Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. В Беларуси проблемы с доступом к VPN. Павел Либер прокомментировал ситуацию
  2. Россия обстреляла гипермаркет и жилые дома Харькова. Много погибших, раненых и пропавших без вести — главное
  3. На Беларусь надвигаются грозы. Вот какой будет погода с 27 мая по 2 июня
  4. Павел Латушко объявил, что получил контроль над Госкаталогом музейного фонда — теперь им управляет Музей свободной Беларуси
  5. Убыточное предприятие набрало долгов на сотни миллионов. Но выплачивать не будет — вмешалось государство
  6. Лукашенко готовится к войне? Рассуждает Артем Шрайбман
  7. Эксперты: Вероятное преждевременное начало российского наступления «подорвало успех» на севере Харьковской области
  8. Лукашенко требовал скромнее отмечать выпускные, чиновники взялись исполнять. Но вот как они организовали последний звонок в Минске
  9. Новые условия по карточкам ввели многие банки
  10. Правозащитники: На территории бобруйской колонии произошел пожар, этот факт хотели замять
  11. Спорим, вы тоже подпевали эти беларусские хиты нулевых годов? Вспоминаем, как сложились судьбы исполнителей самых «прилипчивых» песен


В Беларуси мужчины заметно реже, чем женщины, оформляют страховки на дополнительную накопительную пенсию, которые ввели в прошлом году. Спросили у наших читателей, почему они (не) копят на пенсию.

TUT.BY
Иллюстративный снимок. Фото: TUT.BY

Из 17,2 тысячи человек, которые копят на пенсию по схеме «3+3», только 30% мужчины. Основное предположение, что незаинтересованность предложенным форматом накопления дополнительной пенсии связана с тем, что среднестатистический белорусский мужчина практически не успевает на ней пожить. В среднем продолжительность жизни наших мужчин — около 64 лет, а на пенсию они выходят в 63.

«Сумма не катастрофическая, так что пусть капают»

Наши читатели рассказали, что дело не только в средней продолжительности жизни мужчин. Чаще мужчины писали нам, что не откладывают на пенсию вообще либо выбирают для этого другие инструменты.

— Живу и работаю в районном центре Минской области, женат. В ноябре 2022 года после пары лет на «вольных хлебах» устроился по трудовой. Уже тогда знал про новую систему пенсионного страхования. Хорошенько ее изучил и решил «подключить», правда по самому минимальному тарифу. В месяц по 13−16 рублей удерживаются из зарплаты. Решил, что сам слишком ленив каждый месяц перекидывать. Да и подкупило то, что в случае моей смерти до наступления пенсии эти деньги получат наследники (один уже есть). Конечно, будь эти накопления в долларах, было бы значительно лучше. Но сумма не катастрофическая в месяц, так что пусть капают. Других видов накопления не имею, — рассуждает Андрей (все имена героев в тексте изменены), которому 33 года.

Напомним, с 1 октября прошлого года в Беларуси стартовала пенсионная реформа по дополнительной накопительной пенсии. Работники могут при желании делать отчисления со своих зарплат на вторую пенсию, а наниматель обязан «добросить». Чиновники называют эту программу «3+3». Работники при желании смогут уплачивать страховой взнос на будущую пенсию — до 10% от своей зарплаты. Наниматели будут обязаны перечислять на этот счет еще до 3%. Причем есть нюанс: работодатель должен перечислять такой же процент, как и работник, но не больше 3%.

Матвею 56 лет. Он начал собирать на дополнительную пенсию больше четырех лет назад.

— Договор оформил в «Приорлайфе» (страховку по схеме «3+3» можно оформить только через фирму «Стравита», но у этой компании и «Приорлайф» есть варианты по обычному полису на вторую пенсию, без участия нанимателя. — Прим. ред.). Честно, смысла мало. При заключении договора доллар был в районе двух рублей. Платил я тогда и сейчас по 30 рублей в месяц. Окончательная сумма к выдаче к моменту выхода на пенсию (если не изменится ничего) получается около 7000 рублей. Но вроде воспользоваться сразу всеми этими деньгами я не смогу — или депозит, или по 150 рублей к пенсии ежемесячно. При нашей инфляции эти 150 рублей через 7 лет могут оказаться ничем. Других «плюшек» по договору нет (уточним, что предусмотрена льгота по подоходному налогу для тех, кто оформляет такую страховку. — Прим. ред.).

Не откладывает по новой схеме на пенсию и 28-летний Сергей. Но кое-какие накопления он все же делает.

— Не вижу в этом смысла, а особенно в нашем государстве. Вот у меня мама отработала на заводе от звонка до звонка, пережила пару повышений пенсионного возраста и по итогу получает пенсию, которой не хватает на жизнь, и она вынуждена подрабатывать. Как вы понимаете, в таком возрасте уже и здоровье не то, и на нормальную работу уже не берут, — говорит Сергей. — Какой смысл в пенсии, если на нее не прожить и все равно надо будет работать, чтобы иметь хотя бы на продукты? Я стараюсь сейчас брать от своей работы максимум и работаю чуть ли не каждый день для того, чтобы получать приличные деньги. Работа у меня удаленная на иностранную компанию, мне она нравится и доставляет удовольствие. А все, что я получаю, сразу разбиваю для себя, чтобы месяц жить, что-то откладываю и помогаю маме. Что откладываю, стараюсь инвестировать в то, что не сгорит и в дальнейшем мне поможет. Например, покупаю валюту и откладываю на приобретение недвижимости.

«Люди думают, как бы выжить»

Эдуарду 57 лет. Его зарплата в месяц выходит 650−700 рублей. С такими доходами, говорит он, копить не выходит.

— Так что откладывать не получается, — говорит он. — В накопительную пенсию не верю от слова совсем. Из всего коллектива (больше 50 человек) на накопительную подписались пару женщин из конторы. Это бухгалтер и начальник отдела кадров, которая совмещает еще должность идеолога. Коллектив в основном мужской, при вопросе про эту пенсию все просто отмахиваются. В основном мысли две: надо еще дожить до той пенсии и все равно обманут и не отдадут.

Мужчина также не исключает вариант, что до пенсии может не дожить. Ему обидно, что в этом случае все взносы, которые он платит государству для получения пенсии в старости, не пойдут его семье.

23-летний Виталий говорит, что в Беларуси оплата труда довольно низкая по сравнению с другими странами. И выходит так, что сначала человек работает, чтобы обеспечить себе пенсию, но достигая пенсионного возраста, вынужден продолжать трудиться.

— Это очень грустно, потому что наши пенсионеры ничего себе не могут позволить. Им с трудом хватает на лекарства и еду (и то не факт, что хватает), — рассуждает Виталий. — Нужно в молодости думать, что и как делать дальше, потому что глупо рассчитывать в старости лишь на пенсию от государства. С другой стороны, «копить, собирать» — это, конечно, очень грамотно.

По его мнению, в молодости нужно обеспечить себе и своей семье безбедную старость.

— Но не с такой зарплатой. Ее ведь тоже еле на жизнь хватает обычному работяге. А в возрасте до 40 лет, может 50, вряд ли кто-то думает о том, чтобы отложить. Люди думают, как бы выжить. Нет никакой уверенности в завтрашнем дне в нынешних условиях. Тем не менее нужно находить способы, кроме как откладывать с основного минимального дохода.

Анатолию 38 лет. На пенсию он не копит, говорит, денег едва хватает на минимальные бытовые нужды. Но причина не только в этом.

— Не откладываю и в обозримом будущем не вижу ни смысла, ни возможности это делать. Завтра инфляция, обесценятся эти сбережения, или вообще страна в юани или российские рубли уйдет — и все пропадет. В нашей стране загадывать даже на два года вперед невозможно, не говоря про 25 лет, — объясняет он.

«Не збіраю на пенсію. Няма сэнсу на яе збіраць, пакуль не змяню ўладу, нічога мне не свеціць», — написал 34-летний Стефан.

«Не коплю, молодой еще. Сначала — все для семьи. К тому же этот пенсионный возраст еще энное количество раз повысят», — так рассуждает Павел, которому 36.

О том, что не копит на пенсию, рассказал и 22-летний Денис. «Хорошо, что на жизнь денег хватает, какое тут копить», — объясняет он.