Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Силовики задержали минчанина за отрицание геноцида белорусского народа
  2. Британская разведка назвала среднесуточное количество российских потерь в Украине. Результат ужасающий для Кремля
  3. В Москве третий день несут цветы к могиле Навального — у кладбища все воскресенье стояла очередь
  4. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло
  5. Местами дождь и мокрый снег. Какой будет погода на следующей неделе
  6. «Ни один фильм ужасов не может передать картину, которая открылась нашим глазам». Как в Минске автобус сгорел вместе с пассажирами
  7. За полмесяца боев Россия потеряла уже 15 самолетов, но это ее не смущает. Объясняем почему
  8. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  9. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  10. В разных городах Беларуси заметили северное сияние
  11. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых


До сих пор неизвестно, что за беспилотники атаковали Кремль в ночь с 2 на 3 мая. Россия винит Украину и называет диверсию террористическим актом и попыткой покушения на Владимира Путина. Киев же отрицает какую-либо свою причастность к произошедшему. В чем может быть интерес Киева или Москвы? И какой может быть ответ на подобную диверсию? «Зеркало» спросило у политических аналитиков.

Атака дрона на Кремль. Россия, Москва, 3 мая 2023 года. Фото: скриншот видео ТВЦ
Атака дрона на Кремль. Россия, Москва, 3 мая 2023 года. Скриншот видео ТВЦ

«Я не вижу аргументов в пользу того, что Россия сделала это специально»

Политический обозреватель и историк Александр Фридман называет атаку Кремля беспилотниками историческим днем.

— Продемонстрирована уязвимость. С символической точки зрения это сильнейший удар, — считает эксперт. — Одно дело подорвать железнодорожное полотно в Брянской области, а другое дело по Кремлю. То есть это пощечина пощечин. Очень громкая и символичная. Это еще раз убеждает и показывает, насколько на самом деле слаба Россия.

Может ли эта атака быть провокацией самого Кремля? Фридман называет это вопросом веры.

— Можем ли мы верить в то, что российские власти на такое способны? Зная их методы, скорее да, чем нет. Теперь вопрос: зачем это надо? Что это может дать? Я не вижу аргументов в пользу того, что Россия сделала это специально, чтобы решить какие-то свои проблемы: усилить антиукраинские настроения, провести мобилизацию, подготовить почву для каких то жесточайших ударов по территории Украины и прочее. Они это все делают и так. Я не думаю, что для этого нужно атаковать Кремль. Для того чтобы провести мобилизацию, хватило бы удара по нефтебазе Севастополя или того, что сейчас происходит в Брянской, Белгородской, Курской областях. Кроме того, это сеет панику.

По мнению Фридмана, в пользу версии, что это сделала не Москва, говорит и сам процесс того, как преподносилась информация об атаке. Все произошло между 2 и 3 часами ночи. А официальные заявления появились спустя почти 12 часов.

— Скорее всего, это связано с тем, что им стало понятно: есть информация, она просочится по разным источникам. А если потом выяснится, что Кремль атаковала Украина, а власти это скрыли, то они будут выглядеть еще хуже, — говорит эксперт.

Он не исключает, что такая атака может быть внутрироссийской игрой с заговором против Путина. При этом Фридман считает, что целью не был президент России, как об этом заявил его пресс-секретарь:

— Понятно, что это было невозможно. Я думаю, что Путин в Кремле и не ночует. А если и ночует, то точно где-то в бункерах. Поэтому никто не рассчитывал на выполнение такой цели, Но вот нанести такую пощечину — это очень громко, это очень символично. И, конечно же, украинская версия, она напрашивается. Они уже множество смелых шагов совершали.

«Сегодня мы будем наблюдать, как цепные псы пропаганды будут требовать, чтобы что-то произошло»

Для чего эта атака Киеву? Чтобы сорвать парад к 9 Мая в Москве? Аналитик не считает, что цель состояла именно в этом. По его мнению, Москва сейчас из принципа проведет парад.

— Как Песков и сказал, они проведут парад и Путин в нем будет участвовать. Но парад — это все мелочи. Если вы помните, в прошлом году, в преддверии 9 Мая, какие сценарии расписывались? Что Россия объявит войну Украине. А что в итоге? Абсолютно серая, никчемная, без каких либо важных деталей речь Путина, — говорит Фридман.

— Такими атаками Украина формирует в российском обществе панические настроения, потому что даже сильная армия, попадая в состояние паники, становится недееспособной, — продолжает аналитик. — Это прежде всего психологическая война. Возможно, ставка делается на то, что российская армия и российское общество попадут в такое деморализованное состояние. И армия может посыпаться. Я думаю, что любой мало-мальски думающий человек задаст себе вопрос: а что с нами, собственно говоря, происходит, если год, год после начала войны такие удары наносятся по Кремлю?

Но сама Украина отрицает свою причастность к атаке на Кремль. Владимир Зеленский уже заявил, что Киев не имеет никакого отношения к дронам в Москве.

— Было бы странно, если бы они признали. Это совершенно понятно. Американцы, французы, немцы, британцы всячески подчеркивали, что к атакам на территории России западным оружием они относятся, мягко говоря, осторожно и неодобрительно, потому что видят в этом путь к эскалации. И я думаю, что сейчас в Европе и США напряглись. Потому что идет тот сценарий, когда Россия загнана в угол и Путину каким-то образом придется отвечать, — отмечает эксперт.

Аналитик считает, что Путин будет вынужден ответить еще и потому, что в российской политической культуре и системе координат атака дронов на Кремль выглядит пощечиной, которую нельзя оставлять без внимания.

— Если ты не отвечаешь в таких условиях, то ты никто, ты пустое место. Вот сейчас у них дилемма: что делать? — отмечает собеседник. — И тут важный момент. Они подчеркивают, что атаку совершили украинцы, и не проводят связь с Западом. Потому что если заявить, что это сделали западные спецслужбы или западным оружием, то каким-то образом нужно отвечать в их сторону. С одной стороны, у них есть, конечно, возможности ответить вплоть до применения ядерного оружия. Но это не те возможности, к которым они хотят прибегать и провоцировать открытую войну с Западом. Что они будут делать? Наверное, пытаться атаковать какие-то цели в Украине. Сегодня мы будем наблюдать, как цепные псы пропаганды будут требовать, чтобы что-то произошло. Вы поставьте себя на место тех россиян, патриотов, которых ударили прямо в сердце их родины и публично унизили. Конечно, они сейчас потребуют каких то реакций. Чтобы этот бурлящий котел остудить, нужно демонстрировать какой-то успех. А что Россия может сделать? Использовать ядерное оружие или ударить по «центрам принятия решений»? Честно говоря, я думаю, если бы они были в состоянии ударить по ним, они бы уже это сделали.

— Ну и представляю, как перепугался Лукашенко сейчас. Он же там громко заявлял, что будет наносить удары по центр принятия решений. А тут на такое покусились, — заключает аналитик.

«То, что вчера еще казалось совершенно невообразимым, остановится явью»

Старший исследователь Центра новых идей, экс-дипломат и автор телеграм-канала «Пульс Ленина-19» Павел Мацукевич считает, что Россия отреагирует на атаку беспилотников примерно так, как это делала и в предыдущие разы — нанесением ответных ракетных ударов.

— Единственное, что могут поменяться цели. Какой-то принципиально новой реакции на данном этапе, наверное, я бы не ждал. Все это имеет, конечно, очень сильное психологическое значение. Особенно если это действительно украинские дроны, которые достигли Москвы. Здесь можно провести аналогию со Второй мировой войной, когда главнокомандующий нацистской Люфтваффе Герман Геринг заявлял, что ни одна вражеская бомба не упадет на столицу рейха. А уже в августе 41-го Советский Союз нанес первую серию бомбардировок по Берлину. Правда, после этого война продолжалась еще четыре года. То есть эта атака — не что-то такое, что принципиально меняет ситуацию на фронте. Россия так или иначе находится в ожидании или, скажем так, готовится к контрнаступлению ВСУ. Я думаю, россияне ставят перед собой задачу удержаться на нынешних позициях.

— Если им это удастся, я так предполагаю, это будет серьезным преимуществом, — продолжает Мацукевич. — Мне кажется, в войне на износ (а именно такой характер она приобретает) шансов у России гораздо больше. Потому что по мере того, как конфликт затягивается, готовность и энтузиазм Запада помогать Украине естественным образом убывает. Чтобы подогревать «пламя поддержки», нужны успехи на фронте. Если этих успехов не будет, если контрнаступление ВСУ не приведет к каким-то принципиальным изменениям на карте, то процесс получения помощи от Запада, на мой взгляд, может осложниться.

Павел Мацукевич считает, что атака дронов на Кремль больше имеет психологическое значение. И отмечает, что подобные случаи могут повториться.

— Русские не первые и, наверное, не последние, с кем случилась такая военная неприятность. Да и мне кажется, они уже свыклись с этой мыслью, что их территорию время от времени бомбят, — говорит эксперт. — Я думаю, что к повторению атак в Москве должны готовиться. Потому что тут как вода, которая занимает все то место, что есть: если обнаружилась какая-то брешь — туда поток направляется. Конфликт расширяется. И то, что вчера еще казалось совершенно невообразимым, остановится явью. Но, повторюсь, это россияне, они не первый агрессор, который страдает от собственной самоуверенности.

Каким образом атака может повлиять на российское общество? Усилит ли антивоенные настроения либо наоборот, желание воевать дальше? Мацукевич считает, что, скорее всего, победит чувство мести.

— Это вписывается в логику, что весь мир против нас. Ведь стоит вопрос жизни или смерти. И не остается ничего, кроме как с этим бороться. Поэтому такого рода штуки могут оказать дальнейшее мобилизирующее воздействие на широкие российские народные массы, которые в большинстве своем эту войну поддерживают, — говорит Мацукевич.

«Украинские дроны в столице России показывают, что Москва не неприступна, как можно было думать»

Возникает вопрос: мог ли сам Кремль инсценировать эту атаку? По мнению Мацукевича, исключать этого нельзя.

— История знает массу таких примеров, когда какие-то злодеяния списывались на противника. Но, с другой стороны, уж слишком велики побочные эффекты, потому что все-таки дрон долетел до Кремля. Как бы там ни было: с пустыми руками или с приветом из Киева, но до Кремля долетел. А это показывает так или иначе уязвимость российской столицы. И весь этот инцидент не с лучшей стороны характеризует российские власти, — говорит бывший дипломат. — Я думаю, что если бы они хотели придумать некое мобилизирующее массы действие, то бы сотворили что-то с каким-нибудь гражданским объектом подальше от Кремля. С пострадавшими, убитыми. Так как человеческая жизнь для них значения не имеет. А вот то, что касается непосредственно самого Кремля, тут уже как бы волей-неволей возникают вопросы.

Могла ли быть эта акция спланирована для того, чтобы провести вторую волну мобилизации? Мацукевич считает, что вряд ли.

— Все, что сейчас происходит, так или иначе вписывается в подготовку к украинскому контрнаступлению. Вот если в планах России сразу после украинского контрнаступления готовить свое, то, возможно, имеет смысл. Военным будет проще это оценить, но я бы не связывал эти события. Мне кажется, что в существующих реалиях России, с учетом настроения российского общества, с учетом принятия этой войны, нет большой проблемы провести очередной этап мобилизации. Вот первая была сломом социального контракта между властью и обществом. А дальше это уже все по накатанной.

Зачем эта атака беспилотников Киеву, если вдруг он причастен к этому? Мацукевич считает, что таким образом Украина может ободрить своих и психологически сломать противника.

— Украинские дроны в столице России показывают, что Москва не неприступна, как можно было думать, а досягаема, что Кремль совсем не всесилен, а вполне себе уязвим, в самое сердце, несмотря на все ракеты, танки и глубоко эшелонированную оборону, — заключает эксперт.