Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Запретит ли Польша въезд авто на беларусских номерах? Вот что «Зеркалу» сообщили в польском Министерстве финансов
  2. «Зашел на должность с ноги». Мнение Артема Шрайбмана о новом стиле беларусской дипломатии при Рыженкове
  3. «Приведи друга»: в России ищут новые «нестандартные» способы привлечения граждан на службу по контракту для отправки на войну в Украину
  4. Экс-начальник Ленинского РУВД поставил вместо гудков фразу, что его слушают спецслужбы. Это оказалось правдой — вот что узнало «Зеркало»
  5. Если вы хотели отнести в банк валютную заначку и обменять на рубли, то для вас есть не очень приятная новость
  6. От запущенных случаев умирает каждый третий. В США вспышка инфекции, с которой сталкиваются и беларусы, — вот как защититься
  7. Доллар дешевеет с каждым днем: каким станет курс в конце июля? Прогноз по валютам
  8. Минчане жалуются на задержки с выдачей паспортов, не помогает и доплата за срочность. Попытались выяснить, в чем причина
  9. «Собирался улететь в Баку». Подробности взрыва у ж/д станции под Минском, за который гражданин Германии был приговорен к расстрелу
  10. Слишком много людей. В одном из самых чистых озер Беларуси нашли кишечную палочку — всем запрещено купаться
  11. Лукашенко, похоже, отреагировал на новые санкции ЕС против нашей страны (причем достаточно неожиданно)
  12. Россия заявила о захвате Ивано-Дарьевки в Донецкой области, эксперты говорят о значительных успехах армии РФ и в Нью-Йорке
  13. Польша может остановить беларусские грузоперевозки через свою границу, если не будут выполнены три условия
Чытаць па-беларуску


Литва остается одним из самых популярных направлений, где белорусы открывают фирмы и регистрируются как индивидуальные предприниматели. Часто говорят, что в эту страну активно едут айтишники. Но есть в Литве и другие, причем иногда необычные, бизнес-проекты небольшого масштаба. Рассказываем три истории такой активности.

Цэнтар Vaikų laboratorija у Вільнюсе. Фота: facebook.com/ElementasVrublevskio6a
Центр Vaikų laboratorija в Вильнюсе. Фото: facebook.com/ElementasVrublevskio6a

Научно-развлекательный центр для детей

Александр (имя изменено в целях безопасности) в середине 2023 года запустил в Вильнюсе необычный проект для детей, который называется Vaikų laboratorija («Детская лаборатория»). История о том, как белорус открывал местный аналог ИП, довольно короткая, так как в ней нет бюрократической волокиты.

— В Литве это очень просто — не надо ехать ни в какие налоговые, где, как в Беларуси, о тебя вытирают ноги и смотрят как на врага. Все, что мне было нужно сделать, — это заполнить онлайн-форму, нажать «отправить» — и либо в тот же день, либо на следующий мне пришло сообщение: «Вы — ИП», — говорит Александр и рассказывает об отношении сотрудников госструктур: — Знаете эту нашу белорусскую деформацию — [боязнь] позвонить куда-то и спросить, потому что там будут недовольны, будут хамить. Приятно порадовало, когда столкнулся с какими-то вопросами, что здесь очень вежливые — как будто пришел какой-то сервис получить. Иногда, бывает, они не знают, что тебе нужно, и тогда начинают перебрасывать тебя из одного отделения в другое, но сопровождают объяснениями, что сейчас переключат вот на такого специалиста. Если стоит вопрос, можно ли разговаривать на русском языке, тоже ищут специалиста, который поможет. Здесь видно, что [госслужащие] работают для тебя, а не ты для них.

Когда-то у Александра на родине тоже было ИП. В то время, говорит он, налоговая нагрузка не была большой: «Платили около 5% от оборота». Но видя, как меняется система для предпринимателей, он считает, что сейчас это не так.

— Как пел Фрэнк Синатра о Нью-Йорке, если ты в этом городе что-то сделал, сделаешь это где угодно. Так вот если ты вел хоть какой-то бизнес в Беларуси, сделаешь это где угодно, — сравнивает предприниматель. — Помню, в Беларуси даже чтобы счет на оплату сделать, нужно его напечатать, поставить печать, подпись. Сфотографировать — выслать. И сразу отправить оригинал бумажной почтой. Тут в ворде набрал, даже без электронной подписи, отправил — больше ничего не надо. В конце года, когда подаешь декларацию, все твои счета видны в личном кабинете.

Проект Александр придумал для детей. Говорит, что он нацелен на то, чтобы маленькие клиенты могли проводить научные эксперименты под наблюдением взрослых. Таким образом Александр надеется популяризировать среди них науку.

Цэнтар Vaikų laboratorija у Вільнюсе. Фота: facebook.com/ElementasVrublevskio6a
Центр Vaikų laboratorija в Вильнюсе. Фото: facebook.com/ElementasVrublevskio6a

— У нас есть возможность заниматься в научной студии, можно отмечать дни рождения, а еще мы проводим ивенты, где ставим опыты в формате стендапа, — говорит Александр и тут же уточняет, что у него нет цели заменить школьные знания. — Я отдаю себе отчет, что дети на таких занятиях не запомнят чего-то из школьного курса химии — да и не стоит такой задачи. Я хочу пробудить жажду знаний, сформировать научный интерес.

Проект в Вильнюсе существует почти полгода. Стартовали довольно бодро: провели лагерь, во время каникул был запрос со стороны клиентов. Но с приходом осени активность пошла на спад.

— Такая сфера, — объясняет предприниматель. — Это далеко не торговля нефтью и оружием. Мы работаем, но выходим в ноль — ни убытков, ни прибылей.

Цэнтар Vaikų laboratorija у Вільнюсе. Фота: facebook.com/ElementasVrublevskio6a
Центр Vaikų laboratorija в Вильнюсе. Фото: facebook.com/ElementasVrublevskio6a

Проект организует групповые занятия для детей на трех языках — белорусском, литовском и русском. Но, как говорит Александр, первый из них не пользуется спросом. На встречи, анонсированные на белорусском, приходят один-два человека.

На вопрос, почему наш соотечественник решил развивать именно такой необычный проект, он говорит, что началось все с личной заинтересованности, а потом неожиданно запрос начал расширяться.

— У меня есть дочь, я ей показывал разные опыты и эксперименты. Однажды меня пригласили показать их классу дочери. Тогда я увидел, что на это есть какой-то спрос, и решил организовать проект для всех детей Вильнюса, — объясняет Александр. Он добавляет, что не профессиональный учитель, но ему самому интересны такие эксперименты.

«В Беларуси предприниматель всегда напряжен, чтобы не нарушить правило, которого ты не знаешь, потому что оно внезапно появилось»

Психолог, психотерапевтка Анна Матуляк более 20 лет работала в этом направлении в Беларуси. Но в начале 2022 года была вынуждена переехать в Литву. Вскоре после прибытия в новую страну специалистка зарегистрировала местный аналог ИП, чтобы продолжать свою многолетнюю практику, а именно оказывать психологическую помощь.

— Я долго не могла подступиться к открытию ИП — были опасения. Тем более после переезда не было достаточного количества энергии, сил, чтобы справляться со всем этим. Тогда это казалось сложным, так как был языковой барьер, непонимание, как работают законы, — вспоминает Анна. — Я волновалась и, помню, ожидала бюрократической волокиты, как в Беларуси.

Психолог думала, что ей предстоит ходить по госструктурам, сидеть в очередях, заполнять стопки бумаг. Но реальность ее удивила — фактически ИП она открыла по телефону примерно за 15 минут:

— Вежливая сотрудница спросила, чем я хочу заниматься. Мы подобрали код деятельности, она все зарегистрировала и сказала, что на этом все.

Псіхолаг, псіхатэрапеўт Ганна Матуляк. Фота з асабістага архіва гераіні.
Психолог, психотерапевтка Анна Матуляк. Фото из личного архива героини

На следующий день Анна поехала в налоговую, чтобы забрать удостоверение, дающее право заниматься ее деятельностью. Там хоть и удивились ее визиту, но распечатали документ и отдали ей. И только тогда она поняла, что могла распечатать его и дома и что эта бумага не так важна, так как все подтверждения хранятся в электронном виде. Это сильно отличалось от опыта на родине.

— На посещение всех этих служб в Беларуси я всегда выделяла день. Ничего больше на него не планировала, потому что, во-первых, неизвестно, сколько времени ты там проведешь, а во-вторых — сколько нервов потеряешь.

Поскольку периода отчетности перед налоговыми органами в Литве у специалистки еще не было, она пока не может сравнить этот опыт. Однако говорит, что перспектива платить налоги раз в год, а не каждый квартал ей нравится больше.

— Понимаю, что нужно будет напрячься и к приспособиться, но думаю, что это будет гораздо менее стрессовым, чем ежеквартальные выплаты налогов в Беларуси. Поэтому я спокойно работаю, — рассказывает Анна и переходит к оценке условий. — Есть ощущение, что тебе создают удобные условия, то есть ты как предприниматель находишься в комфортных условиях, не сопряженных с неожиданным стрессом. В Беларуси предприниматель всегда напряжен: какой выйдет новый указ, закон, как под них перестроить деятельность, что сделать, чтобы не потерять прибыль и не нарушить правило, которого ты не знаешь, потому что оно внезапно появилось.

Психолог вспоминает, что консультировалась в литовской налоговой службе, как правильно регулировать средства на счете (в Литве ИП использует личный банковский счет физического лица). Ей предложили в период уплаты налогов приехать и вместе со специалистом налоговой разобраться, какие из доходов и расходов относятся к бизнес-активности, а какие — нет. Это тоже стало приятным сюрпризом.

Псіхолаг, псіхатэрапеўт Ганна Матуляк. Фота з асабістага архіва гераіні.
Психолог, психотерапевтка Анна Матуляк. Фото из личного архива героини

Давняя мечта — институт

В середине 2023 года Анна Матуляк сделала шаг вперед — и в дополнение к ИП открыла фирму. Первый формат деятельности она использует для личной практики в качестве психолога, а новая потребовалась для открытия Европейского института современной психотерапии (European Institute of Modern Psychotherapy), где профессиональные психологи, включая уехавших из Беларуси, будут получать последипломное образование.

— Создать институт, где психологи могли бы учиться, где проходили бы курсы, семинары, основать хорошую, согласно стандартам Европейской ассоциации, длительную программу по подготовке гештальт-терапевтов — это была большая давняя мечта. Я много лет преподаю в европейских институтах и понимаю, как это здесь происходит, — говорит собеседница.

Психолог работает в основном с русскоязычными клиентами, но главный акцент в своей деятельности делает на белорусах. Это и сотрудничество с белорусскими инициативами по оказанию профессиональной психологической помощи людям, пострадавшим от репрессий, и в целом работа с нашими согражданами в качестве клиентов.

Довольно длительный период психолог бесплатно работает с частью клиентов, пострадавших от действий белорусского режима. В планах — отдавать около 5% ежемесячного дохода института на поддержку политзаключенных в Беларуси. Эта часть пока в планах, так как развитие образовательного направления идет относительно медленно.

— Дело в том, что у меня нет инвесторов или спонсоров. Все это делается исключительно на деньги, которые я зарабатываю. Вот заработала я [на психологической помощи клиентам] — и вложила в институт, — объясняет психолог. — Но в будущем я планирую настроить систему в том числе так, чтобы получать гранты на обучение конкретных людей. Так, профессионалы будут получать образование бесплатно, а потом, как будет прописано в договоре, будут бесплатно работать с пострадавшими.

Псіхолаг, псіхатэрапеўт Ганна Матуляк. Фота з асабістага архіва гераіні.
Психолог, психотерапевтка Анна Матуляк. Фото из личного архива героини

Анна уточняет: она не ставит целью финансовую выгоду от института, считая, что на такой деятельности все равно много не заработаешь.

— Это, скорее, амбиции внутреннего преподавателя ценностей, психотерапии, которые хочется нести ученику, которые хочется взращивать, — говорит психолог. — Я много лет веду специализацию по репродуктивной психотерапии, и очень многие мои коллеги ее закончили — всегда были очень теплые отзывы. Поэтому я правда считаю, что у меня есть способности и талант к преподаванию, есть ценности, которые мне важно доносить. Вот я и решила совместить это в таком проекте. А выживет ли он и насколько будет продуктивным, покажет время.

Спрос на психологическую помощь

Спрос на психологическую помощь со стороны белорусов, живущих в Литве, Анна Матуляк оценивает довольно высоко. По ее словам, сам факт переезда становится причиной высокого уровня стресса, а если это вынужденная смена страны — по сути, эвакуация, это вызывает дополнительные переживания.

— Это влияет как на собственное состояние, так и на происходящее в семье. В результате многие пары обращаются за семейной терапией, так как все эти обстоятельства сильно влияют на происходящее в паре. Обостряются отношения с детьми, ведь они тоже реагируют, болеют или начинают как-то по-особенному себя вести, притягивая тем самым родительское внимание. В свою очередь, это затрудняет эмоциональное состояние и мешает адаптации, — говорит психолог.

По ее словам, немало белорусов живет надеждами на скорое возвращение. Из-за этого многие застревают в промежуточном состоянии, когда они уже не в Беларуси, но еще и не в той стране, куда уехали. «Это очень тяжелое состояние, которое часто требует даже фармакологической поддержки в виде антидепрессантов», — говорит специалистка.

«Этот бизнес не просто про финансовые интересы, это важно для меня, близко»

У Олега Метелицы большой опыт агротуризма и организации сплавов на байдарках. Именно этим он занимался на родине примерно пять лет. Но Олег не только вел бизнес, в Беларуси он был также активистом. В 2020 году его арестовали по политической административной статье, после — завели уголовное дело, что и стало причиной отъезда.

Этноусадьба семьи «Старки» на Могилевщине, как и все имущество Олега, сейчас арестовано по уголовному делу — заместительница председателя Белыничского райисполкома Ирина Фурсова подала заявление на активиста якобы за клевету. За решеткой находится и его жена — ее задержали в апреле 2021 года, когда женщина приехала из Литвы на похороны матери. Позже ей дали 3,5 года за «незаконное пересечение государственной границы».

— Арест имущества — это полностью политическое дело. Оно связано с большим митингом 16 августа 2020 года. Я был из тех, кто активно готовил выход людей 16-го в Белыничах. На том митинге я сказал, что председатель районной избирательной комиссии Ирина Фурсова — вор и фальсификатор, что она украла наши голоса. Дело в том, что у нас вообще не объявляли никаких результатов. 17 августа завели уголовное дело за клевету на нее. Из прежних действий властей во время выборов было понятно, что в Белыничах оставаться нельзя. Я сначала выехал не за границу, но знал, что у меня 10 дней, а потом объявят в розыск. Когда стало понятно, что ничего не меняется, выехал в Литву. А по уголовному делу, хотя это и было странно для моего адвоката, арестовали имущество — как я понимаю, должна была предусматриваться какая-то моральная компенсация.

Дело так и не дошло до суда, но, как сообщали медиа, агроусадьбу передали местному сельсовету.

Привычная деятельность в новой стране

Оказавшись в Литве, предприниматель работал то здесь, то там. Он сначала и не думал о бизнесе — была надежда вскоре вернуться на родину.

— У меня и сейчас настроение такое, что если изменится ситуация и мы с женой Алесей решим, то вернемся домой. Думаю, Алеся со мной согласилась бы, потому что она тоже очень страдала из-за того, что пришлось переехать. Если говорить обо мне, я очень хочу вернуться, — говорит Олег. — Поэтому первый год ничего в этом направлении [развития бизнеса] не делал.

Но после того как белорусские силовики арестовали его жену Алесю Буневич, он понял, что история затягивается, к тому же потребуются дополнительные деньги на адвокатов. Так Олег решил попытаться возобновить часть знакомой ему деятельности — сплавы на байдарках, тем более что в Вильнюсе такая активность пользуется спросом, а в самом городе целых три речки.

Алег Мяцеліца і Алеся Буневіч. Фота з архіва героя.
Олег Метелица и Алеся Буневич. Фото из архива героя

— Байдарки, сплавы интересны мне самому. То есть этот бизнес не просто про финансовые интересы, это важно мне, близко. Плюс я понимал это дело. К тому же было видно, что сам Вильнюс уникален тем, что здесь сплавы проходят в городе, потому что в черте города три речки (хотя мы плаваем не только в городе). Вильнюс в этом плане идеален, здесь есть разного плана речки. Если ты впервые — можешь просто плавать по Нярису, если хочешь что-то другое попробовать — есть другие. И сами литовцы очень активно плавают.

Для своего дела белорус выбрал «самую простую форму» — verslo liudijimas. Это значит, он получает специальный бизнес-сертификат на период, когда планирует оказывать туристические услуги. Такой документ позволяет работать без регистрации индивидуальной деятельности.

Для организации сплавов на байдарках это подходящий формат, так как, с учетом климата, подобные услуги возможны не круглый год. В основном сплавы организуются с весны до осени, в некоторых, довольно редких, случаях есть зимняя активность.

— Просто работаю в выбранные дни — без отчета или документации. Плачу фиксированный налог. Это как в Беларуси когда просто хочешь кому-то дрова поколоть, — рассказывает Олег. — В свое время все снаряжение, байдарки были из Литвы, здесь есть партнеры, с которыми работали, поэтому в первый сезон была возможность взять прицеп и первые байдарки в рассрочку. Потом понемногу обновил «флот». И вот уже два сезона в этом направлении работаю.

Как выглядит клиент

Как говорит предприниматель, 99% его клиентов — белорусы. Есть небольшая доля украинцев и россиян и немного литовцев.

— Есть даже клиенты, которые когда-то были на агроусадьбе в Беларуси, плавали там, а сейчас обращаются здесь, — говорит Олег. — Но в планах — расшириться на литовскую аудиторию, чтобы стало больше клиентов-литовцев. Это на будущее, а сейчас тот спрос, который есть, как раз попадает в наши возможности.

Говоря о запросах, Олег говорит, что практически поровну корпоративных клиентов и индивидуальных или небольших групп.

— Понимаете, когда ты в Минске думаешь, как отдохнуть на выходных, у тебя есть либо свой план, либо ты вспоминаешь, что видел, как люди катаются на катамаранах. А тут [вместо катамаранов] байдарки. Люди знают, что так можно отдохнуть, потому что проходят мимо реки и видят, как люди плавают. Тем более когда узнают, что это можно делать без какой-то специальной подготовки.

Разница бюрократий

— Что касается формы ведения бизнеса, то в Беларуси она у меня тоже была очень простая — ведь я был владельцем агроусадьбы. На то время это была очень хорошая форма, по налогам одна или две базовые в год, простая отчетность. Единственный недостаток — регистрация иностранцев, которые приезжают в агроусадьбу, — рассказывает предприниматель. — Но если бы я просто сплавами на байдарках занимался, кажется, это было бы возможно только через ИП или делать это как я — в дополнение к агроусадьбе. То есть ты что-то придумываешь, чтобы не нарушить закон. В Литве все очень просто в этом плане. Поэтому, думаю, нам нужно брать с них пример. Ведь это и туризм, и спорт, и приобщение к природе. И я не понимаю, зачем в этом направлении создавать какие-то препятствия.

Но главной «глупостью в Беларуси» Олег называет ограничения на сплавы в апреле и мае. Он говорит, что у байдарок нет моторов, которые могут навредить рыбе во время нереста.

— Это все равно что запрещать человеку в воду заходить, плавать. Но ведь люди все равно, например, во время длинных праздников в мае выезжают на природу — пьют, гуляют. В Литве такого запрета нет.