то износится или порвется, в продуктах себе сильно не отказываем, но не барствуем. Один раз в месяц можем сходить в кафе или кино. Также большую роль играет то, что у меня плохое здоровье, поэтому очень много денег уходит на лекарства.

Мария убеждена: чтобы учителя не увольнялись, нужна достойная зарплата и уважение к профессии. По ее мнению, также надо заменить руководство, да и в целом всю систему образования и подходы в обучении.

— После отработки я уволюсь, продолжать свою педагогическую деятельность не планирую. Буду пробовать себя в другой профессии, вариантов несколько. Но пока хочу пойти на курсы фотографа и связать свою жизнь со свадебной фотографией. А там посмотрим, как пойдет.

«Прихожу домой «мертвая»

У Инессы (имя изменено. — Прим. ред.) высшее техническое образование, но работает она не по специальности — женщина помощник воспитателя в детском саду в областном центре. Такую работу она выбрала из-за своих двоих детей — когда они пошли в детсад, то она решила быть с ними рядом. На позиции няни она уже около двух лет.

— Я должна помогать воспитателю, например, если она отлучилась куда-то, то надо позаниматься с детьми. Еще моя задача — кормить детей: приношу кастрюлю с едой с кухни, всем раскладываю, потом убираю посуду, мою ее. Также надо мыть полы, санузел, — рассказала о своих обязанностях няня.

Часто Инесса работает на две группы — в случаях, когда сотрудники болеют и надо их заменить. Тогда получается, что «обслуживать» надо не меньше 40 детей — 22−25 своих и столько же в группе по совместительству.

Иногда руководство подкидывает дополнительную работу, которая в обязанности сотрудников не входит, например, поручает почистить территорию от снега, высадить цветы, убрать территорию, покрасить скамейки.

— У нас есть работник, который смотрит за порядком в здании, он же должен убирать территорию. Но этот мужчина не убирает, потому что «на короткой ноге» с заведующей. Наверное потому, что подсматривает за всеми сотрудниками и докладывает руководству, человек такой. Из-за этого очень некомфортно.

Из дополнительной работы, которая не входит в должностную инструкцию няни, — ремонт помещения группы. К счастью, с этим иногда помогают родители детей. Они также закупают краску, кисти и прочие стройматериалы. Если краска остается, то воспитатель и няня ищут возможность ее припрятать — мало ли, может она пригодится, а то ведь «если оставить ее на видном месте, то увидит заведующая и заберет».

— Когда 25 детей в своей группе, да еще столько же в группе по совмещению — прихожу домой «мертвая». Дети разные же, есть с особенностями развития — с ними сложнее. За совмещение доплата совсем маленькая. Говорила заведующей — не давайте мне это совмещение, не нужны мне эти копейки. А у нее один ответ — ты же тоже болеешь и кто-то тебя заменяет.

Зарплата Инессы зимой была 380 рублей, сейчас она подросла до 440 рублей. В прошлом месяце женщина работала неделю на две группы — получила больше на 43 рубля. Из этих «копеек» надо обязательно оформить подписку на СМИ — за те, которые «спустили сверху», из заработка няни удержали 11 рублей, также ее обязали подписаться на местную госгазету. Подписка обошлась около 40 рублей.

Фото носит иллюстративный характер

— Неудивительно, что люди бегут. За два года у нас около 30 процентов коллектива сменилось. Новые воспитатели приходят — девочки по 19 лет, которые сразу говорят — отработаем и сразу уволимся. Няни, в основном, как и я — мамы, дети которых ходят в этот же садик, они там тоже лишь на тот период, пока их дети в саду.

Как-то кто-то из коллектива анонимно пожаловался в отдел образования на низкие зарплаты и текучку кадров. Пришла проверка: поспрашивали людей, поговорили с заведующей — изменений никаких.

— Хорошо, что у меня муж зарабатывает 1300 рублей, на это и живем. Моей зарплаты не всегда хватает даже на съем квартиры — зимой вместе с коммуналкой она была 500 рублей, сейчас около 300 рублей.

Семье еще помогают родители Инессы — со своего огорода привозят овощи, раньше держали свиней — привозили мясо. Но в этом году от выращивания животных они отказались, а наша собеседница со страхом думает о том, сколько денег ей придется отдавать за мясо в магазине.

— Никаких развлечений себе мы позволить не можем — надо же экономить и думать о собственном жилье. Жертвуем своими тратами на то, чтобы детям больше дать.

«Желание работать учителем отбили полностью»

Диана (имя изменено. — Прим. ред.) на отработке после колледжа, она — учитель английского языка в младших классах в школе в одном из райцентров Минской области. Девушка учится на заочном отделении в вузе.

— На первом году работы я работала учителем английского языка в 3−4 классах, педагогом-организатором, классным руководителем 6 класса, вела кружок по правилам дорожного движения. В этом году нагрузка убавилась, остался английский 3−4 классы, английский 6 класс и классное руководство.

У Дианы во время рабочего дня очень много «форточек», которые она вынуждена просто отсиживать в учительской. Например, в четверг у «англичанки» пять уроков, но в школе она находится с 8.00 до 17.25.

Заработок у девушки — 800−950 рублей, в зависимости от размера премий. Но бывают и удержания. Например, недавно учителя лишили премии за то, что ее класс не принял участие в конкурсе песен и танцев.

Фото носит иллюстративный характер

Однако, по словам девушки, самая большая трудность в ее работе — директор школы. По словам учительницы, она очень специфическая женщина, с ней сложно сработаться.

— Она постоянно кричит, может оскорблять, сотрудники в этой школе долго не задерживаются, здесь постоянная нехватка учителей. Директор морально давит на учителей, чьи дети учатся в этой школе.

Диана в прошлом году часто болела, три раза «ковидом», и когда в школе была тарификация, то директор засчитала все больничные и уходы на сессию молодого учителя, сказала, что «с такими, как вы, никто работать не будет».

— Я возразила, мол, я же болела. На что мне посоветовали оформить группу инвалидности и сидеть дома. А моей коллеге порекомендовали пойти на завод. У нас в порядке вещей лазить по личным полкам учителей, а потом скидывать фото в общий чат школы. Это ужасно.

Работать после обязательной отработки девушка не будет, увольняется она в августе. Говорит, что «желание работать учителем отбили полностью».