Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно
  2. Лукашенко отреагировал на заявление о том, что Украина имеет право атаковать НПЗ в Беларуси
  3. Лукашенко, похоже, согласился, что все подписанные им документы могут быть объявлены юридически ничтожными. Вот почему
  4. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах
  5. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  6. Украине нужны системы ПВО, чтобы защитить свою оборонную промышленность — эксперты ISW
  7. Почему Путин в указе назвал Василевскую «гражданкой Республики Белоруссия»? Позвонили в посольства, Кремль и спросили у экс-дипломата
  8. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они проводят ночь во время иранской атаки
  9. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море
  10. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  11. Эксперты рассказали о трудном выборе, который приходится делать Украине из-за массированных обстрелов ее энергосистемы
  12. Лукашенко попросили оценить вероятность вступления Беларуси в войну против Украины
  13. Зять бывшего вице-премьера и министра здравоохранения Жарко владеет криптобиржей в Беларуси. Вот что об этом узнало «Зеркало»
  14. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  15. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет


Количество политзаключенных в Беларуси может в разы превышать число, известное правозащитникам. Из-за нечеловеческих условий содержания, пыток и насилия часть из них может не дожить до освобождения, считает бывшая политзаключенная и представительница Объединенного переходного кабинета Ольга Горбунова. «Зеркало» спросило у лидера демократических сил Беларуси Светланы Тихановской, продолжаются ли попытки найти решение, которое бы способствовало освобождению политзаключенных.

Светлана Тихановская на «Канферэнцыі беларусаў свету II». 22 апреля 2023 года. Фото пресс-службы политика
Светлана Тихановская на «Канферэнцыі беларусаў свету II». 22 апреля 2023 года. Фото пресс-службы политика

Каких-либо подвижек со стороны белорусских властей, которые бы демонстрировали готовность начать переговоры по вопросу политзаключенных, нет, заявила Светлана Тихановская. Сложно дается также продвижение вопроса давления на Минск на международной арене.

— Мы видим, что за последний год никаких индивидуальных санкций против тех, кто участвует в репрессиях, введено не было. Но важно продолжать [поднимать вопрос и искать его решение], потому что как только остановимся мы, вся работа закончится, — сказала политик в комментарии «Зеркалу» и добавила, что демсилы продолжают эту работу.

— Хотелось бы выработать единый подход к вопросу о том, вести переговоры или нет, можно ли говорить о каком-то ослаблении санкционного давления, если будет выпущена только часть людей, — продолжает Светлана Тихановская. — В этом смысле есть разногласия даже у родственников политзаключенных: есть группы, которые выступают за то, чтобы вызволять сейчас любой ценой, а есть родственники, которые говорят: «Нет, ни в коем случае, пока не остановятся репрессии и не произойдут перемены в Беларуси».

Политик считает, что в нынешней ситуации остается высоким риск, что если даже в случае договоренности освободят условно 100 политзаключенных, «на следующий день режим наберет 200».

— Никто не знает, как правильно, как надо [действовать]. У нас есть понимание, что переговоры все равно будут, но к ним надо подходить с сильных позиций, — считает политик. — Давить [на Минск] надо со многих сторон. Это перспективы ответственности, политическая и экономическая изоляция… Все те инструменты, о которых мы говорим, которые уже набили оскомину, так как быстрых результатов нет (а всем их хочется).

Напомним, по последним данным правозащитников, в Беларуси уже 1500 политзаключенных.