Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Вместе с BELPOL проверили, чем владеет семья экс-министра труда Щеткиной, с «легкой» руки которой ввели налог для «тунеядцев»
  2. Эксперты: Россия пытается сорвать Саммит мира при помощи кибератак
  3. Лидеры «Большой семерки» упомянули Беларусь в финальном заявлении саммита G7. Узнали, как это стало возможным
  4. Глава парламента призвал беларусов «не бояться» и возвращаться. Уехавшая ему хлестко ответила
  5. Мир в обмен на территории: Путин озвучил свои условия прекращения огня и начала переговоров с Украиной
  6. Появился первый список беларусских спортсменов, которых допустили к Олимпиаде в Париже. Вот сколько атлетов будет участвовать
  7. Лукашенко сообщил о задержаниях среди приближенных чиновников
  8. Тепло и частые дожди. Какой ожидается погода на следующей неделе
  9. Просто удалить приложение с телефона недостаточно, смартфон хранит информацию о нем. Рассказываем, как чистить технику правильно
  10. «Можем подтвердить». В УЕФА прокомментировали «Зеркалу», покажут ли в Беларуси футбольный Евро
  11. Лукашенко принял указ, из-за которого подорожала жизнь населения, а теперь власти делают вид, что ничего не было. Что говорят на местах?
  12. Лукашенко рассказал о возбуждении уголовного дела против экс-замминистра энергетики Михадюка
  13. «У нас, вероятно, лучшая команда в истории». Сегодня начинается футбольный Евро — рассказываем главное, что надо знать о турнире
  14. Украина развернула целую кампанию и активно наносит удары по системам российской ПВО — вот для чего она это делает


Белорусы активно покупают недвижимость в Литве. Кто-то продает свой дом на родине и взамен обзаводится жильем в другой стране, а кто-то использует недвижимость как инвестицию. Поговорили с теми, кто за последние два года купил квартиру в другой стране.

Фото "Зеркало"
Иллюстративный снимок. Фото: «Зеркало»

Имена всех собеседников изменены.

«Это другой уровень жизни»

Евгений переехал из Беларуси в Литву в начале 2021 года, когда туда релоцировалась компания, на которую он работал. За время жизни в столице этой страны обжился, сменил работу и решил обосноваться в Вильнюсе надолго. Сейчас он оформляет сделку покупки жилья.

В Беларуси оставалась его квартира, купленная в начале 2020-го. Пожить там Евгений «толком не успел». Жилье было решено продать, но из-за упавшего рынка сделать это удалось «только с большой скидкой — в 10 тысяч долларов».

— В Вильнюсе я решил не связываться со стройкой, ремонтом, а купить готовую квартиру от застройщика с полной отделкой, мебелью и техникой вплоть до посудомойки и стиралки, — рассказывает Евгений. — Цены после Минска немного шокируют. В районе, где он приобретает жилье, метр евродвушки площадью 50 квадратных метров обходится в 3700 евро.

В его случае неудобством стало то, что неграждане Литвы или других стран ЕС, имеющие ВНЖ, не могут быть собственниками земли. Из-за этого при покупке жилья можно рассматривать только те варианты, по которым продавец может оформить аренду земли, на которой стоит дом. «В остальном все даже проще, чем было в Беларуси, или как минимум быстрее», — признается мужчина.

— Если покупать у застройщика, то иностранцам надо платить первоначальный взнос в размере от 15% от стоимости жилья, на вторичку — до 30%. При этом банк может оценить вторичное жилье заметно ниже стоимости, указанной в объявлении, разница может быть вплоть до 15%, так как рынок недвижимости сейчас на историческом максимуме и некоторые цены сильно завышены.

Для покупки квартиры в Вильнюсе Евгений оформил ипотеку на 20 лет.

— Оформил под 1,9% плюс плавающая шестимесячная ставка euribor (средняя процентная ставка по ссуде между европейскими банками. — Прим. ред.). Сейчас это 3,3%, но говорят, что она будет расти. Эта квартира стоит 190 тысяч евро. В Минске у меня была старенькая панелька 80-го года за 50 тысяч евро. Разница огромная — 140 тысяч. То есть стоимости минской квартиры хватило только на первый взнос и место на парковке.

Мужчина признается, что не все банки готовы кредитовать иностранцев. Например, Swedbank выдает ипотеку иностранцам, которые прожили в Литве хотя бы год, в остальных крупных банках — как повезет, но чаще отказывают.

Пока сделка не оформлена полностью, Евгений живет в съемном жилье в центре города «почти что с видом на башню Гедимина».

— Квартира такой же площади, с таким же уровнем отделки, подземным паркингом — все новое, к тому же мы были первыми арендаторами. Считается, что это жилье upper middle class (выше среднего класса. — Прим. ред.). Квартира, которую покупаю, из-за расположения уже считается просто middle class (средний класс. — Прим. ред.). Значит, условия ухудшаются. А вот с минской квартирой не может быть никакого сравнения. Это как из старого советского фильма попасть в современный европейский город. Хотя в Вильнюсе тоже есть очень большие районы, застроенные унылыми советскими панельными домами. Но мы выбирали такое расположение, чтобы даже не видеть их ни из своих окон, ни гуляя на улице с собакой. За это пришлось прилично доплатить, около 1000 евро за квадрат по сравнению с новостройками в спальных советских районах. В бытовом отношении сравнивать сорокалетний панельный дом (хотя мы там сделали хороший аккуратный ремонт) с современным жильем с панорамными окнам, новыми системами вентиляции и планировкой, собственным парковочным местом — тоже бессмысленно. Это другой уровень жизни.

Главной причиной покупки жилья в Вильнюсе, по словам Евгения, стала дорогая аренда и немногочисленные предложения на арендном рынке.

— Вильнюс постоянно растет. В столицу приезжают люди из Литвы и из других стран — Беларуси, Украины, России. Все это давит на цены. Например, нам за два года подняли аренду с 650 до 800 евро. На фоне таких платежей выгоднее иметь ипотеку. К тому же в Литве традиционно абсолютное большинство людей живут в собственном жилье, а не в арендном.

Фото с сайта pixabay.com
Фото с сайта pixabay.com

— Мы с женой решили оставаться в Литве. У меня отличная работа, жена после переезда довольно быстро нашла первую работу в IT. В Беларуси ей было невозможно найти работу сперва из-за коронавируса, в 2020 году крупные компании заморозили найм, потом сразу из-за выборов начали вывозить своих сотрудников, было опять не до найма людей без опыта. А после начала войны в Украине, можно сказать, все накрылось медным тазом и люди только уезжают все последнее время.

В ближайшем будущем Евгений планирует оставаться в Вильнюсе, говорит, что ему нравится город и он с семьей хорошо устроились, к тому же «такое впечатление, что сюда переехали все знакомые». Вопрос переезда в будущем он готов рассматривать только если будут хорошие предложения по работе.

— То, что мы никогда не вернемся в Беларусь, было отчетливо ясно уже в конце 2020 года, еще до нашего переезда. Тогда стало очевидно, что вместо реформ и евроинтеграции, о которых можно было тихонько мечтать еще в начале 20-го, страна с молчаливого покорного непротивления большинства решила двигаться в сторону восстановления советских порядков, да еще и в турборежиме. Нам оказалось не по пути с линией партии.

«Хотели обеспечить достойную старость»

Основным аргументом в пользу покупки своего жилья в Польше для Анатолия стал возраст: «До пенсии — 20 лет, но вопрос, как обеспечить достойную старость себе и жене, уже актуален». Приобретение недвижимости они рассматривают как инвестицию.

— Выбор был — копить деньги либо вложиться в недвижимость. Если копить, то непонятно, как и в чем (учитывая войну). Так что выбрал более привычный вариант с недвижимостью. Решил купить достаточно большую квартиру, чтобы потом, когда (или если) дети разъедутся, можно было продать и прикупить что-то поменьше и ближе к теплому морю.

Раздумывала семья около года — с момента переезда из Беларуси. Одной из сложностей, говорит Анатолий, было убедить себя и супругу в необходимости решиться на такую серьезную покупку «в самый неудачный момент».

— До сих пор есть сомнения, стоило ли это делать в 2022 году. Но еще одним аргументом «за» было то, что сможем стены сверлить в своей квартире (в съемных с этим проблема), чтобы повесить картины, полки. Ну и «крупную» мебель выбирать, как нам нравится, а не как хозяин съемного жилья решил.

Так как сбережений на такую крупную покупку у них не было, семья продала свое жилье в Беларуси и решила оформить ипотеку.

— Как выяснилось, в Польше большинство банков предоставляет ипотечные кредиты со сроком выплаты до достижения получателем пенсионного возраста (здесь это 65 лет). По моим расчетам, за 20 лет как раз реально рассчитаться. Это и стало основным фактором, почему решился покупать сразу после начала войны, хотя ставки тогда были практически на максимуме. Разумнее, конечно, было бы подождать еще года два, но тогда был бы риск, что не смог бы взять кредит на 20 лет из-за достижения пенсионного возраста.

Иллюстративный снимок. Фото «Зеркало»
Иллюстративный снимок. Фото: «Зеркало»

По словам Анатолия, после начала войны для белорусов, как и россиян, усложнились условия оформления ипотечного кредита.

— В марте-июне 2022 года банки стали тормозить рассмотрение заявок от граждан Беларуси и России. Мою заявку банк рассматривал как раз в этот период, но так как подал я ее еще в январе, то банк принял положительное решение. Хотя дали меньше денег, чем рассчитывал, но, вроде как, это было связано с изменением правил расчета кредитоспособности, а не с белорусским паспортом.

Возвращаться в Беларуси семья уже не планирует. Но это не связано с покупкой своего жилья в другой стране.

Инвестиция в недвижимость в Киеве

В 2021 году Андрей купил квартиру в столице Украины.

— Основная цель была в том, чтобы вывести деньги из Беларуси, но хотелось, чтобы они не лежали бесполезным грузом и не обесценивались. Это была своего рода минимизация рисков, так как к белорусской банковской системе доверия из-за политической ситуации не было, а хранить средства наличными дома выглядело рискованным и бесполезным в экономическом плане.

О покупке своего жилья он задумывался еще на родине. Но после августа 2020 года, говорит, понял, что с высокой долей вероятности это было бы бесполезное вложение.

— Перед покупкой квартиры я несколько месяцев находился в Киеве и сам столкнулся с местным рынком аренды жилья, где цены постоянно росли. После Минска они выглядели слишком завышенными. Киев очень активно развивался, и было очевидно, что цены будут расти и дальше. Сравнив, что арендное жилье там было значительно дороже, чем в Минске, а цены на покупку в тот момент были хоть и чуть выше, но примерно в том же диапазоне, то свою недвижимость в столице Украины можно было рассматривать как минимум в качестве сбережения средств, а при нормальных обстоятельствах и получения какого-то дополнительного пассивного дохода. Это выглядело достаточно разумным.

Целенаправленно мужчина ничего не искал, пока от знакомого местного риелтора не узнал о «неплохом по цене варианте».

— Решать нужно было достаточно быстро. На размышления ушли одна-две недели. Каких-то рисков не просматривалось, поэтому согласился достаточно быстро. Единственный человек, который пытался меня отговорить, был мой киевский друг. Одним из его аргументов, сказанным скорее в шутку, были «российские танки» (кстати, сейчас он на фронте).

Купить жилье, говорит Андрей, было просто. Сначала предстояло получить индивидуальный налоговый номер, для чего, насколько он помнит, требовался только паспорт. Сделку оформляли у нотариуса. Это заняло «буквально час времени». На покупку использовал свои сбережения, а недостающую сумму одолжил у друзей.

— В этой квартире я не прожил ни одного дня, на момент покупки там уже жили арендаторы, они же и остались после смены владельца. Но в конце февраля они выехали из Украины. Сама квартира достаточно «бюджетная», небольшая, в старом доме, с очень простым ремонтом. То есть условия максимально простые. Планировал через какое-то время сделать там ремонт и, возможно, пожить в ней. Но из-за войны этот план не сработал. Через три месяца после покупки началась война и смысл вложения стал очень сомнительным. Тем не менее я не жалею об этом и верю, что в итоге все будет хорошо — и с Украиной, и с моей квартирой.

Сейчас Андрей живет не в Украине. Но планирует вернуться в Киев после окончания войны «и как минимум прожить какое-то время в этой квартире». В целом же он хочет вернуться в Беларусь и собирается сделать это при первой возможности, когда ситуация внутри страны изменится.

«Не могу жить в чужом доме»

Юлия купила квартиру спустя примерно полгода после переезда в Польшу.

— Просто поняла, что не могу жить в чужом доме. Люблю заниматься интерьером. Мне важно жить в том, что я люблю. Важно иметь возможность что-то купить, что-то выбросить. Что-то переставить, перевесить, перекрасить. Более того, я купила квартиру с садиком, что заменяет хоть немножко мою любимую дачу, где мне нравилось заниматься растениями и обустройством ландшафта. Ну и конечно, я сильно экономлю на ежемесячных платежах: примерно 1150 злотых «чинжа» (около 740 рублей в пересчете) против примерно 3500 злотых (порядка 2260 рублей) за аренду жилья практически той же площади. При покупке также нужно уплатить налог в размере 2% от стоимости сделки.

В Польше «чинжем» называют коммунальные платежи.

Фото: TUT.BY
Иллюстративный снимок. Фото: TUT.BY

— У меня были сбережения благодаря моей профессии и классной компании, в которой повезло работать, — говорит Юлия и переходит от финансов к отличиям в инфраструктуре. — Здесь жилье лучшего класса: огороженная, охраняемая территория, место в подземном паркинге, садик. Жилье в доме, построенном лет 10 назад, поэтому в помещениях общего пользования не так круто, как можно увидеть в новостройках Варшавы. Но точно не хуже, чем в Минске.

Процесс покупки недвижимости белоруска не считает сложным, все время с ней был риэлтор.

— Это не значит, что я не хочу в Беларусь. Я вернусь, так как знаю, что я переживу этот маразм. Но, к сожалению, здесь мне придется задержаться дольше, чем я планировала, — рассуждает Юлия. — Что буду делать с жильем здесь, когда вернусь в Беларусь? Или продам, или буду сдавать в аренду.

«Купить квартиру в Тбилиси выгоднее, чем снимать»

Даниил переехал из Беларуси в Грузию вскоре после того, как началась война в Украине. Оказалось, такое же решение приняло много белорусов и россиян. Это привело к росту конкуренции на арендном рынке этой страны.

— Когда началась война, мы с семьей купили билеты в Грузию — и через несколько дней уже были в Тбилиси и подыскивали себе съемное жилье. Рынок аренды отреагировал очень быстро на большой поток прибывающих, цены начали расти буквально по часам. Цены на аренду были заоблачными, при этом качество жилья — далеким от того, к которому мы привыкли в Минске. Ради интереса я решил посмотреть стоимость покупки квартиры — и очень удивился: было похоже на то, что рынок продажи еще не успел отреагировать на возросший спрос на аренду. Сопоставив стоимость аренды и покупки аналогичной квартиры, я пришел к выводу, что купить квартиру выгоднее, чем арендовать.

Семья нашла квартиру, которая была максимально близкой к их пониманию комфорта. Там было мало мебели, но для приведения жилища в хорошее состояние необходимо было только покрасить стены и все хорошенько отмыть.

Незадолго до переезда Даниил продал недвижимость в Минске, поэтому сумма для такой покупки была. Больших сложностей с приобретением недвижимости в Грузии у Даниила не было. Он даже чувствовал некий дискомфорт от такой простоты и быстроты процедуры переоформления и отсутствия фиксации факта передачи денег покупателем продавцу: «Казалось, что есть какой-то подвох, хотя сделку сопровождали два местных риелтора».

Но пожить в новом жилье семье пришлось недолго. Через несколько месяцев они переехали в Варшаву. А квартиру в Тбилиси сдали в аренду. За вырученные с аренды деньги Даниил с семьей снимает жилье в Варшаве.

— После изучения рынка продажи и аренды жилья выяснилось, что нам выгоднее снимать квартиру в Варшаве, так как на вырученные от продажи квартиры в Тбилиси здесь мы не сможем купить жилье приемлемого качества, — говорит он. — Мы не строим далеко идущих планов, но возвращаться в Беларусь уже не планируем. Даже если мы не будем жить в Грузии, нашу квартиру будет выгодно сдавать в аренду. К тому же, бонусом мы можем получить грузинский ВНЖ.