Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Лукашенко отреагировал на заявление о том, что Украина имеет право атаковать НПЗ в Беларуси
  2. Лукашенко, похоже, согласился, что все подписанные им документы могут быть объявлены юридически ничтожными. Вот почему
  3. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  4. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море
  5. Почему Путин в указе назвал Василевскую «гражданкой Республики Белоруссия»? Позвонили в посольства, Кремль и спросили у экс-дипломата
  6. Зять бывшего вице-премьера и министра здравоохранения Жарко владеет криптобиржей в Беларуси. Вот что об этом узнало «Зеркало»
  7. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно
  8. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они проводят ночь во время иранской атаки
  9. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  10. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах
  11. Эксперты рассказали о трудном выборе, который приходится делать Украине из-за массированных обстрелов ее энергосистемы
  12. Лукашенко попросили оценить вероятность вступления Беларуси в войну против Украины
  13. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  14. Украине нужны системы ПВО, чтобы защитить свою оборонную промышленность — эксперты ISW
  15. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
Чытаць па-беларуску


Сегодня стало известно, что Министерство внутренних дел признало «Зеркало» «экстремистским формированием». Решение было принято 9 июня, однако известно об этом стало только сегодня, 12 июня. Рассказываем, что меняется для нас самих и для наших читателей.

Разве «Зеркало» не было «экстремистским» ранее?

Нет, до этого «экстремистскими» были признаны наши материалы (публикации на сайте, посты в соцестях), сейчас же всему медиа дан статус «экстремистского формирования».

С того момента (то есть уже почти два года — с августа 2021-го) распространение любой продукции «Зеркала» считается административным правонарушением. Речь, например, о репостах в соцсетях, отправке ссылок на сайт и даже о лайках. Само чтение и просмотр таких материалов не запрещены, за это не предусмотрена ответственность.

Максимальное наказание за подобное «правонарушение» описано в части 2 статьи 19.11 Кодекса об административных правонарушениях — это арест до 15 суток или штраф до 500 базовых величин с возможной конфискацией техники.

Что меняется сейчас?

Если говорить о читателях, то главное — вид ответственности, который теперь можно понести за взаимодействие с нами. Если раньше речь шла об административной ответственности (арест или штраф), то теперь дело может дойти до лишения свободы. Однако как это может работать, не совсем понятно.

Дело в том, что термин «экстремистское формирование» появился в законодательстве относительно недавно — в 2021-м — с принятием новой версии закона «О противодействии экстремизму». Признавать организации таковыми без суда могут МВД или КГБ. Пока опыт применения законодательства в этой сфере не так велик, чтобы можно было точно сказать, что является нарушением, а что нет. Мы в дальнейшем описании будем исходить из максимально широких трактовок, которые могут применяться властями.

Итак, существует две статьи УК, по которым могут привлечь наших читателей и зрителей:

  • Статья 361−4 (Содействие экстремистской деятельности) — предусматривает наказание до 7 лет лишения свободы. Это статья с максимально широкой трактовкой, из-за чего под нее может подпадать фактически любое взаимодействие с нами как СМИ. То есть отправка фото- или видеоматериала, предоставление публичного комментария или просто любой информации. Пока об уголовных делах по данной статье известно не так много. Один из самых громких случаев — дело Дарьи Лосик. За интервью каналу «Белсат», который власти также признали «экстремистским формированием», ее приговорили к 2 годам колонии.
  • Статья 361−2 (Финансирование экстремистской деятельности) — предусматривает до 8 лет лишения свободы. На практике применяется в том числе за пожертвования «‎экстремистским формированиям». Это означает, что любой донат или другой способ финансовой поддержки нашей деятельности — уголовное преступление. Правозащитникам мало известно о сути того, что именно вменяется людям, проходящим по этой статье, однако хорошо известны наказания — так, например, в конце прошлого года был вынесен приговор Антону Огию — мужчина получил 4 года колонии. По этой же статье проходит, в частности, сын политика Анатолия Лебедько Артем. Вероятно, во всех случаях речь идет о донатах — то есть переводах в пользу организаций, признанных «экстремистскими».

Что касается нас самих, то к членам команды «Зеркала» может применяться статья 361−1 (Создание экстремистского формирования либо участие в нем) — максимальное наказание по ней составляет до 10 лет лишения свободы. Несмотря на это, команда «Зеркала» продолжит свою работу.

И что теперь (не) делать?

Главное — при любом взаимодействии с нами соблюдать меры предосторожности.

Начнем с пункта о предоставлении нам информации. У нас существуют аккаунты обратной связи (например, в Telegram). Со своей стороны мы гарантируем анонимность тех, кто нам пишет, — вся наша команда находится за рубежом и соблюдает максимальные меры предосторожности, работая с информацией. Но если вы находитесь в Беларуси или планируете туда приехать, позаботьтесь о том, чтобы никаких следов переписки на ваших устройствах не осталось — очищайте историю сообщения с нашим официальным аккаунтом в Telegram. Если речь идет об этом мессенджере, то мы всегда просим писать вас только в аккаунт @zerkalo_editor. Обязательно проверяйте, кому именно вы отправляете сообщение. В Instagram мы пишем с нашего официального аккаунта

Говоря о репостах материалов «Зеркала» — все это людям, находящимся в Беларуси (или планирующим туда поехать), однозначно стоит исключить. Говоря о пересылке наших материалов, то если вы это сделаете — обязательно удалите сообщение как минимум на своем устройстве.

Что касается перечисления нам денег, то относительно безопасно из Беларуси это можно сделать только с помощью Patreon — сервис не указывает, на какой именно из тысяч размещенных там проектов идут деньги. Ресурс в Беларуси заблокирован, поэтому придется использовать VPN.

Несмотря на то что это один из самых безопасных способов поддержки с точки зрения конфиденциальности, если вы находитесь в Беларуси, рекомендуем вам по возможности принять дополнительные меры предосторожности (хотя нам и неизвестны случаи, чтобы белорусские силовики каким-либо образом, кроме физического доступа к вашим аккаунтам, преследовали белорусов за донаты на Patreon):

  • используйте VPN (впрочем, иначе сайт и не откроется);
  • регистрируйте аккаунт на Patreon, используя не основной адрес почты и иностранную сим-карту;
  • проводите платеж с иностранных карт.

Если вы в чем-то не уверены, лучше вовсе не совершать никаких действий — не помогать нам финансово и не связываться через аккаунт обратной связи. В таком случае главное, что вы можете для нас сделать, — продолжать нас читать и смотреть. По словам правозащитников, уголовно преследуется лишь участие, создание и руководство такими «экстремистскими формированиями». Об уголовных делах за факт подписки на СМИ, признанные «экстремистскими формированиями», нам неизвестно.

Что все это значит?

Ничего принципиально нового не произошло — власти продолжают незаконное давление на независимые медиа. Мы согласны с правозащитниками, которые считают все ограничения, содержащиеся в белорусском «‎антиэкстремистском» законодательстве, несправедливыми и нарушающими права человека. Такие нормы — очередной пример использования формально правовых механизмов для репрессивных целей.

Несмотря на почти три года беспрецедентного давления на независимые медиа, сроки для десятков журналистов и разгром десятков редакций, режим так и не смог лишить белорусов доступа к настоящим новостям. В результате его единственный инструмент — запугивание самих граждан страны сроками за желание знать правду.