Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Крупная государственная страховая компания нанесла удар по долларизации. Что изменилось для клиентов
  2. «Теперь это глупый дом». Пользователи жалуются, что в Беларуси и России перестали работать устройства Xiaomi
  3. Мошенники придумали новую схему обмана белорусов
  4. Мужчин с военными билетами массово вызывают на повторные медкомиссии. Что происходит?
  5. Почему Лукашенко стал призывать одну из европейских стран возобновить сотрудничество. Похоже, на это есть как минимум две причины
  6. Казахстан снова ввел запрет на перецепку для белорусских перевозчиков с 9 октября
  7. В обращении стали чаще находить редкие поддельные банкноты. Если такие окажутся в вашем кошельке, то готовьтесь потерять солидную сумму
  8. Успехи ВСУ в районе Клещеевки и Андреевки, Путин готовится к выборам, он перестанет говорить о войне. Главное из сводок
  9. Для жизни или разочарования. Исследователи создали рейтинг белорусских городов — посмотрите, на каком месте ваш
  10. Защищал Куропаты, а затем участвовал в репрессиях. Рассказываем о, пожалуй, самом необычном силовике из окружения Лукашенко
  11. В Польше прошел огромный митинг оппозиции. Там сменится власть? А что будет с политикой страны в отношении белорусов? Разбираемся
  12. Лукашенко назначил нового ответственного за мобилизацию в Беларуси
  13. «Я чувствовал, что что-то не то, но верить не хотел». По БТ показали «исповедь» украинца, обвиняемого в «теракте» в Мачулищах
  14. ВСУ продвинулись на границе двух областей и удерживают захваченные в районе Работино российские позиции. Главное из сводок
  15. Кочанова снова наговорила ерунды о белорусах и белорусках — и пытается вернуть нас в прошлое. Но у нее не получится — вот почему
  16. На валютном рынке — исторический антирекорд по курсу доллара
  17. Дочь одиозного белорусского депутата живет в Великобритании — сам же он строит карьеру на критике Запада. Вот что нам удалось выяснить
  18. Белорусскому обществу Красного Креста предоставили выбор — лишиться генсека или финансирования


Белорусские власти надеются заменить в стране известные бренды типа IKEA и Zara Home. Разбираемся, возможно ли это.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: pixabay.com
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: pixabay.com

Частные компании могут предложить альтернативу IKEA в Беларуси. Но выгодно ли им это?

Власти надеются создать в Беларуси аналоги известных брендов IKEA и Zara Home, заявил вице-премьер Петр Пархомчик. Альтернативой видят торговую сеть «Да Дому». В этой сети раньше собирались продавать белорусские товары для дома, льняной текстиль, декор, посуду.

Идея, казалось бы, неплохая, тем более если учесть, что не меньше десятка белорусских компаний и раньше производили текстиль, мебель или ее заготовки для IKEA. Значит, у них есть достаточно опыта создания товаров такого образца, который ценят во многих странах мира за практичность и доступную цену.

Правда, в планах чиновников полностью заменить белорусскими аналогами шведские и испанские товары для дома есть несколько «но». Во-первых, те самые компании, за счет которых хотят провести импортозамещение, и раньше работали в Беларуси, обеспечивая в том числе внутренний рынок. Что им мешало стать альтернативой шведского производителя? Ведь есть причины, почему ради столов и шкафов белорусы ездили (и продолжают, если имеют такую возможность) в соседнюю Литву или Польшу, а те, кто не мог поехать, пользовались услугами посредников, доставляющих эту мебель в страну. Конечно, белорусскую мебель тоже покупают и, очевидно, в основной массе своей наши производители делают ее неплохого качества. Но, судя по всему, конкуренцию шведскому производителю, в целом отечественная отрасль проигрывает. Об этом свидетельствуют как раз предпочтения белорусских покупателей.

Во-вторых, внутренний рынок не такой большой, а покупательная способность белорусов по сравнению с жителями западных стран — тем более. Это означает, что переориентация наших поставщиков, работавших для IKEA, на внутренний рынок будет сопровождаться для них определенными убытками.

В-третьих, IKEA ушла и с российского рынка, и именно он может стать более привлекательным для белорусских производителей мебели, фурнитуры и текстиля для дома. Конечно, в РФ белорусских производителей тоже ждет конкуренция с местными компаниями, но на масштабном рынке больше возможностей найти себе место.

Шкаф-витрина "Гомельдрев" и IKEA. Фото: gomeldrev.by/ikea.lt
Шкаф-витрина «Гомельдрев» за 1430 рублей и IKEA за 329 евро (819 рублей). Фото: gomeldrev.by/ikea.lt

В-четвертых, по неподтвержденной официально информации, как минимум часть наших поставщиков, работавших со шведским гигантом и другими известными брендами в мире мебели, продолжают поставлять свою продукцию на западные рынки. В условиях, когда ты все еще можешь продавать свой товар в ЕС и занять место на рынке РФ, развитие на менее выгодном, но более рискованном белорусском рынке может выглядеть куда менее привлекательным.

При этом в Беларуси существенная часть производителей мебели — это государственные предприятия. Они же, как правило, являются более крупными игроками на рынке. С одной стороны, их продукция, как правило, дороже, чем предлагает мебельный масс-маркет. Но даже при таких ценах некоторые из них продолжают из года в год поглощать финансы из бюджета в виде поддержки. Иными словами, при более дешевой рабочей силе и высоких ценах они остаются нерентабельными. Например, «Гомельдрев» закончил 2020 год с выручкой в 121 млн рублей и чистым убытком в 12,7 тысяч. С другой стороны, для эти производители обычно пользуются большими привилегиями, чем частные маленькие компании. Значит, часто именно под них создаются правила работы на внутреннем рынке. А в условиях несвободной конкуренции, сложных экономических условиях, переменчивости законодательства и уголовных рисках увеличивать инвестиции (что неизбежно для расширения производства и замещения западных конкурентов) решатся немногие.

Доступность — одно из главных качеств, которые интересуют небогатое население Беларуси. Это подтверждает популярность мебели шведского производителя на нашем рынке даже при отсутствии его официальных магазинов в стране. Далеко не все отечественные производители могут себе это позволить, ведь достигается снижение цены огромными объемами продаж. Ни одна отечественная фабрика не может этим похвастаться.

Еще одно достижение IKEA — это реклама и популяризация своих товаров. Ни один белорусский производитель не имеет даже близких средств и возможностей для подобной рекламы.

Легпром может повышать узнаваемость, главное, чтобы никто не «мешал»

Еще один вопрос — способен ли белорусский легпром заменить шведскую компанию или испанскую Zara Home в производстве и продаже текстиля для дома? В теории — да. У нас есть производители домашнего текстиля, сравнимого по качеству, цене и интересному дизайну с западными аналогами. Но чаще всего это небольшие частные предприятия. У них есть свой покупатель в Беларуси, России и других странах, а вот средств для расширения (ради импортозамещения) может и не быть.

Правительство предлагает меры поддержки через кредиты для малого и среднего бизнеса Банка развития, но остается открытым вопрос, насколько частные компании готовы ими наращивать долги в условиях неопределенности, экономической нестабильности и рисков уголовного преследования в случае нарушения созданных чиновниками условий работы.

Шторы белорусского производителя Nadzejka и IKEA. Фото: nadzejka.by/ikea.lt
Шторы белорусского производителя Nadzejka за 197,7 рублей и IKEA за 69,99 евро (174 рубля). Фото: nadzejka.by/ikea.lt

У госпредприятий тоже есть качественный продукт. Но цена у него не всегда сопоставимая с известными брендами. Если бы они могли конкурировать с западными компаниями, учитывая господдержку госсектора и привилегии на рынке, то логично было делать это в спокойные в экономическом плане времена, когда были благоприятные условия для развития и более высокий спрос на внутреннем рынке. Вместо этого на протяжении нескольких лет представители «Беллегпрома» раз за разом находили внешние причины, якобы мешающие им развиваться. Нередко таковыми называли конкурентов, способных продавать свои товары по более низким ценам и привлекающих покупателя дизайном. Конкурентами в концерне называют даже секонд-хенды.

При этом у предприятий концерна «основная и главная задача», по словам Татьяны Лугиной, это наращивание экспорта.

— Если мы говорим о текстиле — это, например, ткани, ковры — у нас достаточно большие мощности. И мы просто не можем на рынке такой вал реализовать. Поэтому штучные изделия в виде текстиля, как полотенца, покрывала, — это, конечно, внутренний и внешний рынок. Но сам текстиль — это практически 90% всегда был и будет экспорт, — так об ориентации «Беллегпрома» говорила его руководитель. Она также заявляла о готовности концерна заменить ушедшие западные компании на российском рынке. То есть руководство концерна не ставит первостепенной целью завоевать отечественного покупателя и стать для него более доступными.

В Беларуси действительно есть альтернатива западной мебели и домашнему текстилю. У нас есть хорошие компании, которые выпускают продукцию, пользующуюся спросом. Но вряд ли в нынешних условиях они могут заменить конкурентов, способных за счет своих масштабов продавать аналоги по более низким ценам, которые более узнаваемые, а, значит, и востребованные за счет долгой истории развития.