Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. После гибели президента Ирана пропаганда в Беларуси и России обвиняет всех подряд. Вот какие версии выдвигаются — и что с ними не так
  2. «Из жизни ушли настоящие друзья Беларуси». Лукашенко и беларусский МИД отреагировали на гибель президента Ирана
  3. У Латушко не получилось. Скандальный рэпер Серега все-таки выступил в Германии
  4. С 1 сентября у десятиклассников из расписания исчезнет «История Беларуси» как отдельный предмет. Вот чем ее заменят
  5. Александр Лукашенко произвел кадровые назначения в КГБ и потребовал искоренить «скрытое мышкование типа крышевания»
  6. В Беларуси цены на автомобильное топливо постепенно вырастут на 8 копеек. Первое подорожание — 21 мая
  7. Россия стремится захватить Волчанск, чтобы завершить первый этап наступления, а Украина хочет лучше наносить удары по территории РФ
  8. С июля беларусов будут хоронить по-новому. Теперь чиновники объявили, что подготовят очередные изменения по ритуальным услугам
  9. За 24 года наш рубль по отношению к доллару обесценился в 101 раз, а курс злотого остался тем же. Как поляки этого добились
  10. «Настоящие друзья» не только для Беларуси. Как в мире отреагировали на гибель президента Ирана и его чиновников
  11. Эксперты сообщили о продвижении россиян в Волчанске и рассказали, на каких направлениях у армии РФ есть еще успехи
  12. «Нет никаких признаков, что пассажиры выжили». Спасатели нашли разбившийся вертолет президента Ирана — он погиб
  13. Спикер ВМС Украины: Вероятно, в Крыму потоплен еще один российский корабль — последний носитель крылатых ракет


Office Life, Оксана Кузнецова,

Выступление председателя Госкомимущества (ГКИ) Дмитрия Матусевича на заседании Объединенного клуба директоров на прошлой неделе неожиданно переросло в дискуссию, которая едва не затмила собой новости государственного регулирования цен. Журналист Office Life, присутствовавший на встрече, выбрал самые знаковые моменты обсуждения.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: TUT.BY

Сначала участники встречи внимательно выслушали рассказ руководителя ГКИ о новых проектах в сфере управления госимуществом и принятых за последний год указах. В полной тишине прозвучала информация о новой редакции указа № 150 об аренде. Одна из главных его особенностей — обещание понизить для производителей товаров минимальный коэффициент к ставкам арендной платы с 0,5 до 0,3. Сохранится пониженный коэффициент для образования — 0,8.

Потери от таких послаблений государство надеется компенсировать за счет увеличения арендуемых площадей.

Приватизация остается точечной

Затем перешли непосредственно к теме приватизации. Здесь, по словам Дмитрия Матусевича, госполитика останется неизменной:

«Я всегда говорю: массовой приватизации не будет, списочной — тоже, никакой. Нам предлагают принять модельный закон о приватизации в рамках СНГ. Но в нашей стране на текущий момент это неактуально».

К такому подходу белорусский бизнес давно привык. Тем не менее приватизация в республике существует — но точечная. По данным ГКИ, в стране есть случаи продажи предприятий со снижением цены до 25% от стоимости чистых активов. Каждый такой случай рассматривается индивидуально рядом госорганов. Главное здесь — наличие бизнес-плана.

Впрочем, кропотливая работа с государственными имуществом не обходится без появления слухов и фейков. Например, при очередной консолидации акций ГКИ столкнулся с упреками в национализации, которые прозвучали даже от некоторых госструктур.

«Дело в том, что мы просто переложили из одного кармана в другой: из хозяйственного ведения передали в оперативное управление. И далее эти активы мы еще передадим или Богданову (т.е. в МАРТ. — Прим. ред.), или в „Белгоспищепром“. Ни в одном из последних решений актов о национализации нет», — пояснил Дмитрий Матусевич.

Чиновник объяснил, что все решения ГКИ принимает для упрощения управления. А оперативности принятия решений, оказывается, помогает введенное в практику корпоративное управление.

«Так, нас попросили помочь в благоустройстве могилы митрополита Филарета, и мы быстро такое решение приняли. А за миноритариями потом еще пришлось побегать. Поэтому мы консолидируем усилия, чтобы было меньше субъектов, причастных к управлению. Но никаких особых потуг в сторону национализации у нас нет. Все понимают, что потом надо управлять», — рассказал Матусевич.

«Коэффициент престижности»: что изменит подход местных властей?

Несколько нарушили впечатление стройной системы управления госимуществом замечания директора ОО «Минский столичный союз предпринимателей и работодателей» (МССПР) Виктора Маргелова. Он отметил, что на практике при сдаче недвижимости в аренду госорганы злоупотребляют «коэффициентом престижности»: повсеместно подгоняют его к значению 3. Как быть?

Дмитрий Матусевич тут же пообещал, что в новой редакции «арендного» указа такого значения не будет — но для производителей. А в отдельных случаях надо «точечно» работать с местными исполкомами.

«Земельно-имущественные налоги — это доходы местных бюджетов, которых не всегда хватает на социальные нужды. Поэтому коэффициент „тройка“ к арендной плате возникает, когда нужно построить дорогу или еще что-то. Возможно, другой взгляд на ситуацию у руководителей исполкомов появится, когда они увидят, что бизнес уходит, а налогов будет ноль», — предположил глава ГКИ.

Судя по реакции предпринимателей, они тоже очень надеются, что в исполкомах прозреют, причем еще до того, как налоги не с кого будет собирать.

Единичный случаи vs системный подход

Следующая проблема, поднятая неугомонным Виктором Маргеловым, — доверительное управление предприятиями с правом выкупа. В стране много предприятий, находящихся в плачевном положении, и есть эффективные собственники, которые потенциально могли бы ими заняться. Но как их заинтересовать и избежать коррупции?

В ответ Дмитрий Матусевич напомнил, что еще полгода назад вступил в силу указ № 330, позволяющий передавать активы в доверительное управление по согласованию с главой государства. Но в таком варианте передачи имущества руководитель ГКИ не видит особого смысла.

«…Если есть бизнес, надо идти через распоряжение госимуществом и приобретать его. К сожалению, реальность такова, что после доверительного управления могут быть предъявлены требования по сохранности имущества, другие. В этом дополнительный риск. Если есть бизнес-идеи, сразу надо выкупать имущество и работать с ним, как со своим», — посоветовал председатель ГКИ.

По его словам, есть реальные кейсы, когда проводится рыночная оценка имущества, и инвестор говорит, за сколько готов купить, приводит расчеты планируемых инвестиций. Иногда заявленная цена покупки в 10 раз меньше рыночной, а решение о продаже принимается. Не сразу, конечно, а после согласования с Комитетом госконтроля, после оценки бизнес-плана. Таких примеров немного, но они есть, заверил Дмитрий Матусевич.

В ответ на это сопредседатель ОО «Минский столичный союз предпринимателей и работодателей» Андрей Бирюков отметил: бизнесу важнее не штучные решения, а системный подход.

«Мы не первый раз поднимаем тему управления имуществом: как вовлечь в оборот то имущество государства, которое каждый день попросту ржавеет и не становится дороже или привлекательнее. Это ресурс, который есть и который нужен бизнесу при правильном распоряжении.

Когда принимается решение кому-то продать дешево, то у других участников рынка возникает вопрос: не коррупционная ли это схема. В госорганах появляются анонимки. Поэтому мы понимаем госслужащих, которые принимают решения медленно, перестраховываясь».

По мнению Андрея Бирюкова, цена за базовую величину невозможна. Гораздо лучшая альтернатива — отсрочка оплаты за имущество.

«Если мы зафиксировали такой подход, то бизнесмен, который собирается освоить имущество, вовлечет его в оборот, заработает прибыль и сможет рассчитаться с государством. Поэтому этот механизм мог бы быть компромиссом».

Кстати, продажа за символическую плату имущества, в т.ч. компаний, владение которыми становится непосильным бременем для собственников, — не такая уж экзотическая практика. Это порой выгоднее, чем разбираться с долгами и содержать бесперспективный, а то и токсичный актив. Такие случаи бывали не только у нас (вроде продажи Сбербанку недостроенной гостиницы возле цирка в Минске за 2 рубля), но и за рубежом. Теперь добавились особые причины. Так, западные компании, покидающие российский рынок, отдают там активы за гроши местным бизнесменам, чтобы избежать санкционных и репутационных рисков.

Кому мешают дорогие деньги

Другая проблема бизнеса — очень дорогие инвестиционные деньги. Финансовый блок правительства и Нацбанк просто непоколебимы в сохранении такого положения дел, считает Андрей Бирюков.

Между тем если банки не могут удешевить кредиты, то государство должно субсидировать процентные ставки — по примеру промышленной ипотеки, внедряемой сейчас в России. Это позволило бы снизить цены на продукцию.

Руководитель МССПР раскритиковал практику «неразумного формирования стоимости денег в стране».

«В Беларуси курс рубля удерживается несмотря на то, что основные торговые партнеры девальвируют свои валюты. В результате мы получили неконкурентную ситуацию, как на своем, так и на внешних рынках», — рассуждает Андрей Бирюков.

Он добавил, что договор между бизнесом и властью невозможен без доверия. Когда частники приходят к госпредприятиям для участия в конкурсах, то сталкиваются с опасениями, что у госорганов могут быть дополнительные вопросы к таким сделкам. В конце концов, частному бизнесу удается работать и с МАЗом, и с МТЗ, но сопротивление сотрудничеству колоссальное, заявил бизнесмен.

Почему бизнес не задает вопросы о приватизации

Тему партнерства предпринимателей и власти осторожно продолжил председатель Республиканского союза промышленников и предпринимателей Александр Швец:

«Бизнес не задает вопросы про приватизацию. Мы их вообще не ставим перед госорганами. Если государству понадобится что-то продать и будут озвучены условия, то мы поинтересуемся. Пока таких предложений нет. Когда хочешь купить дом, нужно ли ходить по Тарасово, стучаться в каждую постройку и спрашивать, продается ли? Такой вариант, в принципе, возможен, но это нерационально с точки зрения бизнеса.

Эффективнее прийти в агентство и узнать, что продается. Но если государство говорит, что ничего не продает, зачем нам терять время? Что касается работы бизнес-союза, главное, к чему пришли: мы ни на что не жалуемся».

Впрочем, некоторые отечественные бизнесмены озабочены не столько тем, как обзавестись новыми активами, сколько судьбой имеющихся. Замораживание цен может повлечь за собой существенное снижение прибыльности компаний, а также фондоотдачи оборудования и деловой недвижимости.