Поддержать команду Zerkalo.io
  1. В Беларуси выпал первый снег
  2. Торговля придумала, как обходить ограничения чиновников по повышению цен. Госконтроль хочет прикрывать эту лазейку
  3. Проблемы с сельским хозяйством и с доходами населения. ЕАБР о том, что происходит с ВВП и влияют ли санкции
  4. Визовый центр Испании в Минске приостанавливает прием документов на визы
  5. Начальник ГАИ Беларуси Дмитрий Корзюк назначен заместителем министра внутренних дел
  6. В Беларуси второй месяц подряд падает средняя зарплата
  7. Медицинский кислород в больницы начали поставлять военные с авиационных баз
  8. СК: Причина крушения самолета в Барановичах — отказ системы управления
  9. Минобороны отправило срочников на двухнедельную изоляцию
  10. Мошенники запустили от имени «Белпочты» рассылку: проводят по телефону «розыгрыши» и «акции»
  11. «Необходимо как минимум 60%». Замминистра здравоохранения Богдан рассказала о вакцинации и удивилась антиваксерам
  12. На СТВ троллили Путина (или Байдена), а на RT и НТВ критиковали Лукашенко. Похоже, между Беларусью и РФ разгорелась медиассора
  13. Минздрав подписал приказ о плановой медицинской помощи
  14. В Колумбии задержали самого разыскиваемого наркобарона
  15. В Беларуси зафиксировали новый штамм коронавируса. Рассказываем, что о нем известно
  16. «Если ответа от Путина не будет — это подорвет устои системы». Эксперты — о белорусско-российской медиассоре


В Беларуси опять идут слухи об «амнистии». Политическим заключенным массово приходят письма от имени Круглого стола демократических сил (КСДС), где предлагают попросить помилования у Лукашенко, после чего их могут освободить (или не освободить — гарантий никто не давал). Мы поговорили с главой КСДС Юрием Воскресенским о том, что это значит.

В чем дело

17 июля в Telegram-канале газеты «Наша Нива» появился пост, в котором утверждалось, что в письмах за подписью Воскресенского предлагается до 31 августа написать прошение о помиловании на имя Лукашенко. Утверждается, что уже готов проект закона об амнистии и к нему готовится список лиц на освобождение. Для того чтобы в него попасть, политзаключенным и нужно «оказать содействие», то есть попросить о помиловании.

Вопросы об освобождении политических заключенных поднимаются не в первый и не во второй раз: например, в конце июня ходили слухи о том, что людей якобы отпустят в честь праздника 3 Июля — Дня независимости (амнистирование к какой-то дате — обычное дело). Тот же Юрий Воскресенский говорил об этом в интервью «Еврорадио» 10 июня.

До этого Воскресенский разговаривал об освобождении политзаключенных с Владимиром Макеем — журналисты назвали предложение «почти полным выполнением требований ЕС» (в виду имелось майское заявление министра иностранных дел Германии Хайко Мааса о том, что первым сигналом о готовности Беларуси к диалогу по санкциям может стать освобождение 400 политзаключенных).

Сегодня политзаключенными в стране признано уже 570 человек, секторальные санкции стали реальностью, 3 июля никого не освободили. Неизменным остается одно: Юрий Воскресенский снова предлагает сидящим покаяться и написать прошение о помиловании.

Что ответил нам Юрий Воскресенский

— Правда ли то, что такие письма отправляют заключенным от вашего имени?

 — Да, на прошлой неделе мы направили более 600 писем всем, кто включен в «список КСДС», с целью максимально посодействовать их освобождению.

— Расскажите, что в этот раз послужило причиной отправки писем: были ли какие-то сигналы со стороны властей о том, что амнистия действительно будет? Откуда вообще стало известно о проекте закона об амнистии, можно ли где-то с ним ознакомиться?

— С законопроектом об амнистии, как и со «списком КСДС», можно ознакомиться на нашем сайте, сейчас этот проект изучается в Палате представителей. Напомню, что мы призывали власть амнистировать вышеуказанных граждан на всех площадках и высоких трибунах, в частности затрагивали этот момент в выступлении на Всебелорусском народном собрании.

Однако позиция силового блока страны заключается в необходимости деятельного раскаяния со стороны осужденных и обвиняемых. Без такого осознания власть не готова идти на уступки, особенно в условиях беспрецедентного внешнего давления на Беларусь.

В связи с этим мы решили перестроить тактику и предложить осужденным и обвиняемым написать прошение о помиловании на имя Лукашенко. Список желающих написать помилование мы передадим в администрацию президента со своим ходатайством за тех, кто готов пойти на такой шаг.

— Если амнистия действительно будет, то когда именно? И почему подача прошений нужна именно до 31 августа — амнистировать могут начать уже в сентябре?

— Подчеркну, что сейчас ведется речь именно о помиловании, амнистия на данном этапе нецелесообразна. В связи с введенным в нашей стране новым праздником, 17 сентября — Днем народного единства, считаем необходимым пойти навстречу тем, кто готов идти навстречу сам, т.е. написать прошение о помиловании.

С нами уже связались представители 14 осуждённых, однако мы ожидаем, что это число увеличится, т. к. письма только начали доходить до адресатов. Мы не даем никаких гарантий, но сделаем все зависящее, чтобы раскаивающиеся люди досрочно вышли на свободу.

— Как формировался список лиц на освобождение, от чего зависит, попадет туда человек или не попадет?

— Список формирует правозащитная комиссия КСДС, которую возглавляет бывший заключенный, экс-председатель наблюдательного совета ОАО «Технобанк» Владислав Коцаренко (фигурант «дела финансистов», в 2014 году осужден на семь лет по обвинению в создании преступной группы, занимающейся отмыванием денег и уходом от налогов. — Прим. ред.), обновляется он еженедельно, туда не включаются лица, обвиняемые в терроризме и экстремизме.

— Все метафоры и эпитеты, которые советовали употреблять родственникам арестованных сотрудников Белгазпромбанка в письмах на имя Александра Лукашенко — «глубокоуважаемый», «гарант Конституции и справедливости», «заботливый отец» — их предлагается использовать и в прошениях, которые предлагается написать сейчас, или речь об этом уже не идет?

— Уважительное обращение к главе государства вне зависимости от его фамилии, с нашей точки зрения, — правило хорошего тона. Но мы никаких советов не даем, люди сами решат, как будет звучать их прошение о помиловании, мы лишь передадим эту информацию по вертикали, а где возможно — готовы предоставить свое поручительство.

— Вернемся к сотрудникам Белгазпромбанка. В вашем Telegram-канале вы писали, что родные Кирилла Бадея, Сергея Добролёта, Александра Ильясюка, Виктора Кобяка, Дмитрия Кузьмича, Сергея Шабана подписали такое обращение. В июле Добролет, Бадей и Ильясюк получили по 5,5 года, Шабан 6,5 года, Кузьмич 6 лет, Кобяк 3 года. То есть обращения о помиловании не сработали. Почему, по вашему мнению, власти в этот раз пойдут на освобождение заключенных, что изменилось?

— Фигуранты уголовного дела Белгазпромбанка получили не такие большие сроки, по сравнению с их руководителем (Виктор Бабарико получил 14 лет лишения свободы. — Прим. ред.), поэтому очевидно, что обращения играют свою роль. Кроме того, я убежден, что топ-менеджеры Белгазпромбанка выйдут на свободу досрочно, ведь они не только сотрудничали со следствием, но и полностью погасили предъявленный ущерб, а значит, не совсем эффективно держать их в заключении.

Мы приложим все усилия, чтобы они вернулись в свои семьи и продолжили работать на экономику страны. То же самое касается и других граждан из «списка КСДС», которые готовы написать прошение о помиловании. Еще раз подчеркну: сейчас мы ведем речь исключительно о помиловании, что предполагает осознание вины и соответствующее прошение.

— Вы сказали, что на данном этапе «амнистия нецелесообразна». Почему так и когда именно она станет целесообразной?

— Потому что силовой блок — против амнистии, т. к. она не предусматривает адресного подхода и применяется в отношении индивидуально-неопределенного круга лиц. Помилование отличается признанием вины и/или деятельным раскаянием. Кроме того, сейчас на нашу страну оказывается колоссальное давление с целью лишить ее субъектности. И, запустив процесс амнистии, власть показала бы свою слабость, что будет восприниматься неоднозначно в преддверии годовщины августовских событий.

— Получается, амнистия будет целесообразной, когда на страну перестанет оказываться давление? А на каком этапе власть решит, что давление перестало оказываться? Скажем, есть секторальные санкции, есть персональные, есть непризнание Александра Лукашенко президентом, есть санкции, действующие с 2011 года — речь идет об отмене всего этого или нет?

— Мне кажется, если Запад откажется от санкционной риторики и начнет взаимодействие с белорусской властью по всем вопросам, то это позитивным образом повлияет не только на положение т. н. политзаключенных, но и на весь спектр проблемных вопросов — от нелегальной миграции до регионального сотрудничества. Нормализация отношений коллективного Запада и Беларуси принесет пользу обеим сторонам.

Что в сухом остатке

Инициатива Юрия Воскресенского никакой юридической силы не имеет, сам Юрий не является членом комиссии по помилованию, а организация КСДС не является государственным органом, представители которого включены в эту комиссию. Более того: несмотря на то, что инициатива «привязана» к проекту закона об амнистии, освобождать заключенных предполагается отнюдь не по ней.

В данном случае политзаключенным предлагают написать прошение о помиловании — так бывало уже не раз, к примеру после Плошчы-2010. Тогда некоторых выпустили после подобного письма, некоторых без него, а некоторых оставили за решеткой вплоть до 2015 года. Ни в том, ни в другом, ни в третьем случае к амнистии эти освобождения отношения не имели. Помилование — это юридическая процедура, при которой каждый человек сам пишет заявление, в котором просит его помиловать. В случае нашей страны, если Лукашенко не против, а заключенный не имеет взысканий во время отбытия наказания или непогашенных исков, то человека могут освободить.

Что касается амнистий, то в Беларуси они проводились регулярно, это отдельная юридическая процедура, причем она не требует писать прошение о помиловании (людей выпускают по другим принципам). Если совсем коротко, то выделяются определенные категории заключенных, сидящих по определенным статьям, после чего они освобождаются. Скажем, при выпуске на свободу человека, посаженного по статье 342, его соседа, сидящего по статье 363, оставят, если при подготовке амнистии эта статья не включалась в список. Напомним, что категории «политзаключенный» формально для властей нет, что много раз проговаривалось.

В проекте закона об амнистии, предлагаемом КСДС, предлагается освободить от штрафов, ограничения и лишения свободы и других наказаний, людей, осужденных или обвиненных по статьям 293 («Массовые беспорядки») и 342 («Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них») УК РБ.

Мы ознакомились со списком граждан, предлагаемых «Круглым столом демократических сил» для амнистирования — в нем большое количество граждан, осужденных по иным статьям Уголовного кодекса. В списке есть и все 15 наших коллег, задержанных 18 мая 2021 года.