Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Врачи говорят готовиться к летальному исходу». Поговорили с парнем белоруски, которую изнасиловали в центре Варшавы
  2. В Минтруда рассказали, как белорусы будут работать и отдыхать в марте
  3. «Продолжающиеся репрессии и поддержка России в войне». ЕС на год продлил санкции против Лукашенко и его окружения
  4. «Отработайте, и у вас получится». Спросили у экс-сенатора, как заработать на дом за 1,5 млн долларов (она продает такое жилье в Минске)
  5. «Слушайте, вы такие вопросы задаете!» Интервью с Борисом Надеждиным, который хотел стать президентом России
  6. Чиновники снова взялись за тех, кто выехал за границу. На этот раз — за семьи с детьми
  7. Замначальника погранзаставы «Мокраны» вылетел со службы из-за «проступка» и теперь немало должен. Его подвел бизнес
  8. By_Help: Некоторых белорусов, ранее откупившихся за донаты, теперь обвиняют в «измене государству»
  9. Продавать с молотка арестованную квартиру Валерия Цепкало не будут. Вот почему
  10. Уже через несколько дней силовики смогут мгновенно заблокировать едва ли не любой ваш денежный перевод. Рассказываем подробности
  11. Сейчас воспринимаются как данность, но в СССР о них не могли и мечтать. Каких привычных для Запада вещей не было в Советском Союзе
  12. Российская армия вернула себе инициативу на всем театре военных действий — что ей это дает. Главное из сводок
  13. Герой мемов депутат Марзалюк остался в парламенте на третий срок. Угадайте, какая у него зарплата


Политический аналитик Артем Шрайбман порассуждал в эфире YouTube-подкаста «Глушылка BBC», справедливо ли обвинять белорусские демсилы во введении санкций и уходе бизнеса из страны. По его мнению, все это произошло бы и без участия оппозиции, а остановить дальнейшую изоляцию страны может прежде всего Александр Лукашенко.

В программе среди прочего обсудили предполагаемую замену McDonalds на «Вкусно — и точка» в Беларуси и опасения насчет рисков, которые несет для нашей страны экспансия товаров, капитала и новых компаний из России.

Шрайбман ответил на мнение о том, что такая ситуация возникла из-за западных санкций, и белорусским демсилам вместо того чтобы призывать к новым ограничениям против нашей страны, наоборот, следует настаивать на их прекращении — чтобы сохранить в Беларуси больше белорусского.

— Все это вызвано изначально репрессиями. Каждую секунду Лукашенко, если ему дорога независимость, может сказать: «Ладно, пацаны, мы заигрались», — заявил аналитик.

Он отметил, что оппозиция призывала к санкциям с осени 2020 года, однако первые три пакета, принятые до весны 2021-го, были «абсолютно беззубыми» и никак не изолировали Беларусь — речь шла разве что об ограничениях по выдаче виз некоторым силовикам и чиновникам, а также против отдельных оборонных предприятий:

— То есть все призывы белорусских демократов просто ложились мимо, их никто не слушал.

Зато после посадки самолета Ryanair с Романом Протасевичем на борту санкции были приняты за один день, то же самое произошло из-за миграционного кризиса на границе с ЕС и после начала войны — ко всему этому белорусские демсилы не причастны, считает политолог.

— Поэтому атрибутировать эту вину (за введение санкций. — Прим. ред.) тем, кто просто параллельно призывает к тому, что и так бы случилось, — это как призывать солнце сесть сегодня вечером. Оно сядет, и я виноват в этом, что ли? — сказал Шрайбман, назвав введение ограничений против нашей страны «естественным ходом событий».

Что касается ухода иностранного бизнеса из Беларуси, аналитик подчеркнул, что никакие санкции не обязывают его «валить» из нашей страны — он сам принимает такое решение из-за того, что ситуация в Беларуси стала «взрывоопасной», в частности, существует риск еще большего втягивания в войну.

Иными словами, подытожил он, введение ограничений Западом никак не связано с требованиями демсил:

— Они могли бы просить или не просить — ничего бы не изменилось.

При этом Шрайбман высказал мнение, что белорусским демсилам все-таки не следует призывать к новым санкциям «вслух, на внутреннюю аудиторию», чтобы не оттолкнуть своих сторонников в стране. Впрочем, он отметил, что оппозиция уже стала различать «месседж домашний и месседж международный», понимая, что требование санкций среди белорусов не находит широкой поддержки.

По мнению Шрайбмана, в определенных обстоятельствах разумной стратегией действительно может быть поиск опоры «не на электоральное большинство, а на мотивированное меньшинство» (в данном случае — сторонников санкций), однако минусов от педалирования этой темы он все же видит больше:

— Когда ты ездишь в красивых костюмах и в красивых залах говоришь: «Жахните, пожалуйста, вон тот завод» — с точки зрения банального популизма это вообще мимо.

Поделился Шрайбман и собственным отношением к Офису Тихановской. По его словам, у него ни к одному политику нет «глубокой непреодолимой симпатии», и смягчать краски в своей критике он не считает нужным.

Тем не менее, признался он, получилось так, что «фанаты Тихановской считают, что я топлю Офис, а критики Тихановской — что я у него на зарплате»:

— Вернулись в ситуацию 2020 года, когда оппозиция считала и меня, и TUT.BY провластными, а власть — оппозиционным. Так что все нормально.