Поддержать команду Zerkalo.io
  1. Что с китайской вакциной в Беларуси? Пациенты ищут, медики ждут новую партию
  2. Вероятность заражения вирусом снижается до 1,5%. Рассказываем, почему медики настаивают на ношении масок
  3. В Беларуси отвергли причастность «Белавиа» к организации перевозок нелегалов в Европу
  4. Беларусь пропустит «Евровидение» в 2022 году. Нашей страны нет в списке участников
  5. Помните характеристики с места работы для чиновников? В них есть пункт об «антигосударственных проявлениях»
  6. В Беларуси все-таки не будут приостанавливать оказание плановой медпомощи. Но есть нюанс
  7. В Беларуси по-прежнему нехватка медработников. Где их больше всего требуется и какие зарплаты готовы платить
  8. В Беларуси всем привитым через полгода-год могут провести ревакцинацию
  9. Сколько денег в этом году «влили» в ФСЗН, на что их потратили и какая ситуация с выплатой пенсий
  10. Чиновники хотят еще больше оптимизировать число работников. Из-за этого прогнозируют рост безработицы
  11. Рождественский турнир по хоккею отменили. Уже второй раз подряд
  12. «Умерла мама, а через пару дней — папа». Белорусы рассказали, как потеряли из-за COVID-19 сразу нескольких близких
  13. ГПК в ответ на ноту МИД Литвы: белорусские пограничники границу не нарушали, это были гражданские лица
  14. Минских таксистов и курьеров обязали привиться с 1 ноября. Но это неточно
  15. В Минздраве предположили, что COVID-19 может тормозить опухолевый рост и даже излечивать онкопациентов
  16. Снова антирекорд. Минздрав опубликовал свежие данные по коронавирусу
  17. «У нас сейчас в приемном по 300 человек в день». Медики — о «коронавирусных» заявлениях Лукашенко
  18. В национальный календарь прививок внесен COVID-19
  19. Власти ожидают сокращение населения и возьмутся за «безвозвратный» отток кадров за рубеж
  20. Боровляны могут стать городом, а Лукашенко привьется белорусской вакциной. Коротко о его визите в больницу


Ровно год назад Виталий и Владислав Кузнечики перелезли через забор шведского посольства, скрываясь от милиции и надеясь получить политическое убежище. Все это время они живут в посольстве. «Если бы мы знали, что с посольством так надолго все затянется, продумали бы другой вариант», признаются спустя год укрывшиеся в посольстве витебляне. Узнали, решается ли их ситуация и как организован быт отца и сына.

Виталий и Владислав Кузнечики на территории посольства Швеции, 11 сентября 2020 года.

Виталий и Владислав Кузнечики хотели попросить политическое убежище у Швеции, так как, по их словам, их преследовали силовые органы за участие в акциях протеста. 11 сентября 2020 года в посольстве Швеции в Минске им отказали, так как дипломатическое ведомство не отвечает за эту процедуру. Тогда мужчины перелезли через забор и остались на территории диппредставительства.

В тот же день рядом с посольством дежурили представители органов внутренних дел и неизвестные в масках. Силовики просили посольство выдать им спрятавшихся на территории диппредставительства белорусов, но этого не произошло. Позже стало известно, что против Кузнечиков возбуждено уголовное дело по статье 364 УК (Насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел).

«Дети скучают и каждый наш разговор спрашивают, когда мы приедем домой»

Напрямую с журналистами Кузнечики не общаются. Zerkalo.io узнало об их быте через адвоката Вадима Дроздова.

— Тут есть все условия для жизни: стиральная машина, мультиварка, холодильник, посуда, душ, туалет. Есть турник, эспандеры для занятий спортом. Мы сами готовим себе еду, и это большой плюс — так время идет быстрее. А продукты, которые нужны, нам покупают. На свежий воздух выходим в любое время. Здесь не разрешены телевизор и компьютер. Но мы пользуемся смартфоном, который был у нас с собой, — передает слова Владислава представитель Кузнечиков.

Несмотря на отсутствие интернета, отец и сын следят за событиями в стране. «Невозможно поверить, что такое вообще может происходить. Что сказать — иногда не до законов. Только продолжаться вечно это не может», — комментирует Владислав.

Больше всего, говорит, не хватает встреч с детьми (их у него двое) с семьей. Связь с близкими только по телефону и иногда по видеосвязи.

— Тут думаешь и переживаешь не столько о себе, сколько о детях, семье — чтобы они ни в чем не нуждались. Дети скучают и каждый наш разговор спрашивают, когда мы приедем домой. Конечно, финансово семье тяжело, ведь заработком денег занимался я. Родным тяжело и физически, и финансово без нашей помощи, но в целом держатся. Чувствую ответственность за них и больно, что ничем помочь не могу.

Ранее Владислав перенес рак, после которого должен проходить обследование каждый год. В 2020-м он не успел это сделать до событий, которые привели его в посольство Швеции. Сейчас вопрос с медицинским обследованием тоже не решается: посольство говорит, что не имеет права его организовать, а представитель Кузнечиков обратился в Комитет против пыток, чтобы уточнить, положено ли такое обследование в его положении.

Фото: Радыё Свабода
Владислав Кузнечик на территории посольства Швеции, 11 сентября 2020 года. Фото: Радыё Свабода

— Вернувшись на год назад в ситуацию с отцом, когда его избивали, поступить по-другому мне бы не позволила совесть, так же, как и не ходить на протесты. Но если бы мы знали, что с посольством так надолго это все затянется, конечно, продумали бы другой вариант. Не факт, что он был бы лучше, — рассуждает Кузнечик младший.

Идеальным выходом из сложившейся ситуации мужчины видят возможность жить в своей стране и быть спокойными за будущее своей семьи. «Это возможно когда в стране пройдут новые честные выборы и вернется закон», — считает Владислав.

Как движется процесс о получении политического убежища

В прошлом году представитель интересов Кузнечиков адвокат Вадим Дроздов от их имени он обратился в Комитет против пыток.

— В обращении мы утверждали, что если заявители будут задержаны властями Беларуси, то они столкнутся с реальной угрозой подвергнуться пыткам. Если задержание произойдет в результате действий или бездействия властей Швеции, то Швеция нарушит свои обязательства по статье 3 Конвенции против пыток, — указывает юрист в описании дела на своем сайте.

По жалобе Кузнечиков Комитет принял решение о временных обеспечительных мерах, то есть попросил правительство Швеции не передавать отца и сына властям Беларуси до окончательного решения.

По словам Владислава, человек, в лицо которому милиционер распылил газ, это его отец Виталий

6 августа секретариат Управления Верховного комиссара ООН по правам человека (УВКПЧ) сообщил адвокату мужчин Вадиму Дроздову, что рассмотрение их жалобы запланировано на предстоящей сессии Комитета против пыток в ноябре 2021 года.

Кузнечики могут находиться на территории посольства как минимум до вынесения Комитетом решения о приемлемости применения обеспечительных мер, а в случае, если Комитет посчитает, что их жалоба приемлема, то и до ее рассмотрения по существу, отмечает юрист.

Вопрос о предоставлении политического убежища или какого-либо иного статуса отцу и сыну остается за правительством Швеции. За год он так и не решился.

Уголовное дело против Кузнечиков еще открыто. В материалах дела говорится, что Виталий и Владислав «с целью воспрепятствования законной деятельности сотрудников органов внутренних дел применили насилие в отношении сотрудника органов внутренних дел Федотова Д.И. и иных неустановленных сотрудников органов внутренних дел, причинив последним телесные повреждения, побои и физическую боль», сообщает их адвокат.

— Нам неизвестно, как следствие определило наличие телесных повреждений, побоев и физической боли у сотрудников внутренних дел, которые следствием не установлены, — отмечает представитель витеблян.