Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Продолжающиеся репрессии и поддержка России в войне». ЕС на год продлил санкции против Лукашенко и его окружения
  2. Глава украинской разведки Буданов анонсировал новые удары по Крыму и назвал причину смерти Навального по версии ГУР
  3. Прогноз по валютам: очень вероятно снижение курса доллара. Как сильно он подешевеет?
  4. Глава Администрации Лукашенко, Гигин, Азаренок и другие. ЦИК обнародовал фамилии депутатов Палаты представителей восьмого созыва
  5. Герой мемов депутат Марзалюк остался в парламенте на третий срок. Угадайте, какая у него зарплата
  6. Чиновники ввели очередные новшества при проверке доходов и расходов населения. Изменения затрагивают построивших дома и квартиры
  7. Почему Путин и чиновники не вспомнили о второй годовщине войны, что сейчас в Крынках, о захвате которых заявил Шойгу. Главное из сводок
  8. У Лукашенко спросили, будет ли он участвовать в президентских выборах 2025 года. Вот что сказал политик
  9. «У меня оргазмов в двух браках не было». Рассказываем о сексе в жизни белорусов во времена СССР
Чытаць па-беларуску


В последние недели один из старожилов белорусской политики Зенон Позняк ездит по городам Украины, много выступает в украинских медиа. В то же время он активно высказывается о роли полка Калиновского, в том числе ставя его в противовес лидеру демсил Светлане Тихановской, и на днях даже посетил позиции ПКК в Бахмуте. Можно ли считать Позняка весомой фигурой в современной Беларуси и есть ли у него перспективы нарастить политический капитал? Спросили об этом у экспертов.

Зенон Позняк. 2015 год. Фото: TUT.BY
Зенон Позняк. 2015 год. Фото: TUT.BY

«Нет ощущения, что люди готовы поддерживать за прошлые заслуги»

Политический аналитик Артем Шрайбман отмечает, что весомой или невесомой фигурой того или иного политика определяет для себя каждый человек. Понять же, сколько белорусов считают Зенона Позняка представителем своих интересов невозможно из-за отсутствия рейтингов доверия или поддержки политиков.

— Думаю, что его активность последних месяцев видна очень небольшому проценту белорусов, которые не просто политизированы, но еще и погружаются внутрь расколов, споров, течений внутри протестного движения. Не думаю, что это большой процент, потому что мы видим, как деполитизируются белорусы в последние два года. В этом смысле на этом поле по определению не так много весомых фигур.

На момент публикации этого текста на телеграм-канал Зенона Позняка подписаны 3143 человека, а на возглавляемое им движение «Вольная Беларусь» — 1284.

Отвечая на вопрос, может ли Позняк стать весомой фигурой в современной белорусской политике, аналитик отмечает, что теоретически возможно все.

— Идет война. Она сама и ее преодоление могут вынести наверх абсолютно непредсказуемых фигур. Но думаю, что конкретно у Зенона Станиславовича больше препятствий на этом пути, чем возможностей, — рассуждает Артем Шрайбман. — Сейчас он, очевидно, переживает некую вторую волну внимания, интереса к себе со стороны людей, которые либо не помнят его и не знают, чем он занимался с 1996 года. То есть не видели всю традицию раскольничества и клеветы в адрес других политиков, оскорблений и называния агентами всех, кто не нравится Зенону Станиславовичу. Либо это люди, которые видят в нем некую икону, то есть воспринимают его, скорее, как историческую культовую фигуру. Но можно ли это трансформировать в реальное политическое лидерство — вопрос открытый. У меня нет ощущения, что это происходит автоматически, что только за прошлые заслуги даже люди, которые ими восхищаются, будут готовы в случае возвращения в страну политики тебя поддержать на свободных выборах или в революционном движении.

Вряд ли у Зенона Позняка большая электоральная база, продолжает аналитик. Это связано с тем, что взгляды, которые исповедует политик, не были и сегодня не являются популярными не только в белорусском обществе в целом, но даже среди протестно настроенных белорусов.

— Правые, можно сказать, ультраправые взгляды, фиксация на вопросах идентичности и языка, неприятие других оппозиционных сил, которые хотя бы на миллиметр отличаются от его повестки, — описывает Артем Шрайбман основные столпы политики, которую ведет Позняк. — Пока существует много фрустрации в адрес Тихановской, то есть какой-то политический кислород, который такие деятели могут получить. Но когда ты строишь свой политический фундамент на более активной борьбе с руководством демократических сил, чем с Лукашенко, то большой вопрос: насколько такой подход к политике масштабируем за пределами нашего оппозиционного поля? Если, условно говоря, в будущей Беларуси и Тихановская перестанет быть какой-то фигурой, и Лукашенко, то где найти базу для подобного рода политики, когда ты по сути занимаешься тем, что устраиваешь оппозицию к оппозиции?

«Позняк будет объединять вокруг себя тех, кто не нашел место в демсилах»

Политолог и исследовательница «Центра новых идей» Леся Рудник отмечает, что Зенон Позняк — значимая историческая политическая фигура, человек, который внес серьезный вклад в становление независимости Беларуси.

— Однако последние годы показали, что иногда исторические герои остаются в истории. Откровенно конспирологические теории о Тихановской и других ярких персонах политической кампании в 2020 году, озвученные Зеноном Позняком, привели к тому, что он поставил себя во враждебную позицию ко многим лидерам белорусской оппозиционной политики, — отмечает политолог.

Эксперт также обратила внимание, что неожиданно для многих в последние месяцы политик стал более активным.

— Думаю, это претензия на публичность и лидерство. Однако сомневаюсь, что образ и заявления Зенона Позняка совпадают с запросами аудитории демократических сил или тех, кто «проснулся» в 2020-м. Взяв ставку на военное направление, Зенон Позняк будет объединять вокруг себя тех, кто не нашел место в сегодняшних демсилах, либо рассматривает силовой сценарий трансформации режима. Похоже, что в ближайшее время мы увидим формирование военно-силового блока с политическими амбициями, где Зенон Позняк будет иметь не последнюю роль, — отмечает Леся Рудник.

Как отметил аналитик Артем Шрайбман, в Беларуси нет полноценных политических рейтингов, по которым можно было бы судить о политическом весе той или иной фигуры. Увидеть процент узнаваемости и степень симпатий можно лишь по отдельным опросам.

Одно из таких исследований провел Chatham House летом 2021 года. Тогда авторы спрашивали городских жителей Беларуси, кого из белорусских политиков и чиновников они знают. Узнаваемость Зенона Позняка среди респондентов была на уровне 55% — между Натальей Кочановой и Николаем Статкевичем. У Светланы Тихановской было 95%, у Виктора Бабарико — 89%.

В том же исследовании участникам задали вопрос «Из этого списка людей, кто, на ваш взгляд, был бы достоин стать президентом Беларуси?». Зенона Позняка выбрали 2% опрошенных — столько же, сколько назвали Статкевича и Владимира Макея. Возглавили опрос Виктор Бабарико, Александр Лукашенко и Светлана Тихановская — они набрали 33%, 28% и 13% соответственно.

В предложении отметить из приведенного списка людей всех, за кого респонденты не проголосовали на президентских выборах ни в коем случае, Позняка выбрали 48% респондентов. Александр Лукашенко набрал 49%, Тихановская — 40%, Бабарико — 23%.