Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. После гибели президента Ирана пропаганда в Беларуси и России обвиняет всех подряд. Вот какие версии выдвигаются — и что с ними не так
  2. «Я не хотела выходить из колонии. Меня отрывали от шконки». Алана Гебремариам — о тюрьме, воле и о том, как освободить политзаключенных
  3. СК завел уголовное дело на всех участников выборов в Координационный совет — им угрожают отъемом жилья
  4. Азарова лишили доступа к плану «Перамога». Тихановская прокомментировала «Зеркалу» рассылку с призывом голосовать на выборах в КС
  5. Эксперты рассказали, зачем Путин убирает сторонников Шойгу из Министерства обороны, а Медведев завел тему о нелегитимности Зеленского
  6. Из-за контрсанкций Минска с прилавков магазинов вскоре должны исчезнуть некоторые товары. Рассказываем, чем лучше закупиться впрок
  7. Александр Лукашенко произвел кадровые назначения в КГБ и потребовал искоренить «скрытое мышкование типа крышевания»
  8. «Нам не штрафы нужны и наказания». Лукашенко собрал совещание по работе контролирующих органов
  9. Силовики могут быстро получить доступ к вашему аккаунту в Telegram. Рассказываем о еще одной уязвимости
  10. Минск снова огрызнулся «недружественным» странам. Крайним, похоже, снова будет население нашей страны
  11. С 1 сентября у десятиклассников из расписания исчезнет «История Беларуси» как отдельный предмет. Вот чем ее заменят
  12. «Дед заслужил эту квартиру, потому что свое здоровье положил на войне». Что рассказали герои сюжета госТВ об изъятии жилья у эмигрантов
  13. В Беларуси цены на автомобильное топливо постепенно вырастут на 8 копеек. Первое подорожание — 21 мая
  14. С июля беларусов будут хоронить по-новому. Теперь чиновники объявили, что подготовят очередные изменения по ритуальным услугам
  15. Эксперты сообщили о продвижении россиян в Волчанске и рассказали, на каких направлениях у армии РФ есть еще успехи
  16. Три европейские страны признали Палестину как независимое государство. МИД Израиля отзывает послов
  17. Политзаключенная Полина Шарендо-Панасюк не вышла из колонии в предполагаемую дату освобождения. Она в СИЗО Гомеля
  18. Власть грозит уехавшим беларусам арестом и конфискацией жилья. А это законно? Можно ли защитить собственность? Спросили у юристов
  19. Взломан популярный беларусский портал Realt.by — в сеть утекли данные 900 тысяч пользователей
  20. В минский паб «Брюгге» на диджей-сет российского экс-комика «ЧБД» ворвались силовики. Вот что удалось узнать


Республиканский бюджет в следующем году планируется с дефицитом, несмотря на значимый рост как доходов, так и расходов, а также огромный финансовый «подарок», который, вероятно, ожидается от России. О чем нам говорит опубликованный проект закона о республиканском бюджете и как он соотносится с планами правительства по росту экономики, «Зеркалу» рассказал старший научный сотрудник BEROC (Киев) Дмитрий Крук.

Снимок носит иллюстративный характер

Поддержание бюджетного статус-кво

Доходы республиканского бюджета на 2023 год в абсолютном выражении вырастут на 19,8%, расходы — на 19,1%. Но с учетом инфляции прирост как доходов, так и расходов не такой большой.

— Для получателей средств самый простой способ смотреть рост с корректировкой на инфляцию, а с точки зрения самого бюджета обычно доходы и расходы смотрят как долю ВВП. Если сравнивать таким образом, то небольшой рост есть, но он незначительный. По расходам он получается на 0,3 процентных пункта (с 15,9 до 16,2% от ВВП), а по доходам — на 0,4. Если мы берем общую сумму по доходам и расходам, я бы назвал это поддержанием бюджетного статус-кво, который, как казалось раньше, поддержать будет невозможно, — комментирует экономист Дмитрий Крук.

Основа любого бюджета — это налоговые доходы, продолжает экономист. Но в Беларуси в последние 10 лет в этом плане виден тренд на снижение их роли в формировании доходной части бюджета.

— С диапазона 14−15% от ВВП в 2023 году мы выходим на 10%. Сокращение происходит за счет снижения налоговых доходов от внешнеэкономической деятельности, акцизов. В 2023 году их замещают безвозмездными поступлениями от иностранных государств (в размере 5,4 млрд рублей). Но среднесрочные тренды означают, что степень устойчивости бюджета радикально снизилась. То есть мы сами не контролируем в должной мере свой бюджет, значит почва под ногами у нас очень зыбкая, — поясняет экономист. — По сути сейчас источником фискальной стабилизации в 2023 году будет выступать Россия (вероятнее всего, она предоставит те самые 5,4 млрд рублей. — Прим. ред.). И в любой момент она эту подпорку из-под наших ног может выдернуть. Тогда та фискальная стабильность, которая, вроде, содержится в проекте бюджета на следующий год, испарится.

Увеличение расходов бюджета поможет росту экономики

Если бюджет сможет быть исполнен с заложенными в него параметрами, то он будет оказывать небольшое содействие попытке разогнать рост экономики до 3,8%, считает экономист. Но произойдет это при других важных условиях. Одно из них — это сохранение или рост объема экспорта в этом году. Без этого на планах о росте экономики можно ставить крест. Второе условие — инвестиции в основной капитал, рост которых ожидается выше 20% к этому году.

— Подозреваю, что основным механизмом будут вливания через госбанки и Банк развития. Так будут пытаться задействовать избыточную ликвидность, которая сформировалась в банковской системе. Плюс, вполне вероятно, будут ее дополнительно накачивать (это видно из планов по росту лимита внутреннего государственного и гарантированного долга), — поясняет Дмитрий Крук.

При выполнении этих условий для роста экономики от бюджета потребуется не оказывать негативное влияние.

— Если расходная часть бюджета увеличивается по сравнению с предыдущими периодами, то это оказывает стимулирующее воздействие на экономику, и наоборот. То есть задача властей в уравнении, которое они придумали, по сути сводится к тому, чтобы фискальный импульс не был отрицательным. Если мы посмотрим на расходную часть бюджета в процентах от ВВП, то она не кардинально, но значимо больше того, что было заложено на этот год (мы не знаем, что на самом деле сейчас происходит с бюджетом, потому что вся статистика засекречена). То есть мы видим позитивный импульс по расходам.

Снимок носит иллюстративный характер

По доходам от внешней торговли много вопросов

При том что правительство прогнозирует в 2023 году рост экспорта на 5,5% к этому году, в бюджете заложено снижение получаемых выгод от внешней торговли. Доходы от акцизов в проект бюджета заложены ниже, чем в этом году, на целый миллиард рублей. Доходы от внешнеэкономической деятельности тоже планируются меньше на 1 млрд. Вывозные таможенные пошлины в проекте указаны в 3 раза ниже, чем предусматривалось на этот год.

Снижение доходов казны от внешней торговли Дмитрий Крук отчасти связывает с российским налоговым маневром, каждый шаг которого снижает поступления в белорусский бюджет от вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты. А ведь именно они составляют основу таких поступлений.

— Купирование акцизов закладывается для того, чтобы иметь поле для дополнительного стимулирования поддержки нефтепереработчиков при работе на внутренний рынок и для того, чтобы сдерживать цены на этом самом рынке, — называет экономист предполагаемые причины. — Можно вспомнить, как в 2020 году, когда была «нефтяная война» с Россией, снижали акцизы на бензин, дизтопливо. Это позволяет снизить дополнительную нагрузку на нефтепереработчиков на внутреннем рынке, в то же время это инструмент, за счет которого можно сдерживать цены.

Эксперт не исключает появления схем, когда поступления, которые раньше шли по статье акцизов от нефтепереработчиков, будут включены в безвозмездные поступления от других государств. Но подчеркивает, что не видит фактов, которые бы это подтверждали.

Сам факт того, что в бюджете прописаны безвозмездные поступления от правительств других стран, для экономиста ожидаемый. В частности потому, что в будут также бюджетные трансферты на базе соглашения о косвенных налогах по нефтепереработке.

— По этой статье и раньше были поступления от России. Помните, была «схема Семашко», связанная с так называемой перетаможкой российской нефти? — отмечает эксперт. — То, что для меня непонятно, это сумма в 5,4 млрд рублей. Если брать прописанную в соглашении формулу, то при текущих значениях цены нефти Urals и прописанных коэффициентах, перечисления от РФ в пользу Беларуси должны быть около 500 млн долларов. Но глава Минфина Юрий Селиверстов говорил, что перечисления будут больше — около 2 млрд рублей. Здесь же мы видим сумму существенно большую. Может быть, здесь есть бухгалтерская хитрость с акцизами. В любом случае я уверен, что эти средства связаны с Россией. Больше ожидать таких поступлений неоткуда.

Именно безвозмездные поступления, по словам экономиста, полностью меняют бюджетную реальность и дают возможность согласовать бюджет на 2023 год с социально-экономическими параметрами правительства на следующий год.

Привыкание к дефициту и рост расходов на оборону

На протяжении почти 15 лет для белорусского бюджета профицит стал уже само собой разумеющимся, отмечает эксперт BEROC. А в следующем году даже с большой подпиткой от России он все равно выходит дефицитным. Причем недостача в бюджете образуется не первый год. По сути дефицит становится нормой, говорит он.

— Если же подпорку в виде поддержки РФ, о которой я говорил ранее, выдернуть из-под наших ног, то дефицит станет катастрофическим. А еще 7−8 лет назад ни о каком дефиците речь не шла, — дополняет Дмитрий Крук.

Что касается роста расходов на силовые структуры, суды и оборону, на которые многие обратили внимание, экономист отмечает, что даже при таком большом в номинальном выражении росте он не согласен со сравнениями с бюджетом, близким к казне военного времени.

— Увеличение расходов на национальную оборону достаточно значимое (в номинальном выражении более 50%). Да, Беларусь никогда не тратила на оборону больше. Но это рост с 0,9% от ВВП до 1,2%. Для стран, которые, как считается, много тратят на оборону, планка составляет 3% от ВВП. А бюджет военного времени превосходит эти 3% и порой уходит в двухзначные числа. Поэтому я не стал бы говорить, что это заранее планируемый бюджет военного времени, — объясняет экономист.