Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Азарова лишили доступа к плану «Перамога». Тихановская прокомментировала «Зеркалу» рассылку с призывом голосовать на выборах в КС
  2. Политзаключенная Полина Шарендо-Панасюк не вышла из колонии в предполагаемую дату освобождения. Она в СИЗО Гомеля
  3. Силовики могут быстро получить доступ к вашему аккаунту в Telegram. Рассказываем о еще одной уязвимости
  4. Три европейские страны признали Палестину как независимое государство. МИД Израиля отзывает послов
  5. «Я не хотела выходить из колонии. Меня отрывали от шконки». Алана Гебремариам — о тюрьме, воле и о том, как освободить политзаключенных
  6. Из-за контрсанкций Минска с прилавков магазинов вскоре должны исчезнуть некоторые товары. Рассказываем, чем лучше закупиться впрок
  7. Эксперты рассказали, зачем Путин убирает сторонников Шойгу из Министерства обороны, а Медведев завел тему о нелегитимности Зеленского
  8. «Дед заслужил эту квартиру, потому что свое здоровье положил на войне». Что рассказали герои сюжета госТВ об изъятии жилья у эмигрантов
  9. Новый скандал вокруг Фонда спортивной солидарности. Левченко, Герасименя и другие известные атлеты выразили вотум недоверия Опейкину
  10. «Нам не штрафы нужны и наказания». Лукашенко собрал совещание по работе контролирующих органов
  11. Взломан популярный беларусский портал Realt.by — в сеть утекли данные 900 тысяч пользователей
  12. Власть грозит уехавшим беларусам арестом и конфискацией жилья. А это законно? Можно ли защитить собственность? Спросили у юристов
  13. «Вся эта вакханалия…» МИД прокомментировал ввод дополнительных ограничений на поставки товаров из ЕС
  14. В минский паб «Брюгге» на диджей-сет российского экс-комика «ЧБД» ворвались силовики. Вот что удалось узнать
  15. СК завел уголовное дело на всех участников выборов в Координационный совет — им угрожают отъемом жилья
  16. Минск снова огрызнулся «недружественным» странам. Крайним, похоже, снова будет население нашей страны


Эмма Левашкевич,

Массовые репрессии и полномасштабная война России в Украине меняют белорусское общество, однако совсем не так, как этого ожидали эксперты. Белорусская аналитическая мастерская презентовала исследование «Дискомфорт общественного мнения», куда вошли опросы белорусов в разные периоды времени, в том числе в сентябре 2022 года и мае 2023-го. Живущих в стране белорусов опрашивали по телефону — в репрезентативной выборке представлены все слои населения, включая сельское. О результатах исследования Deutsche Welle рассказал известный белорусский социолог, профессор Андрей Вардомацкий.

Андрей Вардомацкий
Андрей Вардомацкий

Не раскол, но поляризация

DW: Андрей Петрович, почему появилось слово «дискомфорт» в названии исследования?

Андрей Вардомацкий: Это говорит о том, что общественное мнение сейчас менее комфортно для демократических лидеров, в отличие от того, что было в 2020 году. Раскола в обществе нет, но можно говорить о поляризации. Дискомфорт проявляется сразу по нескольким показателям.

— По каким признакам можно понять, что общество стало менее проевропейским?

— С началом войны начали происходить такие изменения, которых мы не предполагали и не предвидели, более того, думали, что будет прямо наоборот.

Чтобы измерить геополитические ориентации, задавался вопрос: «В союзе с кем было бы лучше жить народу Беларуси: в Европейском союзе или в союзе с РФ». Именно в таком виде — с двумя вариантами ответа. Третья опция — «Вне всяких союзов» — не вводилась сознательно, чтобы увидеть поведение респондентов в ситуации жесткого выбора «или-или». Если делать годовые усреднения, то в 2018 году на Россию ориентировались 60%. В 2019-м РФ при такой же постановке вопроса выбирали 50% В 2020-м усредненная цифра была уже 45%. То есть из года в год шло падение ориентации на Россию, ощутимое социально, психологически и мировоззренчески.

— В ноябре 2020 года большинство опрошенных выбирало ЕС, тем не менее уже в декабре опять Россия вернула прежние позиции. Что произошло в эти месяцы?

— Есть несколько причин, среди них важным является то, что пришел транш от России — материальная помощь. Да, протестно настроенные люди восприняли это как помощь режиму Лукашенко, но был значительный слой людей, которых сейчас называют «ябатьки», которые посчитали это помощью Беларуси в трудный для нее момент. И это сработало.

Заметно, что динамика геополитических ориентаций пошла по-другому с момента начала войны, вернее, с момента начала репрессий — системных, жестких, последовательных и массовых. Ориентация на Россию начала расти. Однако в сентябре 2022 года и в мае 2023 года — показатели примерно одинаковые. И главный вопрос: в белорусском общественном мнении потенциал пророссийских настроений уже исчерпан или возможен дальнейший рост?

Российские СМИ стали работать в Беларуси интенсивнее

— Почему этот рост вообще произошел?

— Это связано с изменениями на медиаполе. В Беларуси огромное количество СМИ объявлены «террористическими», «экстремистскими» и т.д. У негосударственных СМИ меньше возможностей, чем у государственных, что-либо делать внутри страны. Кроме того, стали интенсивнее работать российские СМИ на территории Беларуси. И здесь речь идет не о традиционно больших рейтингах телевидения, которые были всегда. Речь о проникновении в интернет — такого не было никогда.

Нужно отметить и то, как освещают события белорусские госСМИ. «Дожинки» и праздники, какие-то экономические условные достижения интенсивно освещаются, а война, которая идет на границе с Беларусью, нет. С одной стороны, войны как бы нет, а с другой стороны — Россия представляется в позитивном образе, без связи с войной.

— Что еще говорит о том, что белорусы стали больше ориентироваться на Россию?

 — Если задать вопрос по-другому: «Какой из вариантов объединения России и Беларуси вам лично больше нравится» — и перечислить различные варианты, ответ «Вхождение в состав РФ» на протяжении последних 20 лет выбирали около 5%. Сейчас мы впервые столкнулись с тем, что эта цифра выросла до 8,7%.

На то, что в Беларуси меняется отношение к России, повлияла и политика Евросоюза. ЕС в последнее время ограничивает въезд людей из Беларуси, и это воспринимается так: в трудный и опасный для нас момент нам не подали руку помощи. И это отражается на уровне проевропейской ориентации, которая не растет.

Многие белорусы находятся в инфококоне

 — Вы замеряли и то, как люди относятся к размещению российских войск в Беларуси.

— И мы видим, что количество тех, кто относится к этому негативно, и количество тех, кто относится к этому положительно, примерно одинаково. Почему так? Люди говорят: они нас от чего-то защищают и так далее. Это и есть проявление воздействия медиа.

В результате сформировалось два информационных кокона — «Нет войне» и «Нет войны». Представители «Нет войне» — продвинутая, информированная часть белорусского общества внутри Беларуси, диаспора. Во второй кокон «Нет войны» информация из медиа не поступает, а непосредственных подтверждений нет — вокруг ничего не взрывается. Очень большое количество людей внутри Беларуси и находится в таком инфококоне.

— Какие еще проблемы волнуют или, наоборот, не волнуют белорусов?

— Мы видим, что уменьшается количество людей, которые считают, что состояние белорусской экономики ухудшается. И наоборот, количество тех, кто считает, что оно либо прежнее, либо стало лучше, подрастает. То есть речь сейчас не будет идти о том, что экономические причины сработают в смысле возникновения протестов.

Самыми серьезными проблемами белорусы считают рост цен и угрозу втягивания страны в полномасштабную войну в Украине — 33,7% и 28,7% опрошенных. А вот гуманитарные проблемы, такие как нарушение прав человека, заботят лишь 5,1% опрошенных.

— На седьмом месте среди проблем — эмиграция белорусов. Уехавших в стране все еще считают «своими»?

— Белорусская идентичность — очень обширная тема. Я расскажу только об одном из индикаторов. Самый популярный ответ на вопрос: «Кого вы можете считать белорусом?» — «Того, кто любит Беларусь». Затем уже идут более конкретные индикаторы — гражданство, родители-белорусы, язык и т.д. Так что белорусская идентичность сейчас носит эмоционально-абстрактный характер.

— А было когда-либо иначе?

— Был этап, когда главным критерием была принадлежность к территории и к государству. Сейчас же: я белорус, потому что люблю Беларусь.

— Статистика печальная, конечно.

— Перед новым, 2023-м мы спрашивали о том, какие чувства испытывают белорусы по отношению к наступающему году. И видим, что доминирует чувство надежды — 51%. То есть, несмотря ни на что, несмотря на войну, на ограничения в гражданской жизни, белорусы надеются.

— На что надеются? На мир? Перемены? На то, что Лукашенко уйдет?

— Обобщая — на все хорошее.