Поддержать команду Zerkalo.io
  1. Трагедия на Немиге и брутальный разгон «Марша Свободы». Каким был 1999 год в истории Беларуси
  2. Маркевич сообщил, что в Беларуси уволили 300 культработников за «деструктивную позицию» (статья уже пропала с сайта СБ)
  3. «Либо уезжаешь к детям, либо не гарантируем, что доедешь до дома». Тихановская о том, что было в кабинете у Ермошиной 10 августа
  4. Новая Конституция разрешит политический кризис в стране? Спросили у политических экспертов
  5. В «Белаэронавигации» прокомментировали обвинения США по факту вынужденной посадки Ryanair
  6. Объявлена дата нового референдума. Что было не так с тремя предыдущими
  7. «Если не будет новых шоков». Нацбанк — про то, что будет с курсом рубля, ставками по кредитам и ценами
  8. «У Лукашенко есть возможность просидеть до 2025 года». Артем Шрайбман отвечает на злободневные вопросы читателей Zerkalo.io
  9. Нацбанк прогнозирует «сложные условия» для белорусской экономики на 2022 год. Какие риски видит регулятор
  10. От перестановки слов местами суть не поменялась. Вот что власти изменили в итоговом проекте Конституции
  11. Минздрав рассказал, сколько за сутки зарегистрировали пациентов с COVID-19 и сколько человек умерло
  12. Лукашенко посоветовал всем переболеть «омикроном», чтобы избавиться от пандемии. Вот что об этом говорят врачи и ученые
  13. В Беларуси заметно упало сельхозпроизводство. Меньше собрали картофеля, зерна и свеклы и меньше произвели мяса
  14. «От 20 лет до пожизненного». Почему США обвинили в авиапиратстве белорусских чиновников и сотрудников спецслужб?
  15. Недействительный бюллетень как легальный способ высказаться. Демократические силы о стратегии и планах на референдуме
  16. В «Белтелеком» рассказали, когда планируют запустить мобильные услуги и что ожидает клиентов
  17. Белстат рассказал, как изменились цены на квартиры на фоне рекордного подорожания стройматериалов
  18. Снег и метель. В выходные в Беларуси ожидается усиление морозов
  19. На 21 января снова объявили оранжевый уровень опасности
  20. В школах и детских садах с 21 января пересмотрели нормы питания. Что изменилось
  21. Лукашенко высказался про референдум и назвал условия проведения новых выборов и своего ухода из власти
  22. С 1 июня будут по-новому считать оплату за природный газ. Власти также повысят тарифы


Летом силовики задержали руководителей частного металлопрокатного завода в Миорах. Сейчас власти решили «стабилизировать финансово-экономическую ситуацию» частного (или уже нет) завода. Вспоминаем, какие еще предприятия «спасало» государство и к чему это приводило (ни к чему хорошему).

Миорский металлопрокатный завод Miory Steel

История «спасения» этого завода началась с планируемого визита туда Александра Лукашенко в июне этого года — но вместо него к руководству частного предприятия пришли силовики. В итоге гендиректор Петр Шимукович, его заместитель по экономике и финансам Дмитрий Славников и глава совета директоров завода Алексей Коваленок оказались за решеткой. Позже стало известно, что их обвиняют в злоупотреблении властью или служебными полномочиями, повлекшими причинение ущерба в крупном размере или существенного вреда правам и законным интересам граждан либо государственным или общественным интересам. Других подробностей нет, но ситуацию на частном производстве обсуждали на уровне Совмина, а премьер-министр Роман Головченко указывал на «просчеты» на инвестиционной стадии и сложности с обслуживанием кредитной нагрузки.

«Хотя предприятие заработало в конце прошлого года, оно не смогло выйти на те обороты, которые бы позволили ему погашать свои обязательства», — заявил Роман Головченко.

Он также сообщил о необходимости предпринимать «определенные шаги по стабилизации финансово-экономической ситуации», чтобы предприятие продолжило работать и сохранило рабочие места. При этом сами работники говорят, что проблемы на заводе — простои, задержки по зарплате — начались уже после того, как было задержано его руководство.

После совещания в Совете министров о ситуации на предприятии стали писать в государственной прессе. «Не обойтись без финансовой помощи в виде кредитных каникул со стороны банков и дополнительных заемных ресурсов — оборотных средств, с помощью которых можно было бы раскрутить уже готовый перспективный проект. И если все получится, то уже с 1 декабря Миорский металлопрокатный завод возобновит свою работу», пишет «Беларусь сегодня». Однако там не уточнили, для чего в обычном для бизнеса процессе по снижению долговой нагрузки понадобилась помощь государства.

«Мотовело»

Завод, выпустивший первые велосипеды еще в 1947 году, в конце 1990-х стал ОАО, а основными держателями акций — его коллектив. Правда, уже в конце 2005 года, когда «Мотовело» испытывало трудности с реализацией продукции и выплатами зарплат, Александр Лукашенко предложил его «вернуть народу», а руководить предприятием поручил Мингорисполкому. Государство взялось за реструктуризацию долгов «Мотовело» и освободило его от уплаты пени перед «Минскэнерго» и «Минскводоканалом».

В 2007 году национализированному заводу нашли инвестора — контрольный пакет акций (а вместе с ним ряд обязательств) приобрела австрийская компания ATEC Holding GmbH, связанная с бизнесменом Александром Муравьевым. Но разобраться с накопившимися финансовыми трудностями и выполнить установленные чиновниками прогнозные показатели не удалось.

В 2015 году бизнесмена Александра Муравьева, его брата и их партнеров по бизнесу задержали, в отношении руководства ATEC и «Мотовело» возбудили уголовное дело за злоупотребление властью или служебными полномочиями. Их также подозревали в выводе капитала в размере 20 млн долларов. В итоге Муравьева приговорили к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества.

Главой «Мотовело» стал бывший мэр Минска Николай Ладутько, который сразу же предложил не спасать предприятие, а фактически построить новый завод, на что требовались инвестиции в размере более 50 млн долларов. Но вскоре он поменял планы и предложил начать процедуру банкротства. В 2018 «Мотовело» признали банкротом.

С тех пор основная деятельность предприятия — сдача в аренду помещений. А на производственных линиях обанкротившегося завода начало собирать велосипеды новое юрлицо — «Мотовелозавод», главным акционером которого является Мингорисполком, а гендиректором — Николай Ладутько.

Посещая предприятие в начале этого года Александр Лукашенко напомнил, что больше приватизировать его не собирается, а в руках государства «Мотовелозавод» в ближайшие пять лет хотят сделать «суперобразцовым производством».

Шоколадные фабрики

С середины 1990-х годов весомой долей в фабриках «Коммунарка» и «Спартак» владел американский бизнесмен белорусского происхождения Марат Новиков. Но в 2012 году его шоколадный бизнес в Беларуси закончился. Случилось это после того, как Александр Лукашенко намекнул, что частный владелец компаний клал в карманы от «реализации продукции через свои подконтрольные фирмы миллионы долларов», и поручил передать предприятие в руки государства. Фактически оба производства экспроприировали, топ-менеджеров поменяли, а частный инвестор от греха подальше уехал развивать бизнес в США.

В тот 2012 год еще старые владельцы фабрик ожидали прибыль «Спартака» в размере 15 млн долларов, а «Коммунарки» — 12−13 млн. Если в 2012 году на гомельском предприятии удалось выйти на эти цифры, то уже в 2013 прибыль упала до 9,5 млн долларов. К 2016 году эта цифра снизилась в два раза — до 4,7 млн долларов. В 2020-м прибыль «Спартака» по сравнению с 2012 годом, когда предприятие забрали у Новикова, сократилась в 6,5 раз — до 2,3 млн долларов.

Та же участь ждала и «Коммунарку»: в 2013 году прибыль составила около 11,7 млн долларов, годом позже — 8,5 млн, а в 2020 году — почти 2,9 млн.

«Гомсельмаш»

Власти Беларуси «спасают» не только национализированные предприятия, но и те, которые государство никогда не выпускало из рук. Особое внимание уделяют сельскому хозяйству, а вместе с ним и предприятиям, которые производят сельхозтехнику. Александр Лукашенко внимательно следит за тем, как развивается производитель комбайнов «Гомсельмаш» — «ведущее предприятие в осуществлении амбициозных планов развития села». Но долгие годы это предприятие живет за счет господдержки, несмотря на то, что еще в 2005 году Лукашенко потребовал спланировать его переход на полное самофинансирование, пообещав, что государство будет его поддерживать «еще год-два».

В 2018 году власти пытались привлечь на предприятие китайских партнеров, рассчитывая получить 500 млн долларов инвестиций. Интерес к промышленному гиганту проявила корпорация «Цзуншэнь», но до сделки дело так и не дошло, так как стороны не договорились о деталях: китайцы планировали сократить численность персонала, а белорусская сторона настаивала на его сохранении, а также увеличении рыночной доли и наращивании объемов производства. В том же году Лукашенко сообщал, что компанией интересовались и казахстанские партнеры. «Но скажу прямо: я не собираюсь „Гомсельмаш“ продавать, я не хочу его приватизировать», — заявил он тогда.

Кстати, к 2019 году удалось несколько поправить финансовое положение предприятия, но уже 2020-й оно завершило с чистым убытком, выросшим за год практически в 13 раз, с почти 31 млн до 407 млн рублей, а долговые обязательства за год выросли на 20%.

Предприятия деревообработки

В Беларуси есть не только предприятия, десятилетиями живущие лишь за счет поддержки государства, но и целые отрасли. Одна из них — деревообработка. В 2007 году началась масштабная работа по модернизации девяти госкомпаний.

К 2018 году на модернизацию государственных деревообрабатывающих предприятий Беларусь потратила около 4 млрд долларов, сообщал на тот момент председатель «Беллесбумпрома» Юрий Назаров. Но и в тот год госкомпании продолжали работать с убытками.

2020-й с прибылью закончили два из девяти прошедших модернизацию предприятий — «Гомельдрев» и «Речицадрев». А, например, «Борисовдрев» увеличив выручку от реализации продукции, сработал в убыток — минус 10 млн рублей. Некоторые из предприятий снизили объем долгов по долгосрочным кредитам и займам, но все же говорить об окупаемости вложенных в них бюджетных средств не приходится.