Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Ответ нашелся в неожиданном месте. Рассказываем, почему Марину Василевскую нельзя называть профессиональной космонавткой
  2. Беларусская гражданская авиация поразительно деградировала всего за пару лет. Рассказываем, что произошло и что к этому привело
  3. «Никто не ожидал такой шторм!» Беларус рассказал, как сейчас в Дубае, где за 12 часов вылилось столько дождя, как обычно за год
  4. Россия днем ударила по центру Чернигова — количество погибших и пострадавших превысило полсотни человек
  5. ЧМТ, переломы, ушибы и рваные раны: вдвое увеличилось число пострадавших в ДТП на Смиловичском тракте в Минске
  6. Лукашенко анонсировал возможные изменения для рынка труда. Причина — «испаряющиеся» работники (за кого могут взяться на этот раз)
  7. «Киберпартизаны» сообщили о масштабной кибератаке на «Гродно Азот» и выдвинули условие для восстановления данных
  8. Новое российское наступление может достичь «угрожающих успехов» без помощи США Украине — эксперты
  9. «Долгое время работал по направлениям экономики и связи». МТС в Беларуси возглавил экс‑начальник КГБ по Минску и области
  10. Списки песен для школьных выпускных будут «под тотальным контролем». Узнали почему (причина вас удивит)
  11. Депутаты решили дать силовикам очередной супердоступ к данным о населении. Согласие людей не надо будет (если документ утвердит Лукашенко)
  12. У Лукашенко есть помощник по вопросам «от земли до неба». Похоже, он неплохо управляет жильем, судя по числу квартир в собственности
  13. Российские войска используют новую тактику для проведения штурмов на востоке Украины — вот в чем ее суть
  14. «Пытаются всеми силами придать некую наукообразность полету». Мнение ученого о визите беларуски на МКС
  15. Комитет Сейма Литвы одобрил предложение по ограничению поездок беларусов с ВНЖ на родину
  16. В 1917-м национальным флагом беларусов мог стать совсем не БЧБ. Смотрите, как выглядел его главный конкурент


Польша с 21 февраля вводит ограничения на движение белорусских грузовиков на последнем открытом пункте пропуска с нашей страной «Кукурыки — Козловичи». Соседи готовы полностью закрыть границу с Беларусью, если потребуется. Ситуация вызвала беспокойство среди перевозчиков — как белорусских, так и польских. Они рассказали «Зеркалу», как сейчас работают (ранее ЕС уже вводил санкции, а Минск — ответ), что будут делать, если границу между нашими странами для грузового транспорта закроют полностью, и кому станет хуже от этого решения.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: архив TUT.BY

«Хочется надеяться, что на этом наша транспортная война закончится»

Диспетчер польской фирмы Вячеслав (имена героев изменены) рассказал, что их фуры ездят из Польши в направлении Бреста через ПП «Козловичи — Кукурыки». 10 февраля, когда закрылись «Бобровники», мужчина прогнозировал, что очередь на «Кукурыках» будет больше. Так и получилось.

— Очередь из грузовиков тянется от границы примерно на 40 км, сегодня она заканчивалась между городами Бяла-Подляска и Мендзыжец-Подляски, — сообщил Вячеслав.

В компании собеседника с недоумением восприняли новость о том, что с 21 февраля Польша ограничивает движение белорусских грузовиков на последнем действующем пункте пропуска с нашей страной «Кукурыки — Козловичи».

— Хотя вчера мы весь вечер думали, что же значит заявление польского МВД, но так ничего и не поняли. Белорусским тягачам ведь и так был запрещен въезд в ЕС. Правда, за исключением тягачей, которые имеют спецпропуска для перевозки отдельной категории грузов. Но потом ситуацию прояснили мои водители — они сегодня проходили через «Корощин».

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: архив TUT.BY

Дальнобойщики поинтересовались у польских пограничников, что означает распоряжение МВД, там пояснили, что ограничение касается фур из Беларуси, которые ездили по спецпропускам — их пускать не будут. А вот полуприцепов на белорусских номерах с «головой» из ЕС ограничение не коснется.

— В общем, пока мы как работали, так и работаем. Польские фуры заезжают в Беларусь без ограничений (если они идут через польско-белорусскую границу. — Прим. ред.). Вот две мои прошли, завтра еще две пойдут. Но плохо, что поляки на пункте пропуска начали лютовать — замедлили скорость работы и стали более дотошными: гонят почти все машины на рентген и досмотр. Оформление на возврат в Польшу занимает намного больше времени, чем раньше. А белорусы быстро работают.

Вячеслав признается, что ему немного беспокойно из-за того, что все пункты пропуска на польско-белорусской границе могут закрыть. Но все же он старается сохранить оптимистичный настрой, говорит, что фирма найдет «обходные пути».

— Возможно, в сторону Казахстана и Узбекистана поедем через ПП «Убылинка» на латвийско-российской границе. Да, будет больше пробег, больше расход, ставки на перевозку тоже вырастут. Ну а что делать? Надеемся, что будем возить грузы в железнодорожных контейнерах через погранпереход «Брест — Малашевиче» (Польша).

Вячеслав не исключает, что компания, в которой он работает, начнет перевозить грузы внутри Европы — сейчас изучают разные варианты с грузоотправителями. Мужчина предполагает, что именно так могут поступить и их конкуренты. Хотя, по его словам, на перецепках хоть и было больше стресса, но заработать можно было больше, чем на рейсах по Европе.

Напомним, с середины апреля прошлого года в Беларуси работают контрсанкции для автоперевозчиков из ЕС: фуры могут въезжать к нам только для перегрузки груза или перецепки, дальше его могут доставлять белорусские перевозчики. Этому предшествовало то, что с 9 апреля Евросоюз запретил автомобильные грузоперевозки, в том числе транзитные, для белорусских и российских компаний.

— Поляки всегда найдут работу внутри Европы, а страны СНГ останутся кататься у себя. Может быть, кто-то сможет перестроиться с перегрузкой-перецепкой на литовские машины. Знаю, что кто-то сейчас возит товары в Турцию — тоже вариант. Но как будет с перевозками в Беларуси — одному Богу известно, прогнозы давать сложно. Хочется надеяться, что на этом наша транспортная война закончится.

Максим — сотрудник одной из транспортных компаний, которая работает в Беларуси и у которой есть в том числе фуры на европейских номерах (машины зарегистрированы на юрлицо в ЕС), — рассказал, что последние решения польской стороны по ограничению движения в пунктах пропуска негативно сказывается на работе отрасли.

— Компании будут искать варианты, как решить вопросы с доставкой грузов. Кто-то поедет через Литву, кто-то — через Латвию. Но крайним все равно будет покупатель. Все объезды, простои из-за очередей, риски возврата машин будут закладываться в стоимость логистики, а она, скорее всего, — в цены на товары.

«Лягут перевозки — денег в Беларуси не будет»

Белорус Георгий — владелец небольшой польской фирмы по перевозке грузов. Также он работает как экспедитор — ищет загрузки для сторонних транспортных компаний. Его направление — ЕС — Беларусь.

— В последние две недели мы [перевозчики] сидим как на пороховой бочке. Все беспокоятся, потому что никто не знает, как будет развиваться ситуация, — говорит бизнесмен.

Георгий подтверждает слова нашего предыдущего собеседника Вячеслава — границу переходить стало очень тяжело: приходится очень долго ждать сперва в очереди, а потом — на оформлении.

— Чтобы меньше было проблем, мы ушли с «Белтаможсервиса» на другой склад, потому что эта организация под санкциями, если в CMR-накладной (документ на перевозку груза. — Прим. ред.) их штамп, то поляки очень тщательно смотрят за такими грузами и из-за малейшей ошибки выписывают штраф.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: архив TUT.BY

Но несмотря на все трудности с прохождением границы, Георгий считает, что полностью закрыть пункты пропуска — это «как выстрелить в колено», причем не только перевозчикам, но и другим компаниям. По его словам, в восточной Польше очень много предприятий завязано на оказании услуг для грузовиков, которые следуют в Беларусь, Россию и далее, — это ремонт фур и полуприцепов, таможенные услуги и прочее.

— Бизнес всех этих польских компаний висит на волоске. Конечно, поляки не поддерживают российскую агрессию, но деньги нужны всем, — говорит предприниматель.

Однако мужчина убежден, что если граница все же закроется, то больше от этого пострадает Беларусь и Россия.

— По моим наблюдениям, через Беларусь в Россию едет около 80% грузов, которые не попадают под санкции. С этого Беларусь имеет большие деньги, они сейчас зверствуют в ценах на свои услуги. Ну представьте, дозвол одноразовый — 200 евро, специальная пломба — 150 евро. Думаю, в стране просто нет денег, поэтому они рубят бабло. Лягут перевозки — денег в Беларуси не будет.

Георгий даже не хочет думать о том, что пункты пропуска на польско-белорусской границе закроются. Для него это означает крах бизнеса.

— Другие направления я не рассматриваю, разве что Литву. По Европе ездить не получится, ведь конкуренция увеличилась — машин много, а грузов мало, ставки упали, а цена на топливо выросла. В минус работать не хочется, поэтому свой транспорт придется продать, а фирму закрыть. Наверное, придется перейти полностью в экспедицию. Ну, а водитель мой работу здесь найдет — белорусы в Польше нарасхват.

«Не вижу в этом проблем для водителей — их берут с руками и ногами»

Денис работает дальнобойщиком на польской фирме с белорусским капиталом. Примерно два раза в месяц он ездит туда-обратно через польско-белорусскую границу. Мужчина говорит, что, после того как с 10 февраля по инициативе Польши закрыли ПП «Бобровники — Берестовица», перед единственным оставшимся открытым ПП «Кукурыки — Козловичи» очередь из фур стала огромной.

— Вчера я ехал в Беларусь, колейка была 45 километров. Чтобы попасть на белорусскую сторону, у меня ушло трое суток. Но в пункте пропуска быстро оформляли документы и поляки, и белорусы, — рассказал Денис.

По словам Дениса, в колейке стояли в основном фуры из Польши, Литвы, Молдовы, Сербии, Казахстана. Водитель считает, что было плохим решением оставить рабочим именно пункт пропуска возле Бреста, говорит, что уж «лучше бы его закрыли».

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: архив TUT.BY

— Там все устроено не так, как, к примеру, в «Берестовице», «Урбанах» или на том же «Каменном Логе». В этих пунктах есть «накопители», где становятся фуры, а водитель занимает электронную очередь и потом идет проходить все таможенные процедуры. Пока ждешь, можешь сходить в туалет, душ, магазин. В Бресте накопитель очень маленький, поэтому стоишь в очереди на дороге, инфраструктуры нет.

Водитель уже успел съездить на перецепку, на эту процедуру у него ушло не больше четырех часов. Сейчас водитель стоит в очереди на выезд из Беларуси, говорит, что ночью, когда он становился в очередь, она была примерно на 19 километров.

Денис говорит, что возможное полное закрытие пунктов пропуска на границе с Беларусью беспокоит белорусских дальнобойщиков, которые работают на польских фирмах, — им не ясно, как они будут трудиться дальше, если ситуация осложнится.

— У коллег будет выбор: жить в Польше и остаться с работой или возвратиться обратно в Беларусь насовсем и ездить в Россию. Лично я в другую польскую фирму уйду, просто на внутренние перевозки. Не вижу в этом проблем для водителей, их берут с руками и ногами, причем любых.

Начальство компании, в которой работает Денис, говорит, что теперешние изменения на границе их пока не касается. А если поездки в Беларусь станут невозможными, то «были разговоры», что водители поедут через Финляндию, Эстонию и Латвию напрямую на РФ.