Поддержать команду Zerkalo.io


МВФ утвердил выделение Беларуси средств, эквивалентных 923 миллионам долларов, по программе поддержки стран — участниц фонда для восстановления после пандемии. Это не кредитные ресурсы, в общем-то это даже не совсем деньги, а специальные права заимствования (SDR — special drawing rights). Что это за непонятные деньги, как их можно тратить и почему активисты предлагали МВФ заморозить их — разбираемся с экономистами.

Давайте с главного — что это за «не совсем деньги»?

Специальные права заимствования (SDR) — это платежное средство, выпускаемое самим МВФ. Существуют эти деньги только в виде записей на специальных счетах стран — участниц фонда. Сам МВФ и некоторые другие международные финансовые организации используют их как расчетную единицу.

— С большой натяжкой их можно назвать необычными деньгами, у которых есть свои особые правила и которые не используются как обычные деньги. На них нельзя ничего покупать — ни станок, ни даже вакцину. Сам SDR можно положить в ЗВР или их можно по номиналу обменять на привычные нам деньги у другой страны — члена МВФ, — поясняет экономист BEROC Лев Львовский.

Курс специальных прав заимствования устанавливается на основе обменных курсов корзины валют: доллара, евро, иены, британского фунта и юаня. Один SDR по курсу на 24 августа 2021 года равен 1,42 доллара.

Беларуси полагается 653 млн SDR, что эквивалентно примерно 923 млн долларов.

Почему МВФ их раздает?

Чтобы помочь странам пережить последствия пандемии.

Всего МВФ выпустил и распределил 456 млрд SDR (около 650 млрд долларов). По планам фонда, эти средства помогут странам в период восстановления после пандемии, которая сказалась на экономиках многих стран. Как? Во-первых, эти средства могут увеличить ЗВР, тем самым укрепив позиции стран перед кредиторами, во-вторых SDR могут использоваться в качестве гарантий расчета должника перед другой страной — членом МВФ, в-третьих, одна страна, чаще всего более богатая, может обменивать SDR другой страны на международные валюты (чаще всего доллары).

Более того, МВФ рассчитывает, что более богатые страны будут выкупать у развивающихся их специальные права заимствования за европейскую или американскую валюту, тем самым оказывая им поддержку в непростой период восстановления экономики.

В последний раз подобную поддержку своим членам МВФ давал в 2009 году — после мирового финансового кризиса. Правда, общая сумма в тот раз была в 2,5 раза меньше, чем сейчас.

Говорят, что деньги нельзя будет потратить. Это правда?

Как мы уже выяснили, странам выделяются специальные права заимствования (SDR), которые для удобства обозначают в долларовом эквиваленте. То есть выделение этих средств не значит, что в Беларусь прилетит самолет с долларами или что на счет Нацбанка поступят средства в долларах, евро или иной валюте. Но SDR-позиция учитывается в расчете золотовалютных резервов. Это значит, что ЗВР Беларуси увеличатся на 923 млн долларов. Но мы же помним, что это все же будут не настоящие доллары и потратить их на что угодно Нацбанк не сможет.

— Представьте себе, что на счету Нацбанка есть доллары, евро, золото и какая-нибудь картина Пикассо. SDR в этом случае как эта картина — это дорогой объект, но им непосредственно нельзя расплачиваться, — проводит аналогию экономист BEROC.

То есть эти средства нельзя будет перевести, например, на счета Минфина, чтобы пополнить бюджет, выделить в качестве поддержки госпредприятий или пустить их как-то еще в реальную экономику.

В то же время в случае крайней необходимости, зная, что ЗВР пополнились дополнительными ресурсами, власти могли бы потратить такую же часть запасов, иначе говоря, взять деньги из правого кармана, зная, что МВФ положил столько же в левый. В краткосрочной перспективе это выгодно, но в долгосрочной может обернуться дополнительными сложностями.

— Действительно, можно потратить доллары, но на счету Нацбанка ЗВР будут выглядеть как достаточная сумма, которая покрывает несколько месяцев нашей внешней торговли. Но стоит помнить: из-за того, что это неликвидный актив, если начнется кризис и нам нужны будут ЗВР, мы можем оказаться в ситуации, когда их будет не так просто поменять на «живые» деньги, — объясняет Лев Львовский.

Кроме того, Беларусь в теории может обменять свои SDR на другую валюту, если какая-то страна будет в этом заинтересована. Например, Минск может обратиться за помощью к Москве с предложением выкупить часть или все принадлежащие Беларуси SDR за доллары или российские рубли, а также попросить у Москвы кредит, предоставив SDR в качестве гарантий его возврата.

Какая тогда выгода от этих денег?

Выделение таких средств все же оказывает помощь даже в условиях их ограниченного использования. Все же почти 1 млрд пусть и условных долларов — это больше, чем ничего.

— Например, нам будет проще договориться с Россией о том, что они купят наши специальные права заимствования, чем о новом кредите. Или под эти же SDR можно взять кредит, а их использовать как гарантию. Это облегчит вопрос внешнего кредитования, — отмечает эксперт BEROC.

В то же время, по мнению экономиста, это не настолько большая поддержка, которая бы полностью сняла с белорусских властей вопрос об обеспечении источников рефинансирования для выплат по госдолгу в ближайшие годы.

Нам надо будет эти деньги возвращать?

Самое приятное, пожалуй, для всех получателей специальных прав заимствования — то, что их не нужно возвращать. Это не кредит и не обмен денег на какие-то обязательства, а своего рода поддержка, которую, правда, нельзя тратить как заблагорассудится.

Фото: rbc.ru
Фото: rbc.ru

Понятно. А почему некоторые белорусы требовали не оказывать нам поддержку?

Действительно, белорусские активисты, оппозиционные политики и даже редакция американского издания The Washington Post призывали МВФ не отдавать эти деньги официальному Минску сейчас, а отложить их до разрешения политического кризиса в стране. Например, Светлана Тихановская обращалась к фонду с просьбой ограничить официальному Минску доступ к средствам SDR, заморозить возможность обменять их на твердую валюту до того момента, когда в Беларуси не будут проведены новые выборы. Сторонники заморозки денег от МВФ объясняют свою позицию тем, что выделенные Беларуси средства могут использоваться для репрессий против белорусского народа.

Но отказать в выделении этих средств МВФ не может, так как по уставу фонда в распределении поддержки участвуют все страны — участницы департамента SDR в фонде вне зависимости от приверженности ценностям демократии или ситуацией с соблюдением прав человека.

— Политический кризис и нарушения прав человека не могут являться причиной приостановки распределения. Апеллировать к ним на этом основании бесполезно: это противоречило бы уставу МВФ. Это даже не является областью, в которой МВФ работает, — поясняют в группе экономистов Народного антикризисного управления.

В то же время МВФ заморозил поддержку Венесуэле, Мьянме и Афганистану, объясняя это сомнениями в легитимности власти в этих странах. Но фонд не отказал им в самой поддержке, а временно перекрыл странам доступ к использованию этих ресурсов. Как только ситуация в этих странах разрешится, они получат доступ к деньгам.

— Чтобы воспользоваться SDR практически любыми способами, нужно иметь своего рода «ПИН-код», который «выдается» представителям страны в МВФ. Для этого нужно признание делегации страны в МВФ, которое вытекает из признания властей этой страны остальными членами МВФ. Де-факто власти Афганистана, Венесуэлы и Мьянмы не признаны большинством членов МВФ и поэтому «ПИН-кода» у них нет. Значит, если кто-то захватит Центральный банк Афганистана, то он не будет иметь доступа к счету в МВФ, — объясняют экономисты.

Подобного непризнания белорусских властей среди членов МВФ нет, значит и доступ к счету в фонде, на котором находятся положенные стране специальные права заимствования, для официального Минска не закрыт.

— Сейчас МВФ признает белорусские экономические власти и записал SDR на счет белорусского Нацбанка. При этом в какой-то момент МВФ может и отозвать эти SDR или заморозить, если, например, будет принято решение о признании наших экономических властей нелегитимными, — считает Лев Львовский.