Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. За полмесяца боев Россия потеряла уже 15 самолетов, но это ее не смущает. Объясняем почему
  2. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых
  3. «Ни один фильм ужасов не может передать картину, которая открылась нашим глазам». Как в Минске автобус сгорел вместе с пассажирами
  4. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло
  5. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  6. Британская разведка назвала среднесуточное количество российских потерь в Украине. Результат ужасающий для Кремля
  7. В разных городах Беларуси заметили северное сияние
  8. В Москве третий день несут цветы к могиле Навального — у кладбища все воскресенье стояла очередь
  9. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  10. Местами дождь и мокрый снег. Какой будет погода на следующей неделе
  11. Силовики задержали минчанина за отрицание геноцида белорусского народа


Значительная часть белорусов, которые решили покинуть родину за последние годы, обосновалась в Польше. Здесь они находят новую работу и жилье. Причем некоторые устраиваются не на самые типичные вакансии. «Зеркало» поговорило о поиске работы и зарплатах с белорусами, которые смогли трудоустроиться в Польше монтажниками солнечных батарей, инженером и рабочим по уходу за газоном.

Фото: pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

«Живу на 500 евро, которые нам дают наличкой»

В Польшу Андрей (имена героев материала изменены) вместе с женой и двумя детьми переехал летом 2019 года. Он говорит, что хотел лучшей жизни и больших возможностей для детей. За неделю устроился на фирму, которая решила заниматься монтажом солнечных панелей.

— Опыта работы в этой сфере у меня не было. Сыграло то, что у меня было образование, связанное с электрикой, хотя я по этой специальности никогда не работал, — рассказал о трудоустройстве Андрей.

Белорус вместе с двумя напарниками по готовому проекту монтировал солнечные панели (чаще — на крышах домов), потом подключал, проверял работоспособность. Так как и фирма, и работники были новичками в этой сфере, работать было сложно, проекты приходили «сырые». После работы Андрей искал в интернете информацию о монтаже. В результате через несколько месяцев, имея за плечами опыт семи-восьми готовых проектов по монтажу, Андрей уволился. Хозяин предприятия остался должен ему крупную сумму денег.

Установка солнечных панелей. Фото героя материала
Монтажники не постоянно сидят на крыше, чаще они там находятся минут по 15−20. Ведь им еще надо заниматься проводкой, делать заземление, прокладывать трассу для проводов. Фото героя материала

— Потом была очень сложная зима, работы не было, хватался за разные подработки, параллельно искал постоянную занятость. Через знакомых поляков предложили пойти на большую польскую фирму, которая до этого занималась твердым топливом, но решила начать новое направление — монтаж солнечных панелей.

У Андрея был опыт работы, поэтому в штат фирмы его приняли. Все было официально, через договор, к тому же белорусу помогли легализоваться. Заработок обещали выше среднего по рынку, выдали форму. Перед работой Андрей прошел медосмотр, там проверили, может ли он трудиться на высоте.

— Сперва работал в Польше. Бывали довольно сложные проекты, например, как-то делали монтаж в Сопоте на доме, признанном историческим памятником. Мы были лучшей бригадой. Наверное, поэтому летом прошлого года фирма отправила нас выполнять заказы в Испанию. С тех пор я лишь дважды ездил в Польшу к семье — на Новый год и Пасху.

Монтаж солнечных панелей — работа всесезонная. Сейчас официально рабочий день Андрея начинается в 07.00 и длится до 15.00. В неделю должны быть два выходных. Однако такой график соблюдается лишь только тогда, когда проект начинается, а к его завершению работать надо быстрее.

Установка солнечных панелей. Фото героя материала
Монтажники при работе на крыше должны закреплять себя страховочным тросом, но Андрей признался, что они делают это в 20% случаях — когда крыша очень покатая или есть наледь. Фото героя материала

— Босс просит ускориться. Конечно, мы можем остаться на работе и до 19.00. Однако это не так часто, мы стараемся не сильно перетруждаться. К тому же заказчики в Польше и Испании не любят, когда какие-то посторонние люди ходят по их крыше, когда они возвращаются домой с работы. Намекают, мол, может, вы завтра продолжите…

Когда Андрей работал в Польше, то его заработок в месяц был около 6000 злотых (это 4194 рубля, здесь и далее конвертация по курсу Нацбанка Беларуси на 19 мая). В эту сумму входил оклад 4200 злотых «чистыми», премия, оплата сверхурочных работ, командировочные. В Испании зарплата выше, на карту приходит 7000−8000 злотых в месяц (4893−5593 рубля), плюс работникам дают наличными 500 евро (1586 рублей) на еду и свои нужды.

— Заработок с карты я практически не трачу, картой пользуется моя жена в Польше. Я живу на 500 евро, которые нам дают наличкой, основную зарплату не трачу. Так как город курортный, то этих денег хватает на еду, но я питаюсь хорошо.

Жилье монтажникам оплачивает фирма. В Испании они проживают в закрытом комплексе из таунхаусов, на территории есть бассейн. Андрей вспоминает, что хорошие условия для них были и в Польше: во время командировок работников никогда не заселяли в дешевые хостелы. Как правило, это были неплохие отели.

Установка солнечных панелей. Фото героя материала
Установка солнечных панелей. Фото героя материала

Игнат работает в Польше с середины 2018 года. Работу он нашел по знакомству на монтаже солнечных батарей. С тех пор он трудился на нескольких фирмах, при этом всегда оформлялся официально, имея сертификаты для выполнения проекта.

— Объекты были по всей Польше, пять лет назад начался бум в этом направлении, он и до сих пор продолжается. Правда, платят все по-разному. Предлагали хороший договор на 9000 злотых (6292 рубля), но надо было ездить по Европе, а я туда сейчас не могу выезжать. Но и отрицательный опыт есть: один наниматель обещал платить минимальную ставку, потом выяснилось, что она должна быть больше, обманул меня, ушел я с той фирмы, — рассказал мужчина о своем опыте.

«Директор сказал, что коллективу со мной неудобно работать, я буду уволен»

В Беларуси Валерий учился в БНТУ, где получил инженерное образование и успел поработать на родине по своей специальности. Больше двух лет назад он решил уехать в Польшу, для этого получил визу по программе Poland. Business Harbour, переехал в соседнюю страну с женой и двумя детьми. Недавно в семье появился третий ребенок. После отъезда Валерий начал искать работу по своему профилю.

— Разослал три резюме, на два их них ответили положительно. На одной частной фирме я успешно прошел тест на компетентность (он был на польском языке) и собеседование с работодателем (на английском языке). Приняли на работу меня официально, причем проходить учебу или подтверждать диплом мне не понадобилось, — вспоминает Валерий.

На предприятии, куда устроился белорус, трудится около 30 человек, это немного, но фирма известная, так как на рынке работает давно. Работа у Валерия в офисе. Он отмечает, что его обязанности мало отличаются от тех, которые он выполнял в Беларуси. На родине даже приходилось выполнять задачи и посложнее, так как он занимал более высокую позицию. Единственное отличие — в польской компании оборудование было более современное, но собеседник освоил его быстро.

Фото: pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

Рабочий день у Валерия — с 8.00 до 16.00, переработки допускаются только после согласования с координатором отдела, самостоятельно это делать нельзя. Иногда нужно работать в субботу, их оплачивают по повышенному тарифу.

— Мой месячный заработок — 5300−5800 злотых (3705−4055 рублей). С них я оплачиваю семейную медстраховку, по ней очень хорошие условия, так как она привязана к фирме и есть разные бонусы. Кстати, через польский сервис в интернете я сравнивал уровень своего заработка с теми, что получают коллеги на других фирмах. У 75% людей он ниже, чем у меня.

В целом работа Валерию нравится, но некоторые моменты, происходящие в коллективе, его настораживают. К примеру, он отметил, что при выполнении задания ему никто, даже его непосредственный руководитель, не указывал на ошибки или недочеты, которые он допускал. Коллеги сразу шли к директору фирмы и говорили о них, а тот уже сообщал Валерию о его «косяках».

— Я не знаю, касается ли такая ситуация в целом Польши или это происходит только в нашей фирме. Но для меня это стало шоком.

Кроме этого сотрудники компании ежеквартально заполняют анкеты, в которых пишут, что они думают о том или ином коллеге. В них против Валерия высказались сразу несколько человек.

— Об этом я тоже узнал от директора. Он сказал, что коллективу со мной неудобно работать, я буду уволен, мол, как он может пойти против мнения людей.

Валерий предполагает, что это может быть из-за плохого уровня польского языка, что из-за этого мог допускать ошибки в бумагах или мало общаться с коллегами. Иногда к сотрудникам он «лез со своими идеями» насчет того, как и что можно что-то подправить, чтобы результат исследований получился лучше. Возможно, их это раздражало, тем более что ни один из советов Валерия не был принят.

Хотя собеседник отметил положительный момент, директор сообщил, что уволят Валерия через два месяца, чтобы он мог подыскать себе другую работу. Также ему выплатят компенсацию за неиспользованные отпуска и напишут рекомендательное письмо.

— Восстановился от этой новости я довольно быстро, за выходные. Сейчас активно рассылаю резюме, на несколько уже ответили. Причем есть предложение по работе не только из Польши, но пока страну покинуть я не могу.

«За день с газонокосилкой прошел 35 километров»

В прошлом году супруги Алексей и Наталья нашли работу в Польше через телеграм-чат, в котором работодатель искал людей, которые будут приводить в порядок газоны и участки при частных домах. Они списались с нанимателем, а уже через пару дней их послали на первый заказ.

— Я в основном ходил с газонокосилкой. Очень много ходил, в первый день прошел 35 километров. Жена занималась прополкой и уборкой клумб, — вспоминает Алексей.

Работали в день по восемь-девять часов, по графику пять рабочих дней и два выходных. За труд платили по ставке 16−19 злотых (11−13 рублей) в час, в зависимости от того, какую надо делать работу. Мужчина говорит, что этот уровень оплаты средний по рынку. Работодатель хотел, чтобы испытательный срок, который длился несколько месяцев, пара работала без оформления.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

— Работали мы на участках домов очень обеспеченных людей, с достатком гораздо выше среднего. Хозяева относились к нам хорошо, всегда предлагали кофе или чай, что-то другое. Интересовались, кто мы, откуда мы приехали и как устроились на работу.

Отношение работодателя также было отличным, в конце недели он сам мог привезти работникам домой зарплату. В расчетах белорусов не обманывали, все было так, как договаривались изначально. Выходило даже больше, потому что хозяин компании давал премии.

— Выяснилось, что текучки кадров там нет, многие ребята работают там более пяти лет. В то время компания расширялась, и нужны были новые люди.

Однако были в работе и минусы. К примеру, собеседников не устраивало, что надо весь день находиться на улице, без санитарных условий. Они поработали там несколько недель и поняли, что такой труд для них не очень интересен, хотелось работу с перспективой. Так что вскоре они уволились, нашли другую работу.