Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  2. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах
  3. Снарядов не хватает, украинцам приходится отбиваться стрелковым оружием. США не помогают Украине — и вот к чему это приводит
  4. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  5. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  6. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно
  7. В Березовском районе сгорел дом, в котором жила многодетная семья. Погибли четверо детей в возрасте от двух месяцев до шести лет
  8. «24 часа от Минска до аэропорта в Варшаве». Автобусный коллапс на границе с Польшей продолжается
  9. Как обострение на Ближнем Востоке и новые санкции повлияют на курсы доллара и евро? Прогноз по валютам
  10. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море
  11. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они провели ночь во время иранской атаки
  12. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
Чытаць па-беларуску


Директор гражданской инициативы «Наш дом» Ольга Карач намерена оставаться в Литве несмотря ни на что. Альтернативой она видит только свою депортацию в Беларусь. Об этом активистка заявила во время пресс-конференции, которая прошла 22 августа в Вильнюсе. Рассказываем, о чем там шла речь.

Ольга Карач на пресс-конференции в Вильнюсе. Литва, 22 августа 2023 года. Фото: "Зеркало"
Ольга Карач на пресс-конференции в Вильнюсе. Литва, 22 августа 2023 года. Фото: «Зеркало»

Что произошло

18 августа Ольга Карач заявила, что Департамент госбезопасности Литвы признал ее угрозой для государственной безопасности страны. Причина, по ее словам, в том, что она брала интервью у основателя ЛДПР Владимира Жириновского, а также участвовала в конференциях в России, в том числе организованных Еврокомиссией.

В комментарии «Зеркалу» Ольга также заявляла, что, по ее мнению, такое решение литовских властей связано с действиями организации «Наш дом», которая помогла белорусам в подобной ситуации выиграть несколько судов.

При этом литовское издание BNS со ссылкой на имеющийся в редакции документ сообщало, что департамент госбезопасности (ДГБ) Литвы подозревает Ольгу Карач в сотрудничестве с российской разведкой. По данным BNS, в документе указано, что Карач посещала Россию в 2015—2019 годах, где встречалась с представителями российской разведки, поддерживала с ними контакт посредством «обезличенных средств связи» и передала «подготовленные ею документы лицам, связанным с российской разведкой, предоставила информацию о представителях белорусского режима и оппозиции и их деятельности».

Также 20 августа в ДГБ заявили, что причины, по которым Карач представляет угрозу безопасности государства, не те, о которых она рассказывает. Настоящие основания для решения в ведомстве не раскрыли, сославшись на то, что это не является публичной информацией.

Что на обвинения ответила Ольга Карач

— Я полностью не согласна со всеми аргументами Департамента госбезопасности, — заявила Карач в начале конференции. При этом причины, указанные в решении о признании ее угрозой безопасности Литвы, Ольга называть отказалась.

— Эта информация конфиденциальная, — прокомментировал ее адвокат Рутис Саткаускас.

Свои слова об интервью с Жириновским активистка назвала «слишком эмоциональным решением», объяснив, что сейчас не хочет делать ничего, что может быть расценено как давление на судью.

— Я не хочу рисковать проиграть суд только ради того, чтобы победить в глазах общественного мнения, — заявила она.

Что касается участия в конференциях, то Карач рассказала, что речь идет о мероприятии в московской Высшей школе экономики в 2015 году. При этом отметила, что с пригласившим ее доцентом ВШЭ Андреем Суздальцевым виделась несколько раз во время мероприятия и больше не пересекалась.

— У меня теперь есть две опции: или я остаюсь тут, или верните меня в Беларусь. Я люблю Литву, я прожила здесь десять лет, — заявила Карач в ответ на вопрос о том, что планирует делать дальше.

При этом нынешний вид на жительство Ольги не был аннулирован, но, по мнению ее адвоката Рутиса Саткаускаса, это вопрос времени, так как «это то, что происходит с гражданами Беларуси, который признают угрозой национальной безопасности Литвы».

— Я был удивлен решением [Департамента госбезопасности], — прокомментировал он ситуацию. — Основываясь на стране рождения Ольги, ее активности, том, что она в списке террористов, а ее организация признана экстремистской. <…> Это решение незаконно. Ольга покинула страну рождения, потому что там решения незаконны. Я верю, что у нас есть возможность изменить это решение. У нас есть неделя, чтобы обжаловать его.

На вопрос журналистов о том, почему при наличии вида на жительство она решила подаваться на международную защиту, Карач заявила, что причиной стали опасения из-за списка террористов в Беларуси. Она попала в этот список в сентябре 2021 года. Хотя за защитой она обратилась только в сентябре 2022-го.

— Меня признали террористкой, и я поняла, что ситуация опасна <…>, — отметила Карач. — Белорусские власти могут сообщить в Интерпол, что я в списке террористов, и может начаться депортация, так как у меня нет международной защиты.

Кроме того, как заявила Карач, таким образом она надеялась решить вопрос с аннулированным паспортом (хотя об этом стало известно в декабре 2022 года, на несколько месяцев позже ее просьбы о защите). Журналисты уточнили, с каким документом активистка живет сейчас. Ольга сослалась на действующий вид на жительство.

— Как вы видите, есть люди, которые открыто работают на режим (это можно проверить по открытым источникам), и не признаны угрозой, — заявила она. — Если вы думаете, что я на той стороне, на которой Алена Красовская и Артур Гайко (пропагандистка «СБ. Беларусь сегодня» и сотрудник ГУБОПиК, работавший в «Черной книге Беларуси». — Прим. ред.), пожалуйста, депортируйте меня в Беларусь, и вы увидите, что случится. <…> Я очень зла, я не отступлюсь, я отстою свое имя, я знаю, что не агент России или Беларуси и не передавала никому информацию.