Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Как связаны «кошелек» Лукашенко и паспорта Новой Беларуси? Рассказываем
  2. Сирота при живых родителях. Откровенный монолог беларуса о детских домах, насилии детей и взрослых и суицидах среди детдомовских
  3. «Смысл не удалось объяснить не только большинству беларусов». Артем Шрайбман — об уроках выборов в КС
  4. Завершились выборы в Координационный совет. Комиссия огласила предварительные итоги
  5. В Минтруда признали, что некоторые беларусы вскоре могут на время остаться без пенсий и пособий на детей. Причина — новшество от властей
  6. В Беларуси начали отключать VPN, что делать? Гайд по самым популярным вопросам после блокировки сервисов
  7. Нацбанк говорит, что опасается девальвации и скачка цен. Теперь Лукашенко анонсировал изменение, которое может приблизить эти риски
  8. Армия РФ снизила активность на севере Харьковщины и проводит механизированные атаки в Донецкой области — вот с какой целью
  9. В Telegram и Viber есть функция, которая может стать проблемой при проверках телефона. Рассказываем, как ее отключить
  10. Чиновники придумали, как еще насолить беларусам за нелояльность
  11. Стало известно, сколько шенгенских виз получили беларусы за прошлый год. Их число выросло, и вот у каких стран отказов меньше всего
  12. Банкротится частная аптека, которая весьма неожиданно ушла на ремонт, а открылась уже под крылом госкомпании
  13. Минчанин возил валюту за границу и все декларировал. Но этого оказалось мало — и его оштрафовали на рекордные 1,5 млн рублей
  14. Действия властей в последние четыре года лишили беларусов привычного быта. Вот как граждане расплачиваются за решения Лукашенко
  15. «Лучше возвращать мигрировавших сограждан». В Минэкономики придумали, как решить дефицит работников
  16. Что будет происходить после ухода Лукашенко? Сергей Чалый сделал прогноз, а мы вспомнили события, на которых он основывался
  17. Риск остаться без пенсии и отдельных товаров, подорожание ЖКУ, подготовка к «убийству» некоторых ИП, дедлайн по налогам. Изменения июня


Белорусы в основном положительно оценивают введение новой схемы по госрегулированию цен, а бизнес в свою очередь указывает на негативный эффект такой меры. В целом в белорусском обществе снижается пессимизм относительно ситуации в экономике. Об этом эксперты BEROC рассказали во время презентации экономического мониторинга.

Фото: Reuters
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

Потребители довольны сдерживанием цен, бизнес — нет

Белорусы-потребители в целом положительно относятся к решению властей по жесткому сдерживанию цен. Больше 63% респондентов считают такое решение правильным, не согласны с этим 22% респондентов. Показал опрос BEROC, проведенный 21−25 ноября в формате онлайн.

Опрос проводился в онлайн-формате среди городских жителей. Выборка репрезентативна по полу, возрасту и региону, отмечают авторы исследования. В опросе приняли участие 950 человек.

— Больше поддержка со стороны людей, у которых низкие доходы, у кого они фиксированные (пенсионеры, декретницы) и у людей с низким уровнем образования. Кроме того, есть четкое разделение по аудитории СМИ. Если мы посмотрим на аудиторию независимых СМИ, там поддержка (решения по ужесточению госрегулирования цен. — Прим. ред.) будет гораздо ниже среднего (всего лишь 40%), а среди аудитории государственных СМИ поддержка 74%, — рассказала во время презентации исследования академический директор BEROC (Киев) Катерина Борнукова.

Скриншот презентации исследования BEROC
Скриншот презентации исследования BEROC

Причем положительная оценка сдерживания цен наблюдается несмотря на то, что многие люди заметили негативные эффекты принятых мер. Почти половина респондентов заявила о том, что в магазинах стало меньше товаров, примерно 35% отметили, что цены продолжили расти. 23% опрошенных заметили закрытие маленьких компаний в результате контроля цен.

— Я пыталась выяснить, нет ли зависимости между тем, как люди оценивают решение по росту цен и насколько они заметили продолжающийся рост. Оказалось, что ее нет. Та же самая пропорция людей одобряет введение контроля цен и среди тех, кто говорит, что они продолжили расти, и среди тех, кто считает, что они не растут, — комментирует Катерина Борнукова. — Думаю, это естественная реакция. Если в самой капиталистической прозападной стране мира на фоне текущей инфляции объявить контроль цен, это будет популярной [мерой] среди большинства населения, даже несмотря на то, что, как мы знаем, она нормально не работает.

Какая реакция у бизнеса на госрегулирование цен

Иначе оценивает нововведение бизнес, показал опрос менеджеров и собственников 300 малых и средних предприятий. Подавляющее большинство респондентов негативно оценивают влияние жесткого регулирования на свой бизнес, рассказал старший научный сотрудник BEROC (Киев) Лев Львовский.

На вопрос, кто выиграет от жесткого регулирования цен, больше 45% респондентов ответили, что частные компании, которым государство предоставит льготы. При этом в целом частные компании, по мнению более 90% опрошенных представителей бизнеса, проиграют.

Скриншот презентации исследования BEROC
Ответы бизнеса на влияние регулирования цен. Скриншот презентации исследования BEROC

На вопрос, как отразится выбранный способ борьбы с инфляцией на потребителях, почти треть руководители компаний ответила, что они выиграют. Но ровно такие же доли опрошенных сказали, что потребители проиграют и что не почувствуют никакого эффекта.

В целом у людей и бизнеса снижается степень пессимизма

42% респондентов из числа физлиц рассказали, что у них доходы падают. Часть из них связывает это с высокой инфляцией и изменением курса рубля к иностранным валютам. О снижении доходов напрямую заявили 29% опрошенных.

— Это не самый трагический показатель. Во время ковида и в апреле этого года показатели были выше. Можно сказать, что падение доходов стабилизировалось, — подчеркивает Катерина Борнукова.

Самая популярная причина снижения доходов — сокращение количества заказов или иными словами снижение спроса.

— В основном сокращение доходов происходит в частном секторе. Если смотреть на сектора, это в первую очередь финансы, строительство и сельское хозяйство (в котором по макростатистике все достаточно хорошо).

Процент людей, которые признались в том, что просрочили платежи, снизился до 6%. При этом среди тех, у кого упали доходы, вырос процент людей, которые экономят на еде, — 38%. Чаще всего это семьи, у которых еда составляет основную долю расходов. Больше людей экономит на одежде и обуви, а также на досуге.

При этом потребительская уверенность остается в негативной зоне, но есть «небольшие скромные поползновения в сторону улучшения».

— При этом стало достаточно позитивным ожидание домохозяйств по поводу их благосостояния на следующие 12 месяцев. Все еще доминируют те, у кого негативные настроения, но мы подбираемся к ситуации, когда тех, кто ожидает улучшений, будет почти столько же, сколько ожидающих ухудшения, — отмечает Катерина Борнукова. — Самые большие оптимисты, как показал опрос, это работники сельского хозяйства. Самые большие пессимисты — айтишники и финансисты. В Минске больше пессимистов, а среди оптимистов традиционно выделяется молодежь. Из раза в раз оптимисты у нас обитают в Могилевской области.

Снижается доля пессимистов и среди представителей малого и среднего бизнеса. При этом абсолютно все респонденты оценили прошлое как спад, а в будущее смотрят с легкой надеждой, что все будет нормально, рассказывает Лев Львовский.

— Единственные, кто сообщает, что прямо сейчас наблюдается спад в отрасли, это строители. Это также единственная отрасль, которая негативно смотрит в будущее, — дополняет экономист.

Экономические ожидания компаний чаще сводятся к тому, что в ближайшем будущем ничего не изменится, в финансовом плане больше респонденты чаще ожидают небольшой спад. Это может быть связано с ужесточением мер по регулированию цен.

Представители компаний не видят проблем с занятостью. Скорее всего, это связано с пониманием того, что в Беларуси люди готовы уходить на полставки, соглашаться на снижение зарплаты, чем увольняются с работы.

Среди барьеров для бизнеса на первые места вышли низкий спрос на товары и услуги, различные эффекты от введенных против Беларуси санкций, которые привели к сложности с логистикой, сырьем, а также финансовые проблемы.

Сами же санкции в качестве проблемы назвали только 5% опрошенных представителей бизнеса.

— Мы все еще, скорее, остаемся в нормальной зоне. Уровень риска относительно нашего периода, начиная с 2020 года, является относительно низким, хотя и завышенным. При этом бизнес более или менее оптимистично смотрит в будущее, предполагая, что рецессия как минимум не усилится и мы будем оставаться в нейтральной стагнирующей ситуации, — заключил Лев Львовский.