Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Убийства и огромные сроки. Вот что происходит с туристами, которые едут в Северную Корею (похоже, Минск нашел с ней «общие идеалы»)
  2. Если вы хотели отнести в банк валютную заначку и обменять на рубли, то для вас есть не очень приятная новость
  3. Запретит ли Польша въезд авто на беларусских номерах? Вот что «Зеркалу» сообщили в польском Министерстве финансов
  4. Единовременная премия почти 22 тысячи долларов и около 60 тысяч за первый год службы — как российские регионы ищут желающих идти воевать
  5. Минчане жалуются на задержки с выдачей паспортов, не помогает и доплата за срочность. Попытались выяснить, в чем причина
  6. Беларус, воюющий в батальоне «Террор»: Самым страшным казалось стать так называемым самоваром — без рук, без ног и без «краника»
  7. Лукашенко полетел с рабочим визитом в Россию и встретится с Путиным
  8. Помните силовика, который шутил про прослушку его телефона? Теперь он работает в неожиданном месте
  9. Новшества по «тунеядству» и рынку труда, пересмотр пенсий, очередные удары от ЕС, дедлайн по налогам и падение цен. Изменения августа
  10. Банкротится уникальное госпредприятие. Его больше пяти лет пытались спасти, но не получилось
  11. «Гомельская Вясна»: Дарья Лосик вышла на свободу
  12. На рынке труда — небывалый дефицит кадров. Что о ситуации говорят чиновники и эксперты
  13. От запущенных случаев умирает каждый третий. В США вспышка инфекции, с которой сталкиваются и беларусы, — вот как защититься
  14. Слишком много людей. В одном из самых чистых озер Беларуси нашли кишечную палочку — всем запрещено купаться
  15. Лукашенко сделал нетипичное для себя заявление по соседним странам ЕС (еще недавно говорил иначе). А как у Минска идет торговля с ними?
Чытаць па-беларуску


На телеканале «Белсат» вышел сюжет, посвященный нашумевшей истории с агентством «Инфопоинт». Кроме прочих деталей, в нем говорится и о том, что агент ГУБОПиК Артур Гайко мог иметь «доверительные отношения» с сотрудниками Офиса Светланы Тихановской. «Зеркало» попросило их ответить на уточняющие вопросы.

Фото: t.me/tsikhanouskaya
Светлана Тихановская. Фото: t.me/tsikhanouskaya

— Согласно нашим источникам, а также информации телеканала «Белсат», сотрудник ГУБОПиК Артур Гайко имел отношение и к Офису Светланы Тихановской. Это так?

— Нет. Он не работал, никогда не бывал в Офисе, не встречался с нашими сотрудниками, не имел доступа к внутренней информации и документам Офиса. Также информация о том, что через этого человека якобы делались проверки безопасности, фейк. Проверки безопасности осуществляются через BYPOL и другие структуры, с которыми сотрудничает Офис (и среди них нет проекта ЧКБ).

С агентом ГУБОПиК в формате персонального контакта общался только один человек, который раньше был консультантом Офиса. Так как это был случай нарушения NDA (Non-disclosure agreement, соглашение о неразглашении. — Прим. ред.), к консультанту был применен штраф и ограничение доступа к информации.

— Контактировал ли Офис с Даниилом Богдановичем? Если да, расскажите, с кем он общался, какая информация была ему известна?

— Да, наряду с другими представителями медиа. Даниил не работал в Офисе, поэтому имел ровно столько информации о работе Офиса, сколько и другие авторы медиа-каналов.

—  Были ли среди этой информации конфиденциальные сведения?

— Люди, которые не работают в Офисе, ограничены в получении внутренней информации, информации о сотрудниках и партнерах Офиса. Для таких случаев предусмотрен NDA.

— Если Гайко все же имел отношение к Офису, то почему после раскрытия информации о том, что он является сотрудником ГУБОПиК, Офис публично не рассказал об этой истории?

— Этот человек не имел отношения к Офису.

Об истории публично было рассказано. Тогда, весной 2021 года, в раскрытии агента принимал непосредственное участие BYPOL, и сразу после этого, еще в июле 2021 года, опубликовал расследование на эту тему, которое только на канале BYPOL набрало более 200 000 просмотров и было положительно воспринято аудиторией. Уже тогда были даны ответы на вопросы по этой ситуации. Тогда же были сделаны выводы и приняты все возможные меры.

— Был ли нанесен ли какой-то ущерб Офису?

— Мы уже поясняли, что NDA в Офисе существует для того, чтобы защищать людей в Беларуси, а не политиков в эмиграции. При личном контакте агента с одним из офисных консультантов могла быть раскрыта информация, планы или взгляды, которые разделял консультант. При этом хотим отметить, что консультанты не имеют доступа к личной информации партнеров Офиса, активистов, людей, непублично общающихся с Офисом.

— Какие выводы вы сделали из этой истории?

— Cудя по публикуемой пропагандой информации, у агента была задача пробраться именно в Офис. Но благодаря системе безопасности и работе BYPOL ему это не удалось. Конечно, после произошедшего мы еще усилили систему безопасности (чтобы не упрощать работу агентам, мы не можем раскрывать деталей), а BYPOL стал помогать организациям в демократическом движении наладить протоколы безопасности. Поэтому мы благодарим партнеров за бдительность и профессионализм. 


Также, резюмируя критику Офисного NDA, мы хотим отметить, что находимся в исключительной ситуации, которая требует от нас расставлять приоритеты. Сегодня для нас безопасность людей в Беларуси стоит выше комфорта сотрудников Офиса, которые существенно ограничены в распространении конфиденциальной информации. При этом критиковать Офис имеет право любой человек, что мы и наблюдаем последние недели, однако эта критика не должна содержать конфиденциальные сведения, способные нанести вред другим людям.