Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Белоруса уведомили про «уголовку» в VK: «следователь» спросила, вернется ли он в страну. Узнали у адвоката, что делать в таком случае
  2. В Турции и Сирии борются с последствиями сильного землетрясения, уже известно о сотнях жертв. Показываем, что там происходит
  3. «Предусмотрено открытое, свободное голосование». Швед рассказал об указе о создании комиссии по уехавшим белорусам
  4. «Кто-то называет 2000 человек, кто-то — до 4000». Лукашенко не считает, что из Беларуси уехало много людей
  5. Пропагандисты, силовики, провластные активисты. Опубликован состав комиссии по рассмотрению обращений уехавших белорусов
  6. На кадрах из Турции видно, как землетрясение за считаные секунды превращает многоэтажные дома в груды руин. Почему так происходит?
  7. Чистое горе. Вот как выглядят люди, выжившие в страшном землетрясении в Турции и Сирии
  8. «Должны раскаяться, публично извиниться». Опубликовали подробности указа о возвращении уехавших белорусов
  9. Посольство Беларуси в Турции выясняет судьбу двух граждан после землетрясения
  10. Резников остается на посту министра обороны Украины
  11. Лукашенко подписал указ о создании комиссии для работы с желающими вернуться на родину
  12. Решение комиссии является окончательным. В Генпрокуратуре рассказали, о чем будут информировать желающих вернуться белорусов
  13. Полуфашистский Запад и мудрые решения главнокомандующего. Как о войне и мире будут рассказывать идеологи по новой методичке
  14. Пять лет назад россияне единственный раз в новейшей истории вступили в сражение с армией США. Рассказываем, чем все закончилось
  15. Новая укрепленная российская база в Крыму, захват Николаевки и военный госпиталь в детской больнице. Главное из сводок
  16. Почему армия РФ торопится с новым наступлением в Украине и сколько стороны теряют людей за сутки. Главное из сводок


10 октября Александр Лукашенко заявил, что якобы «в Украине сегодня не просто обсуждается, а планируется нанесение ударов по территории Беларуси». Также он сообщил о развертывании совместной с Россией региональной группировки войск и добавил, что в нашу страну прибудет «не одна тысяча российских солдат». При этом сегодня, 14 октября, между главой МИД Владимиром Макеем и Александром Лукашенко возникло недопонимание по поводу «режима контртеррористической операции». Введен он или нет, все еще сложно понять. Почему риторика белорусских властей все больше становится милитаризированной? И о чем говорят их заявления, если не о подготовке к войне? «Зеркало» спросило политических экспертов.

Антитеррористические учения, Минск, 1 июня 2016 года. Фото: TUT.BY
Антитеррористические учения, Минск, 1 июня 2016 года. Фото: TUT.BY

Экс-дипломат и аналитик Европейского совета по международным отношениям (ECFR) Павел Слюнькин предлагает взглянуть на ситуацию шире:

— При анализе событий последних месяцев все чаще приходится отвечать себе на вопрос: насколько рациональными акторами остаются российский и белорусский правители? В какой степени их восприятие действительности отличается от нашего?

Без этой переменной, по словам эксперта, очень сложно решить остальное уравнение и разобраться в том, что происходит. Слюнькин называет две версии причин нагнетания напряженности внутри Беларуси.

— Первая. Лукашенко, как и мы с вами, отчетливо видит, что российские планы по захвату Украины провалились, а сила ее армии была чрезмерно преувеличена. Москва продолжает загонять себя в ловушку международной изоляции, санкций и в отсутствии приемлемой exit strategy идет на эскалацию войны. При этом даже несмотря на всеобщую мобилизацию и угрозы России применить ядерное оружие, украинское контрнаступление продолжается, а западные союзники увеличивают военную и финансовую помощь Киеву.

Украина проводит все больше успешных операций против российских военных объектов и инфраструктуры даже в локациях, находящихся относительно далеко от линии фронта: удары по Белгороду, взрыв на построенном оккупантами мосту в Крыму, уничтожение военной техники в Севастополе и другие. А есть еще полк Калиновского, план «Перамога» и Кабинет Тихановской, которые работают над подготовкой силового отстранения Лукашенко от власти. Все это в его глазах может повышать вероятность атаки украинцев против военных объектов на территории Беларуси. Особенно учитывая то, что с них регулярно наносятся удары по украинским городам. Это стало бы сильнейшим вызовом для Лукашенко, вынудило бы его как-то отвечать и втягиваться в войну еще больше. Чтобы предупредить такое развитие событий, Лукашенко нагнетает обстановку, повышает для Украины ставки, угрожая в таком случае вступлением белорусской армии в войну.

Вторая версия, по мнению Павла Слюнькина, связана с планами России вернуть в Беларусь какую-то численность своих войск:

— Это может быть необходимо как для отвлечения сил украинской армии, поддержания угрозы нападения с севера, так и для подготовки повторной атаки на Киев и западную Украину. С военной точки зрения попытка сейчас бросить на Киев даже сотню тысяч своих плохо вооруженных и неопытных солдат безумна. Но вовсе не значит, что Путин на это не пойдет. В таком случае вероятность того, что к российскому походу присоединится еще и армия Лукашенко, становится гораздо выше, чем это было в феврале. Вся эта воинствующая риторика Лукашенко, чехарда с «контртеррористическими» операциями могут быть сигналами о подготовке к такому сценарию.

Какая из версий в итоге окажется ближе к истине, станет понятно, когда мы узнаем, сколько российских солдат будет в Беларуси. Несколько тысяч будут не способны существенно изменить устоявшийся баланс на белорусско-украинской границе. А вот несколько десятков тысяч, отправка к границам больших объемов техники, слаживание частей, пропагандистская накачка населения будут указывать на подготовку к реализации второго сценария. А пока мы этого не знаем, я рекомендую всем ориентироваться не на слова Лукашенко, а на его действия — это всегда говорило о его планах куда лучше.

Путин и Лукашенко на встрече в Санкт-Петербурге 25 июня 2022 года.. Фото: телеграм-канал ОНТ
Путин и Лукашенко на встрече в Санкт-Петербурге 25 июня 2022 года. Фото: телеграм-канал ОНТ

Политический обозреватель Александр Класковский отмечает, что утренняя путаница с контртеррористической операцией вызывает «грустную улыбку»:

— Я думаю, что здесь тот случай, когда нужно ориентироваться на информацию или заявление представителя КГБ. Он дал понять, что никакой контртеррористической операции нет. И возникает вопрос — почему и Макей, и Лукашенко нагнетают эти страсти, уже начиная путаться в терминологии. Я думаю, что на самом деле это такая классика жанра — создание атмосферы осажденной крепости. Это значит любой ценой, любыми черными красками показать, что вокруг враги и внутри враги, которые готовы в любой момент опрокинуть наш прекрасный строй. Мне кажется, в этом контексте показательна оговорка Лукашенко в контексте борьбы с терроризмом — дескать, мы начали развертывание региональной группировки войск.

Понятно, что она никакого отношения к борьбе с терроризмом не имеет — для этого есть специальное подразделение. А в состав региональной группировки входит, в частности, первая танковая армия вооруженных сил России. Как танками ликвидировать последствия теракта, не очень понятно. Вся фишка в том, что Лукашенко приходится декларировать и соглашаться на это развертывание группировки. При этом очевидно, что эта инициатива идет от Кремля.

Класковский добавляет, что при этом белорусским властям нужно как-то «показать, что это вынужденный шаг».

—  Поэтому рисуется якобы и внешняя военная, и террористическая угрозы. На самом деле это такая операция прикрытия, — считает аналитик. — Это информационная дымовая завеса для того, чтобы оправдаться и перед своим населением, и перед внешним миром. Люди в Беларуси напряглись. Некоторые независимые СМИ пишут о том, что уже принято де-факто решение о мобилизации. Но что на самом деле стоит за всем этим, пока сказать трудно.

Политический обозреватель говорит, что у военных экспертов есть разные версии объяснения происходящего.

— Одни считают, что действительно идет подготовка к новому наступлению на Киев с белорусской территории, возможно, уже с участием белорусских войск, — объясняет он. — Другие отмечают, что для этого у Москвы сейчас нет сил — они уже один раз нарвались на жесткий отпор. А сейчас Украина еще лучше подготовилась. Так что это было бы самоубийственной операцией. При этом белорусская территория может использоваться и для того, чтобы здесь подготовить российских мобилизованных.

По мнению Класковского, сейчас очевидно, что все угрозы, о которых говорит Лукашенко, «высосаны из пальца»:

— Ими белорусскими деятелями пользуются для того, чтобы оправдать милитаризацию, которая явно происходит на белорусской территории. Все это — попытки оправдать вовлечение Минска в военную авантюру Кремля, развитие которой белорусское руководство не может предвидеть.

Политолог Андрей Казакевич объясняет заявления белорусских властей следующим образом. Если исключить вариант расширения театра военных действий (что, по мнению эксперта, Лукашенко может делать), то остается только использование роста напряженности самой по себе.

— Рост напряжения, передислокация военных, возможная «скрытая» мобилизация, жесткая риторика против Запада, заявления о планах Украины напасть на Беларусь — все это может использоваться для того, чтобы заставить Украину перебросить на север значительные силы с востока и юга Украины и таким образом ослабить возможность ВСУ для развития контрнаступления и обороны. Само по себе это способно улучшить положение России на фронтах, — считает эксперт.

При этом Казакевич отмечает, второй возможной целью может быть попытка принудить Украину и западные страны к началу контактов, а впоследствии — и переговорам на условиях России.

— Но из доступной информации нельзя надежно утверждать, что собственно происходит и в чем замысел происходящей эскалации, — отмечает политолог.