Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Лидеры «Большой семерки» упомянули Беларусь в финальном заявлении саммита G7. Узнали, как это стало возможным
  2. Тепло, но с дождями и грозами. Прогноз погоды на следующую неделю
  3. «Изолятор захвачен боевиками „Исламского государства“». В российском СИЗО ликвидированы заключенные, взявшие в заложники двух сотрудников
  4. Власти очень хотели забрать успешное предприятие и воспользовались трагедией — тогда погибли 14 человек. Вспоминаем, как это было
  5. Лукашенко — «кукла Путина в Беларуси»: президент Польши на Глобальном саммите мира оценил «позорную роль» политика в агрессии против Украины
  6. Западная военная помощь начала поступать в Украину. Первый замминистра обороны этой страны объяснил, что с ней не так
  7. В эфире ОНТ назвали цифру уехавших беларусов, у которых власти собираются конфисковать квартиру или дом
  8. Итоговое коммюнике саммита мира в Швейцарии подписали 80 стран из 92. О чем идет речь в документе
  9. Вместе с BELPOL проверили, чем владеет семья экс-министра труда Щеткиной, с «легкой» руки которой ввели налог для «тунеядцев»
  10. Прогноз по валютам: паники не случилось, но чего ждать от курсов после новых санкций
  11. Появился первый список беларусских спортсменов, которых допустили к Олимпиаде в Париже. Вот сколько атлетов будет участвовать


ВВП Беларуси в 2022 году сократится на 6%, а в следующем — на 2%, прогнозирует рейтинговое агентство S&P Global Ratings. «Поскольку ключевые отрасли экономики, такие как машиностроение, нефтехимическая и калийная промышленность, приспосабливаются к логистическим и экспортным ограничениям и диверсифицируются от ЕС к другим экспортным рынкам, прежде всего в России и Китае», — поясняют в S&P.

Снимок носит иллюстративный характер

О спаде в экономике и о том, когда она может начать расти

«Беларусь переживет самый резкий экономический спад за последние десятилетия», — заявляют аналитики рейтингового агентства. Одна из причин снижения ВВП, по их мнению, — введенные санкции со стороны ЕС, США и Великобритании «в ответ на поддержку Беларусью военного вмешательства России в Украине».

«По нашим оценкам, около одной трети белорусского экспорта, в первую очередь направленного в ЕС и Украину, будет затронуто либо непосредственно самим конфликтом, либо вызванными им санкциями. Перед войной на Россию и Украину приходилось соответственно около 42% и 13% всего экспорта товаров Беларуси. Еще 20% экспорта пришлось на ЕС. Хотя экспорт Беларуси в Россию увеличился в первой половине 2022 года, экспорт в Украину и ЕС пострадает из-за глубокого экономического спада в первой (украинской экономике. — Прим. ред.) из-за военного вмешательства России; и экспортных ограничений в последнем случае (речь о ЕС. — Прим. ред.)», — отмечают в агентстве.

Аналитики агентства прогнозируют, что в базовом сценарии Беларусь на экономический рост может выйти в 2024—2025 годах, экономика может прибавить в среднем на 2−2,5%.

Что еще тормозит рост экономики

Среди факторов, которые тормозят белорусскую экономику, аналитики также называют чрезмерное госрегулирование, что «приводит к низкому уровню конкуренции и инноваций», а также неблагоприятные демографические тенденции в стране и вялый рост в России.

Среди других негативных моментов для экономики Беларуси аналитики называют решение некоторых западных компаний приостановить свою деятельность в Беларуси.

«Эти приостановки не обязательно были связаны с санкциями, но во многих случаях были приняты для управления операционными или репутационными рисками. Тем не менее это усилило воздействие санкций, что привело к нарушению поставок и логистических цепочек с существенными экономическими последствиями», — поясняют в S&P.

Как поддержка Москвы помогает Минску (и сможет ли РФ и дальше помогать Беларуси)

При этом аналитики отмечают, что экономику Беларуси поддерживает Россия. «Исторически готовность России оказывать финансовую поддержку Беларуси была одним из ключевых факторов, поддерживающих ее экономические, фискальные и платежные показатели. В частности, Россия предоставила Беларуси несколько субсидий, включая льготные цены на углеводороды, рефинансирование долга с наступающим сроком погашения и предоставление дополнительных кредитных линий. Мы ожидаем, что такая поддержка, вероятно, продолжится и в последующие годы. Однако мы отмечаем риски для этого предположения, учитывая экономическое и фискальное давление на Россию», — говорят аналитики агентства.

Снимок носит иллюстративный характер

Вопросы по погашению госдолга

В S&P также обращают внимание на напряженный график обслуживания внешнего долга Беларуси. Но в этом вопросе Минску помогает поддержка Москвы, уточняют аналитики.

«Ежегодные выплаты по долгу составляют 2,5−3,5 млрд долларов при международных резервах в размере около 7,5 млрд долларов. Однако потребности в погашении государственного долга были смягчены решением правительства России продлить срок погашения своих официальных кредитов Беларуси, которые должны были быть выплачены в 2022 году, на будущие годы. Это привело к сокращению ежегодных выплат по внешнему долгу (как процентов, так и основного долга) до 1,8 млрд долларов с 2,8 млрд долларов в этом году, — отмечают в S&P. — Беларусь также сохраняет доступ к российскому рынку капитала, который она может использовать для привлечения финансирования в российских рублях. При этом ограниченный доступ к западным рынкам капитала означает, что рефинансирование государственного долга в последующие годы будет зависеть от готовности официальных кредиторов (пойти на такое решение. — Прим. ред.)».

В S&P добавляют, что с начала войны в Украине способность белорусского правительства обслуживать свой долларовый долг перед некоторыми кредиторами была ограничена международными санкциями, которые не позволили финансовым учреждениям ЕС, США и Великобритании обрабатывать правительственные перекрестные платежи.

«Несмотря на по-прежнему умеренный госдолг, график его обслуживания останется напряженным, — убеждены в S&P. — Мы ожидаем, что финансовые показатели Беларуси окажутся под давлением в 2022—2023 годах и, возможно, в последующий период, поскольку к концу 2025 года валовой долг сектора государственного управления увеличится почти до 50%. Экономика сокращается, доходы падают, а также давление оказывают расходы на социальные нужды и финансовую поддержку государственных предприятий».

Ранее чиновники признавали, что госдолг стал серьезной проблемой для экономики — «нарастает долговая спираль, фактически Беларусь находится на грани долговой ловушки». Одна из причин — влияние введенных западных санкций, уточняли в Минфине.

«Погашение осуществляется через рефинансирование. Нарастает долговая спираль, фактически Беларусь находится на грани долговой ловушки, когда будет необходимо привлекать средства не только для рефинансирования долга, но и на его обслуживание, — отмечали ранее чиновники. — Сдерживающим фактором развития стало превышение темпов роста по обслуживанию государственного долга над темпами роста доходов бюджета».

О выборе, перед которым стоит Нацбанк

«На наш взгляд, перед Нацбанком Беларуси стоит сложный выбор между поддержкой экономики и выполнением поручения по стабильности цен. Инфляция была выше целевого уровня в течение последних нескольких лет, при этом ценовое давление еще больше усугубилось в 2022 году из-за волатильности обменного курса, перебоев в поставках и высоких цен на сырьевые товары», — поясняют аналитики.

Напомним, в августе инфляция, по данным Белстата, составила 17,9% к аналогичному месяцу прошлого года. При этом чиновники на этот год прогнозировали рост цен на уровне 6% (декабрь к декабрю). Вместе с тем базовая инфляция, которая рассчитывается без учета сезонности, в августе составила 20,7% годовых, сообщал ранее Нацбанк. Месяцем ранее этот показатель был на уровне 20,1%. То есть если убрать поправку на сезонное снижение цен на некоторые овощи и фрукты, то инфляция продолжает разгоняться.

«Мы ожидаем сохранения ценового давления. Несмотря на прошлый прогресс в переходе к более гибкой денежно-кредитной политике, включая режим гибкого обменного курса, мы считаем, что возможности Нацбанка Беларуси для политического маневра ограничены. Мы также по-прежнему придерживаемся мнения, что НБРБ не хватает оперативной независимости для принятия ключевых решений, касающихся направления его политики, из-за политического вмешательства в процесс принятия решений», — считают в S&P.

Аналитики также заявляют, что белорусский банковский сектор испытывает значительный стресс, в том числе из-за санкций. «Непосредственные риски ликвидности снизились, поскольку давление на снятие депозитов ослабло после первоначального шока доверия, вызванного войной. Тем не менее качество активов банков будет оставаться под долгосрочным давлением на фоне экономического спада и потенциальной волатильности обменного курса», — уточняют в S&P.