Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Зась рассказал об отношении к войне в Украине лидеров стран ОДКБ
  2. В МНС рассказали, готовиться ли белорусам к очередным налоговым новшествам
  3. Правительство разрешило торговле поднять цены на детское питание
  4. Защитники «Азовстали» сдаются. Вспоминаем хронологию 82 дней героической защиты Мариуполя
  5. Почти всех довоенных руководителей белорусского КГБ расстреляли. Объясняем, чем опасно драконовское законодательство
  6. За два дня сдались в плен 959 украинских военных с «Азовстали». Главное из сводок штабов на 84-й день войны
  7. Первый суд над российским солдатом, обстрел мирной колонны и видео с защитниками «Азовстали». Восемьдесят четвертый день войны
  8. «Никакого плена — подорвем себя гранатами». Поговорили с украинками, которые пошли на фронт защищать свою страну
  9. Ночью РФ нанесла ракетный удар по Львовской области, утром — обстреляла Черниговщину и Ахтырку. Восемьдесят третий день войны
  10. Российские военные вывезли в Гомель раненого подростка из Украины. Белорусские врачи спасли ему жизнь и помогли вернуться домой
  11. «Порванный паспорт Колесниковой мне ближе, чем отъезд». Ольга Бритикова — о протестах на «Нафтане» и своих 75 сутках за фразу «Нет войне»
  12. Азаренок назвал советского военачальника эсэсовцем. Разбираем претензии пропагандистов к книгоиздателю Янушкевичу
  13. Казни, пытки током, 350 человек в тесном подвале. Что военные РФ делали с жителями севера Украины — отчет правозащитников
  14. За покушение на терроризм — исключительная мера наказания. Лукашенко подписал «расстрельные» поправки
  15. «Продолжает сохраняться угроза нанесения с территории Беларуси ракетно-авиационных ударов». Главное из сводок штабов на 83-й день войны
  16. «Я один из тех, кто раздражал Золотову больше всего». TUT.BY нет уже год — вот шесть историй, которые объяснят, почему он был великим
  17. «Раньше нас никто не слушал — послушайте сейчас». Рассказываем, что такое гиперзвуковое оружие и почему оно может изменить войны
  18. Бойцы с «Азовстали» сложили оружие. Что ждет их в плену? Рассказываем, как это работает по законам и на практике
  19. Госконтроль заявил, что в «Нордине» проводили ортопедические операции с нарушениями и уклонялись от уплаты налогов
  20. Белорусы почувствовали проблемы в экономике: в четырех областях впервые за последние 5 лет упали реальные доходы населения


В день заседания Высшего Госсовета Союзного государства 4 ноября Александр Лукашенко расстроился, что его не пригласили в Крым, а депутат Андрей Савиных заявил, что полуостров «де-факто и де-юре» признан официальным Минском российским. Высказывания белорусских властей по этому вопросу были довольно переменчивыми все время с момента аннексии Крыма в 2014 году. Новые заявления с уклоном в сторону интересов России порождают вопрос, какими будут последствия для Беларуси, если Минск официально назовет полуостров российским. Старший экономический сотрудник BEROC (Киев) Дмитрий Крук проанализировал для Zerkalo.io возможные экономические потери такого решения.

На признание Крыма российским Киев может ответить торговым эмбарго

Из-за действий властей Беларусь настолько изолирована от внешнего мира, что вряд ли Минск опасается ухудшения отношений с другими странами в политической плоскости. Интерес остается в сохранении отношений с главным союзником — Россией. А вот экономические последствия от признания Крыма российским будут связаны, в первую очередь, с ответом со стороны Киева. Скорее всего, он будет заключаться в том числе в разрыве торговых отношений. Судя по данным последних пяти лет, это коснулось бы около 12−13% белорусского экспорта.

Экономист Дмитрий Крук считает, что именно исходя из экономических интересов Беларуси на украинском рынке, признание Беларусью Крыма российской территорией маловероятно. Во-первых, это одна из немногих стран, с которой у Беларуси сложилось устойчивое позитивное сальдо внешней торговли. В последние годы экспорт на украинский рынок в среднем на 2 млрд долларов превышает импорт оттуда.

Если допустить, что официальный Минск все же признает Крым российским, как того желает депутат Андрей Савиных, то это выльется в прямые потери экспортеров товаров и услуг. Сворачивание торговли ударит и по промышленным, и по сельскохозяйственным предприятиям. Кроме того, будут усиливаться и другие экономические проблемы.

Беларусь потеряет важный рынок сбыта для своего главного товара — нефтепродуктов

Так как нефтепродукты играют особую роль в торговле с южной соседкой, то и потери для этого сектора от закрытия рынка будут самыми ощутимыми. В Украину идет не менее трети экспорта продукции белорусских НПЗ, более того, за счет выгодной логистики этот рынок финансово более привлекателен для отечественных компаний отрасли, чем западные. При этом поставки нефтепродуктов в Украину гораздо более важны для Беларуси, чем для покупающей их стороны, так как Киеву легче найти альтернативных продавцов, чем Минску покупателей.

—  Сегодня экспорт значительной части нефтепродуктов и так поставлен под вопрос (в связи с введением санкций. — Прим. Zerkalo.io). Если допустить, что остановится и экспорт нефтепродуктов в Украину, то это означает, что отрасль нефтепереработки практически полностью прекратит экспорт и будет работать лишь на внутренний рынок. При таком экстремальном гипотетическом сценарии потери ВВП могут составить до 9% (за счет интенсивных межотраслевых взаимосвязей нефтепереработки), — объясняет экономист.

«Последствия будут если не катастрофичными, то очень значимыми»

Так как нефтеперерабатывающая отрасль в Беларуси выступает в роли устойчивого поставщика валютной выручки для всей экономики, тем самым поддерживая финансовую стабильность, то ее утрата грозит потрясениями на валютном рынке.

Что касается импорта из Украины, то ему потенциально можно найти альтернативу, отмечает экономист. Однако те товары и услуги, которые не получится диверсифицировать, будут дорожать. Это опять же принесет экономические потери белорусским компаниям и конечным потребителям.

Последствия разрыва торговых отношений с Украиной будут если не катастрофичными, то очень значимыми, считает Дмитрий Крук. Вряд ли Беларусь экономически может быть заинтересована в таком исходе.

— Понимая значимость рынка, рисковать экономическим бэкграундом очень опасно, даже если хочется задействовать украинские карты в более широком раскладе. Особенно это рискованно при текущем положении вещей, когда подвис вопрос с экспортом нефтепродуктов, калийных удобрений и других товаров на фоне санкций на конец года и последующие периоды. Всерьез рассматривать сценарий разрыва отношений с Украиной было бы выстрелом даже себе не в колено, а где-то в область сердца, — заключает эксперт.