Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Приведи друга»: в России ищут новые «нестандартные» способы привлечения граждан на службу по контракту для отправки на войну в Украину
  2. От запущенных случаев умирает каждый третий. В США вспышка инфекции, с которой сталкиваются и беларусы, — вот как защититься
  3. Если вы хотели отнести в банк валютную заначку и обменять на рубли, то для вас есть не очень приятная новость
  4. Лукашенко, похоже, отреагировал на новые санкции ЕС против нашей страны (причем достаточно неожиданно)
  5. Доллар дешевеет с каждым днем: каким станет курс в конце июля? Прогноз по валютам
  6. Польша может остановить беларусские грузоперевозки через свою границу, если не будут выполнены три условия
  7. Минчане жалуются на задержки с выдачей паспортов, не помогает и доплата за срочность. Попытались выяснить, в чем причина
  8. «Собирался улететь в Баку». Подробности взрыва у ж/д станции под Минском, за который гражданин Германии был приговорен к расстрелу
  9. Слишком много людей. В одном из самых чистых озер Беларуси нашли кишечную палочку — всем запрещено купаться
  10. «Зашел на должность с ноги». Мнение Артема Шрайбмана о новом стиле беларусской дипломатии при Рыженкове
  11. Запретит ли Польша въезд авто на беларусских номерах? Вот что «Зеркалу» сообщили в польском Министерстве финансов
  12. Россия заявила о захвате Ивано-Дарьевки в Донецкой области, эксперты говорят о значительных успехах армии РФ и в Нью-Йорке
  13. Экс-начальник Ленинского РУВД поставил вместо гудков фразу, что его слушают спецслужбы. Это оказалось правдой — вот что узнало «Зеркало»
  14. Председатель Верховного суда заявил, что Лукашенко помиловал 14 участников протестов, и анонсировал возможное освобождение новых
  15. «В интересах моей партии и страны». Байден снялся с президентских выборов


С 5 февраля страны Запада и Австралия ввели потолок цен на российские нефтепродукты, а также приняли новые ограничения на их поставки. Это произошло спустя два месяца после ограничения цен на нефть из РФ. Санкции по нефтепродуктам не касаются напрямую Беларуси, но косвенно отразятся на нашей экономике, их влияние может почувствовать в том числе население — через ситуацию на валютном рынке. Как санкции на нефтепродукты из России могут повлиять на нашу жизнь, рассказал старший научный сотрудник BEROC (Киев) Дмитрий Крук.

Фото: Мозырский НПЗ
Иллюстративный снимок. Фото: Мозырский НПЗ

Как ограничения скажутся на нефтяной отрасли РФ

Ограничения цен на нефть и эмбарго на ее поставку танкерами работают с начала декабря, а на нефтепродукты — только с 5 февраля. Ограничения по нефти Россия может частично обходить с помощью «теневого флота». Как пишет Bloomberg со ссылкой на Trafigura, «теневой флот» судов, перевозящих российскую нефть по всему миру, может составлять до 600 танкеров. Похожая схема может работать и для экспорта нефтепродуктов, считает Дмитрий Крук. Но в этом случае придется решать вопрос и с изменением географии поставок, потому что ранее основным рынком, куда они поставлялись, были западные страны.

Полностью нивелировать такими схемами влияние введенных ограничений и ценового потолка у России может не получиться, отмечает экономист. В этом случае могут снизиться цены поставок или сократятся их объемы, или произойдет и то, и другое.

Последствия для российского бюджета и ВВП

Снижение цен и объемов поставок отразится на доходах российского бюджета. Потолок цен на нефть, введенный в декабре прошлого года, уже привел к заметному росту дефицита бюджета. Так, по итогам января он составил 1,8 трлн российских рублей — это 60% от всего планируемого дефицита за 2023 год.

— В январе было существенное проседание объемов нефтегазовых доходов России. Состояние российского бюджета в связи с этим — это, наверное, одна из главных болевых точек российской экономики на сегодня. Это влияет на динамику выпуска ВВП, потому что возможности расходной части бюджета во многом являются одной из главных сил, способствующих экономической активности. Соответственно, если доходы будут дальше сжиматься так же, как видно по январским данным, то макроэкономическая динамика в 2023 году (речь про ситуацию в целом в экономике РФ. — Прим. ред.), вполне вероятно, в России может быть хуже, чем прогнозировалось, — комментирует Дмитрий Крук.

Как это скажется на белорусской экономике

Влияние санкций против российской нефтяной отрасли, введенных странами «Большой семерки», ЕС и Австралии, по цепочке будет сказываться на белорусской экономике, считает экономист. По его мнению, происходить это будет по нескольким направлениям. Экономист делит их на две большие группы: макроэкономические последствия (то есть сказывается в целом на всей экономике) и влияние конкретно на нефтепереработку. Макроэкономические последствия будут зависеть от степени влияния введенного потолка цен на российские нефть и нефтепродукты на этот рынок.

По макроэкономическим последствиям в первую очередь ограничения затронут экспорт белорусской продукции.

— От динамики ВВП в России традиционно зависит спрос на белорусский экспорт. Если учесть, что с прошлого года Россия не просто основной, а явно доминирующий рынок сбыта, то это напрямую будет затрагивать Беларусь. Цепочка достаточно длинная, но, думаю, она наиболее очевидная.

Вместе с этим ситуация будет влиять на рынок валют. Снижение нефтегазовых доходов отразится на обесценении российского рубля к доллару и евро.

— Для Беларуси это одна из наиболее серьезных угроз. Если российский рубль уйдет в зону 80 рублей за доллар, то это кардинально меняет ситуацию с финансовой стабильностью, с возможностью состыковать внешнюю конкурентоспособность нашего экспорта и какие-то остатки финансовой стабильности на внутреннем рынке Беларуси. В прошлом году многие позитивные тенденции для Беларуси как раз были связаны с тем, что российский рубль укреплялся к доллару и евро, а белорусский обесценивался к российскому. Получилось, что к доллару и евро в среднем по году мы почти никуда не двигались, но к российскому — обесценились. Это давало высокую конкурентоспособность на российском рынке, не создавая шоков на внутреннем финансовом рынке, на котором по-прежнему многое привязано к доллару, — объясняет эксперт.

— Если база всего этого — российский рубль — начнет сам по себе обесцениваться, то и весь механизм перестает работать, — продолжает он. — Возникает либо проблема с ценовой конкурентоспособностью белорусского экспорта в Россию, либо скачки обменного курса к доллару становятся дополнительным дестабилизирующим фактором внутри страны. Плюс, если российский рубль начинает обесцениваться достаточно серьезно, то вполне допускаю, что белорусский рубль будет обесцениваться более быстрыми темпами к доллару и евро, чтобы поддерживалась ускользающая ценовая конкурентоспособность на российском рынке. А это может повлиять на раскручивание инфляции.

Получается, что воздействие на белорусскую экономику через российскую будет идти через состояние бюджета РФ, влияющее на динамику ВВП, а также через обменный курс.

Второе направление влияния — непосредственно на нефтепереработку

По оценкам Дмитрия Крука, в которых он опирается на открытые данные, в прошлом году белорусские НПЗ переработали около 11,5 млн тонн нефти. Это более чем на 30% ниже по сравнению с оценочными цифрами за 2021 год. Точные данные чиновники стали скрывать после того, как летом 2021 года нефтепереработка попала под санкции. Исходя из такого объема переработки, экспорт нефтепродуктов, по оценкам экономиста, составил около 5,5 млн тонн.

— С одной стороны, снижение по итогам года более чем на 30% — это достаточно много. Но с другой стороны, ориентировочно с октября нефтепереработка вышла на показатели около 80% от своего привычного объема.

По мнению экономиста, даже такое небольшое восстановление нефтепереработки и, соответственно, экспорта нефтепродуктов, которое произошло в конце года, сыграло важную роль для динамики ВВП Беларуси. Значит, сохранение хотя бы прошлогодних объемов экспорта нефтепродуктов важно не только для самой отрасли, но и для экономики в целом, отмечает он. Удастся ли их сохранить, будет зависеть от того, какие именно схемы торговли белорусскими нефтепродуктами реализовывались в конце прошлого года.

— Оживление, которое произошло с октября, стало возможным потому, что нефтепродукты пошли в Россию, — говорит Дмитрий Крук. — Есть свидетельства, что российская компания «Промсырьеимпорт» закупала продукцию белорусских НПЗ и потом на себя получала демпферный платеж. Если упрощать, то оживление в конце третьего и в четвертом квартале связано с тем, что компенсирующие механизмы для белорусской нефтепереработки Россия начала предоставлять уже с осени, несмотря на то, что соглашение о трансфертах заработает только с этого года.

Из реализованных в конце прошлого года схем видно, что продукция белорусских НПЗ шла на российский рынок. Что с ней происходило дальше — достоверно не известно. Но именно от этого зависят последствия установленных Западом ограничений для российской нефтяной отрасли, подчеркивает экономист.

— Она оседает на российском рынке или экспортируется через российские порты? — задается вопросом экономист и объясняет, почему это важно: поскольку полностью приспособиться к этим санкциям у России шансов мало, то с большой вероятностью на российском рынке будет избыток предложения нефтепродуктов.

То есть после введения потолка цен на нефть и нефтепродукты, а также связанных с этим ограничений, Россия уже не сможет экспортировать привычные объемы нефтепродуктов. Значит, если последние четыре месяца белорусские нефтепродукты оседали на российском рынке, то в такой ситуации есть сомнения, что нашей нефтепереработке удастся сохранить свои позиции. Потому что в этом случае вряд ли россияне готовы будут давать белорусским НПЗ зеленый свет, чтобы поддержать их.

— Допускаю, что тогда наши нефтеперерабатывающие заводы столкнутся с тем, что схема, которая работала последние 4−5 месяцев, начнет давать сбой. Повторюсь, это при условии, что наши нефтепродукты оседали именно в России. К сожалению, свидетельств этому нет, — подчеркивает экономист. — Если они шли на экспорт, то ситуация может возникнуть двоякая. С одной стороны, она может даже оказаться благоприятной для Беларуси, потому что белорусские нефтепродукты под санкции ценового потолка не попадают.

В таком случае, по мнению эксперта, есть вероятность, что продукция белорусской нефтепереработки будет экспортироваться еще большими объемами, замещая выпадающий российский поток. В этом случае у нее появится шанс для роста. Но для этого должны сложиться много позитивных факторов.

Но положительный исход для белорусской нефтепереработки — не единственный возможный, продолжает Дмитрий Крук.

— Если в РФ будет выпадать экспорт нефтепродуктов, то вполне вероятно, его будут пытаться заместить экспортом российской сырой нефти, например, в Индию и Китай. В этом случае далеко не факт, что белорусским нефтепродуктам хватит мощностей для экспорта через российские порты. Получается, чтобы России уклониться от санкций, главная проблема — это наличие танкеров, чтобы все это перевозить. Соответственно, если россияне будут заботиться прежде всего о своих поставках, то даже проседающий экспорт нефтепродуктов может оказаться недостаточным окном возможностей, чтобы увеличить экспорт белорусских нефтепродуктов. Опять-таки, это при условии, что россияне смогут обходить барьеры, которые для них устанавливает G7.

Таким образом, для белорусских НПЗ нет однозначного сценария развития, многое зависит от того, как в реальности сейчас выглядит картина с реализацией их продукции на внешних рынках.

— Макроэкономический фон будет негативным, вопрос в том, станет ли дополнительным негативным вкладом в общую копилку ситуация в нефтепереработке либо оно окажется нулевым, либо, наоборот, будет несколько нивелировать ухудшающийся макроэкономический фон (что маловероятно). Но даже гипотетическая позитивная ситуация в масштабе всей экономики не перекроет негативное влияние ограничений в адрес российской нефтяной отрасли на Беларусь, — считает Дмитрий Крук.