Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Партизаны, головотяпство, детонация. Кто и что говорит о взрывах на военном аэродроме в Крыму
  2. Головченко: Вся собственность недружественных государств в Беларуси известна, она подсчитана
  3. Сто шестьдесят девятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  4. Произошло возгорание. В Минобороны Беларуси прокомментировали «хлопки» на аэродроме «Зябровка»
  5. Проблемы РФ с экспортом оружия и добровольческий батальон в Орловской области. Главное из сводок штабов на 169-й день войны
  6. До 16 лет колонии. «Рельсовым партизанам» из Бобруйска вынесли приговоры
  7. Зеленский предлагает высылать всех россиян на родину. Похожее уже происходило во время Второй мировой — в лагеря попадали даже евреи
  8. На суде по делу о «захвате власти» дал показания Роман Протасевич
  9. «Фактически уже создается альтернативная армия». Первые комментарии Валерия Сахащика, возглавившего силовой блок в Объединенном кабинете
  10. «На меня донесли, когда мне было 10 лет». Большое интервью с одним из лучших шахматистов мира, который вырос в Минске
  11. Сто шестьдесят восьмой день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  12. «Обращение к Мартиросяну — это как говорить со стеной с буквой Z». Экс-резидент Comedy Club Таир Мамедов о войне, Беларуси и США
  13. Война в Украине глазами российского солдата: бардак, бездарное командование и нежелание убивать
  14. Лукашенко поручил наказать литовцев за «отжим» доли в порту Клайпеды
  15. «Давайте не строить иллюзий о митингах — это невозможно». Поговорили с Павлом Латушко о созданном Объединенном кабинете
  16. Создание в России Третьего армейского корпуса и уничтоженный Gepard. Главное из сводок штабов на 168-й день войны
  17. Исчез (скорее всего, убит), понижен в звании, умер. Как сложилась судьба силовиков, бросивших вызов Лукашенко
  18. Белорусский солдат сбежал из армии, чтобы его не отправили на войну в Украину. Мы с ним поговорили
  19. В Беларуси заведения закрывают после доносов пропагандистов. Рассказываем, как сложились судьбы доносчиков и их жертв в СССР
  20. «Кабинет делает ставку на силовое противостояние». Артем Шрайбман отвечает на вопросы читателей «Зеркала»


Обзавестись собственным жильем — мечта многих белорусов. Вот только воплотить ее в жизнь непросто — слишком большая очередь из нуждающихся в метрах, а движется она медленно. Например, в отделе жилищной политики Мингорисполкома нашей читательнице сообщили (запись разговора есть в редакции), что на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий в столице стоит больше 180 тысяч семей. При этом недвижимостью сейчас обеспечиваются в основном многодетные. Наши читатели рассказали, сколько лет они стоят в очереди на квартиру, на сколько продвинулись за годы ожидания и что будут делать, чтобы заехать в свое жилье.

Фото: pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

«Зачем жить в стране, вкладываться в недвижимость, если такая ситуация?»

Ирина (имя изменено. — Прим. ред.) из Могилева вышла замуж семь лет назад. У молодоженов не было своего жилья, поэтому они сразу стали в местном исполкоме на очередь как нуждающиеся в улучшении жилищных условий. Тогда они были примерно под номером 15 300.

Параллельно семья купила участок в 15 соток под дом в деревне, стоил он 1200 рублей, по тогдашнему курсу валют это было примерно 500 долларов. Через три года в семье было двое детей — их добавили в очередь на жилье, надеясь, что раз семья стала больше, то и вопрос решится быстрее.

— В 2020 году, когда в очереди мы отстояли три года, она продвинулась всего на чуть-чуть, меньше чем на 300 человек, — вспоминает могилевчанка. — Когда ставили детей на очередь, сотрудница отдела как-то странно отреагировала на то, что у нас появился участок, мол, вот вы уже и сами справляетесь, улучшаете свои условия.

Семья начала строительство дома в деревне, сегодня он уже возведен, но еще не жилой. Ирина с мужем и детьми живут в квартире бабушки мужа. К счастью, сама хозяйка переехала в деревню и денег за аренду с внуков не требует.

Фото: pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

— Мы сделали ремонт и живем вроде как в своем жилье, но по документам он совсем не наш, — говорит женщина. — С очередью на квартиру все глухо — сегодня посмотрела, я 14 тысяч с чем-то по счету, т.е. за семь лет продвинулись на чуть больше, чем на тысячу очередников.

Женщина говорит, что в Могилеве «какое-то жилье строится», но кто застройщик, для кого предназначены эти дома, она не знает. Ирина приводит в пример свою подругу, которая как сирота стоит на очереди на жилье в Могилеве, но за пять лет ближе к недвижимости не стала.

— А тут еще с доходом беда: у мужа на заводе упали зарплаты, я в декрете. Зачем жить в стране, вкладываться в недвижимость, если такая ситуация? Серьезно рассматриваем вопрос о переезде в другую страну, выбираем между Украиной или Израилем. Ведь в Киеве даже сейчас, во время войны, зарплаты выше, чем у нас. Продадим недостроенный дом тысяч за 20, потом уедем.

Отец умер, так и не дождавшись новоселья

В 1988 году, 34 года назад, родители Дианы (имя изменено. — Прим. ред.) стали на очередь на квартиру как молодая семья. В то время нашей собеседнице было два года.

— Жили в Минске, в одной комнате в трехкомнатной квартире. Жилье разделено на три лицевых счета, в каждой комнате свой владелец. По сути это коммуналка, — рассказала минчанка.

Квартира находилась в старой двухэтажке, которую власти давно обещали снести. Поэтому у семьи было две возможности обзавестись новым жильем — получить его взамен снесенного или дождаться, когда подойдет очередь в исполкоме. Но до сих пор ни того, ни другого не произошло.

— Помню, в 2009 году я спрашивала у чиновников, когда уже наш дом снесут. А мне тогда отвечали, не волнуйтесь, до 2023 года все будет сделано, а людей расселят. Ну вот уж не за горами и 2023, а о сносе речи даже не идет.

Шли годы, а продвижение очереди на квартиру было минимальным. У Дианы умер отец, так и не дождавшись новоселья. Их очередь на квартиру перенесли в общую, сегодня они в ней под номером 300 с хвостиком. Вроде бы до своей квартиры осталось совсем чуть-чуть, но, по словам женщины, квартиру получат они не скоро, очередь движется очень медленно — за год сокращается примерно на 50 пунктов.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

— Потому что в первую очередь у нас дают жилье льготникам — многодетным, милиционерам, — вздыхает женщина.

Правда, несколько лет назад семье предлагали жилье за МКАД, в поселке Сокол. Они от такого предложения отказались — им надо ездить работать в Минск, к тому же женщина недоумевает: почему столичным жителям надо ехать за город, а льготной категории дают квартиры в столице.

Сегодня Диана видит для себя только один выход — ждать. Потому что купить по коммерческой цене недвижимость они не могут, переселяться в арендную квартиру не хотят — тогда их снимут с очереди.

— Ох, не знаю только, когда мы дождемся отдельной квартиры. Наверное, я и помру в этой комнате…

«Как строить свое, если на четверых доход две тысячи рублей?»

16 лет назад Маргарита (имя изменено. — Прим. ред.) и ее муж стали на очередь на жилье как молодая семья в исполкоме небольшого городка в Пуховичском районе.

— Тогда мы были по счету 900-е с чем-то. В 2009 году у нас родился сын, а в 2016-м — дочь. Мы их тоже включили в очередь, — рассказала женщина.

Примерно в 2010 году семье предлагали участок для строительства дома в частном секторе города, но от этого варианта супруги отказались.

— Денег нет, чтобы дом строить. Сами мы это дело не потянем, потому что муж должен будет заниматься строительством один, ведь родители уже в возрасте. А строителей нанимать дорого, — объяснила отказ Маргарита.

Фото с сайта pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

В прошлом году семья узнала, что они в очереди под номером 237, выходит, за 16 лет она продвинулась примерно на 600 с лишним человек. Многоквартирные дома в городке строятся, но квартиры в них быстрее получают многодетные семьи, потому что «у них и кредитование, и продвижение».

— Все эти годы живем в двушке свекрови, она уехала жить на дачу. Она не попрекает тем, что мы в ее жилье, но напоминает, что нужно строить свое. А как строить, если на нас четверых доход примерно две тысячи рублей? Так что живем, пока родители не выгоняют.

Ускорить получение своей квартиры, перейдя в разряд многодетных, Маргарита не хочет, потому что «рожать ради жилье» это не о ней. К тому же ей нельзя больше иметь детей по состоянию здоровья — она инвалид третьей группы.

«Уже не ждем, когда дойдет наша очередь»

Ульяна (имя изменено. — Прим. ред.) в 2008 году встала на очередь на жилье в одном из районов Минска. Ее номер тогда был 18 тысяч с хвостиком. С ней жилье ожидают муж и ребенок.

Сейчас за ходом движения очереди она не следит. Недавно женщина увидела, что в этом году от их исполкома выделялись только однушки для тех, кто встал на учет в 1985 году, а двух-, трехкомнатные квартиры не выделялись вообще.

— Мы уже не ждем, когда дойдет наша очередь на строительство, потому что в Минске это практически нереально. Единственный профит от этой очереди — при покупке жилья государство вернет налог от стоимости квартиры путем того, что я не буду уплачивать налог с заработной платы до тех пор, пока не вернется мне сумма налога с покупки квартиры.

Сейчас семья живет в квартире, оставшейся от бабушки, но Ульяне там принадлежит только половина жилья. Супруги намерены строить квартиру в жилищном кооперативе, но лишь при одном условии: чтобы при оформлении сделки была отдельная графа о стоимости квадратного метра для стоящих на учете в улучшении жилищных условий.

Квартира по очереди достанется дочке или внукам

Алеся (имя изменено. — Прим. ред.) в 2013 году приехала в Минск как молодой специалист, еще через год она записалась в очередь на жилье. За последние восемь лет девушка вышла замуж, у нее появился ребенок — новые члены семьи добавились в очередь на получение недвижимости.

— За эти годы очередь передо мной сократилась тысяч на пять. Думаю, уменьшение произошло за счет того, что семьи переквалифицировались в многодетные и стали в другую очередь. Насколько мне известно, крайне мало людей из общей очереди получили жилье и льготные кредиты.

Фото: pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

Девушка говорит, что если в 2014 году она и слышать не хотела об арендном жилье, то сейчас с удовольствием въехала бы в такую квартиру. Она постоянно мониторит раздел сайта исполкома, где вывешивают объявления о таком жилье. Ей известно, что даже такое жилье дают людям, которые стояли на очереди на квартиру в 90-е годы.

О своей квартире Алеся уже и не мечтает, она предполагает, что очередь на недвижимость подойдет лишь тогда, когда ее дочь станет взрослой и получит ее, «если останется в Беларуси». Также она не исключает, что очередью смогут воспользоваться лишь ее внуки. А еще девушка считает, что в Беларуси жилье раздают несправедливо.

— Есть у меня знакомый, который злоупотреблял алкоголем. Как-то по пьяни ему проломили голову и бросили умирать в канаве. К счастью, он выжил, но стал инвалидом. Так вот через пару лет ему дали по льготе квартиру, где он так и продолжает пить. А мы, благополучная семья, образованные, работаем, но почему-то при распределении квартиры оказались ниже этого человека.

Все эти годы семья живет в общежитии, супруги считают, что снимать квартиру в частном порядке слишком дорого. Но зато у них есть возможность понемногу откладывать деньги на свое жилье, «чтобы не обращаться в банк за кредитом под бешенный процент». Впрочем, из-за ситуации в стране идею о покупке жилья они пока отложили.