Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. В Беларуси опять дорожает автомобильное топливо
  2. Банкротится частная аптека, которая весьма неожиданно ушла на ремонт, а открылась уже под крылом госкомпании
  3. Работнице выдали премию — более чем 12 тысяч долларов, а потом решили забрать. Она не вернула и ушла — суд подтвердил: правильно сделала
  4. В Беларуси начали отключать VPN, что делать? Гайд по самым популярным вопросам после блокировки сервисов
  5. «Сказать, что в шоке, — не сказать ничего». Дочь беларуски не пустили в самолет с паспортом иностранца — ситуацию комментирует юристка
  6. «Верните хотя бы мои деньги». Беларуска рассказала в TikTok, как пострадала из-за супердоступа силовиков к счетам населения
  7. Минчанин возил валюту за границу и все декларировал. Но этого оказалось мало — и его оштрафовали на рекордные 1,5 млн рублей
  8. Армия РФ концентрирует дополнительные силы у украинской границы. В ISW рассказали, с какой целью и где может начаться наступление
  9. «Смысл не удалось объяснить не только большинству беларусов». Артем Шрайбман — об уроках выборов в КС
  10. Стало известно, сколько шенгенских виз получили беларусы за прошлый год. Их число выросло, и вот у каких стран отказов меньше всего
  11. Действия властей в последние четыре года лишили беларусов привычного быта. Вот как граждане расплачиваются за решения Лукашенко
  12. Как связаны «кошелек» Лукашенко и паспорта Новой Беларуси? Рассказываем
  13. Путин перед самой войной сказал, что «Украина и Беларусь являются частями России». О чем свидетельствует это заявление — мнение экспертов
  14. Завершились выборы в Координационный совет. Комиссия огласила предварительные итоги
  15. Сирота при живых родителях. Откровенный монолог беларуса о детских домах, насилии детей и взрослых и суицидах среди детдомовских
  16. Риск остаться без пенсии и отдельных товаров, подорожание ЖКУ, подготовка к «убийству» некоторых ИП, дедлайн по налогам. Изменения июня


В Беларуси очередной раз урезают соцпакет. Это еще один шаг, уменьшающий уровень поддержки государством нуждающихся слоев населения. На фоне громогласных заявлений чиновников о социальном государстве забота госструктур об уязвимых слоях населения становится все более узкой и шаткой. Вспоминаем наиболее крупные и заметные сокращения соцподдержки населения.

Иллюстративный снимок. Фото: TUT.BY
Иллюстративный снимок. Фото: TUT.BY

Урезание соцобслуживания

На днях Александр Лукашенко подписал очередной документ, которым сокращается для населения доступность социальных услуг и господдержки. В нем отражено решение чиновников о том, что отсутствие работы не может служить причиной для признания нахождения человека в трудной жизненной ситуации. И это притом что зарплата является основным источником доходов для большинства белорусских семей. А пособие по безработице доступно только при регистрации в службе занятости и составляет 74 рубля в месяц — в 5,4 раза меньше, чем бюджет прожиточного минимума.

Не может служить причиной для получения статуса нуждающегося в поддержке из-за трудной жизненной ситуации и условие, когда в семье растет ребенок с особенностями психофизического развития. Из этого следует, что социальное обслуживание таким категориям по новому закону не положено.

Более того, каждый случай запроса на оказание социального обслуживания будет рассматриваться отдельно. То есть не по каким-то общим принципам, а по решению определенного круга людей. Казалось бы, индивидуальному подходу стоит радоваться, однако в нашем социальном государстве часто именно предвзятость чиновников и госслужащих, их выполнение спущенных сверху указаний по дискриминации, в том числе по политическим мотивам, не дает оснований верить, что в этом случае проблема будет рассматриваться объективно.

Вместо поддержки неработающих — налог на «тунеядство» и оплата ЖКУ по полным тарифам

Из-за мизерной поддержки безработных в нашей стране даже те, кто ищет себя на рынке труда, чаще всего не обращаются в центры занятости. В результате безработица официальная и зарегистрированная отличаются в десятки раз. Но есть у нас, как и в любой другой стране, те люди, которые по разным причинам не трудятся и не ищут работу. Сколько их, чиновники особо не рассказывают, зато на протяжении многих лет показательно борются с такими людьми. Обращаясь к короткопамятным привычкам повторять все советское, белорусские чиновники начинали с введения в 2015 году так называемого налога на тунеядство.

Под давлением протестов эту инициативу сначала пришлось трансформировать, а потом и вовсе от нее отказаться. Однако с тех пор, то есть вот уже на протяжении восьми лет, чиновники не оставляют попыток навесить на неработающих дополнительные финансовые обязательства. По несколько раз в год они вводят изменения, которые все больше давят на тех людей, которые считаются не занятыми в экономике.

Кроме прочего, для не занятых в экономике, у которых есть в собственности жилье, стали выставлять счета за ЖКУ по полным тарифам (платежи за газоснабжение, отопление и горячую воду).

Сейчас идет обсуждение, не лишить ли их бесплатного медицинского обслуживания, за исключением экстренных случаев.

При этом «тунеядские комиссии» собираются с регулярностью в несколько раз в месяц, чтобы работать по тем, кого внесли в эту базу. Люди из госструктур расходуют на это рабочее время, получают зарплаты, государство тратит немало сил, чтобы придумывать все новые и новые варианты, как еще надавить на тех, кто, по их мнению, не вносит свой вклад в экономику.

Исключение бесплатного высшего образования

Бесплатное образование, в том числе высшее, в нашей стране гарантируется Конституцией. Причем оно было закреплено во всех Конституциях Беларуси (и предшествующего ей советского государства) начиная с 1919 года.

«Государство продолжает создавать лучшие условия для жизни людей в Беларуси», — заявляют в Минобразования. А в это время, по сути, в нашей стране как такового бесплатного высшего образования уже не существует. Выпускников, обучающихся за счет бюджета, заставляют отрабатывать по распределению (что подается как возможность начать карьеру), а в случае нарушения установленных требований к отработке вынуждают полностью оплачивать стоимость обучения. По сути, это и есть платное обучение — с отложенным эффектом. Единственный выбор, который получает выпускник в таких условиях, — это платить наличными либо предоставлять свои знания и навыки за невысокий заработок в назначенном чиновниками месте. Второй вариант без натяжки можно назвать бартером: государство предоставляет тебе возможность учиться, а ты взамен отдаешь 3−5 лет своей жизни работе в назначенном месте без права уволиться, часто за мизерную зарплату. Отказ карается выставлением счета за предоставленные услуги высшего образования.

При таком раскладе бесплатное высшее образование в нашей стране, похоже, осталось лишь на бумаге.

Более того, глава Минобразования Андрей Иванец выдвинул предложение заставлять отрабатывать даже платников. Получается, что с них плату за обучение собираются брать дважды — сначала деньгами, а потом в виде этой самой отработки.

Некоторым платникам стали давать на подпись документы, информирующие о реальной полной стоимости обучения, которую затрачивает государство. Однако студентам не раскрывали детали, которые позволили бы узнать, что именно входит в эту сумму.

Рост налоговой нагрузки и отмена ряда льгот

О необходимости отмены некоторых льгот, а также об изменении подходов к их предоставлению на протяжении многих лет говорили некоторые независимые эксперты. Они упирали на то, что нередко общий подход к такой форме господдержки дает больше выгод тем, кто в ней не нуждается, чем целевой аудитории. Самый яркий пример — перекрестное субсидирование ЖКУ. Благодаря ему за счет более высоких тарифов для бизнеса население оплачивает эти услуги по неполной их стоимости. Однако даже при таком облегчении счетов за ЖКУ малообеспеченные люди нередко с трудом их оплачивают, в то время как более богатые белорусы, имеющие большое жилье, по сути, получают больше поддержки.

Так получается из-за того, что льгота обеим группам предоставляется одинаковая, однако, условно говоря, скидка в 15% с 50 рублей — это 7,5. По сути, такую сумму за счет льготы экономит владелец небольшого жилья. А тот, у кого дом побольше (часто это более обеспеченные люди), а коммунальные составляют 200 рублей, получает скидку в 30 рублей. Выходит, что за счет такой льготы в первую очередь выигрывают люди, имеющие большую площадь жилья и, как правило, более высокий доход.

Отменять льготы чиновники начали не вчера. Этот процесс длится десятилетиями. Например, масштабный скачок произошел еще в 2007 году. Тогда парламентарии единогласно одобрили закон, которым отменили довольно длинный список льгот. Среди них — скидки на проезд в пассажирском транспорте для студентов и ветеранов труда, а также уменьшение льгот для пострадавших от аварии на ЧАЭС.

Что касается именно льгот для студентов, то в 2007 году для них отменили скидку в 50% на проезд в общественном и железнодорожном транспорте. Позже льготу студентам снова ввели (ссылаясь на программу развития социального обслуживания в Минске на 2011−2015 годы), но только на год, а в середине 2012 года снова отменили.

В нынешнем году льготу все же вернули для части студентов.

В 2022 году чиновники решили, что иметь в собственности квартиру — это роскошь, ввели новый налог. Теперь платить государству должны не только собственники нескольких объектов недвижимости, но и одной квартиры.

Параллельно государство повышает налоговую нагрузку на предпринимателей, фирмы, самозанятых и отменяет ряд налоговых льгот. На фоне снижения социальной поддержки одним группам людей чиновники все больше обременяют финансовыми обязательствами перед государством другие группы. Так, социальная составляющая в отношениях граждан и государства постепенно имеет все меньше веса. И если 15−20 лет назад чиновники и провластные политики могли рассчитывать на негласную договоренность о том, что люди получают господдержку, имеют льготы, а взамен не лезут, как у нас принято говорить, в политику, то при нынешнем раскладе становится все меньше оснований ссылаться на это условие (даже если вычесть из этого уравнения события с лета 2020 года).

Также чиновники регулярно вводят ограничения и ужесточения по назначению и получению семейного капитала.

Отмена ряда льгот, снятие с государства некоторых функций по социальным гарантиям для уязвимых групп идет не по запланированному и продуманному сценарию, без видения долгосрочной перспективы. Наоборот, часто это реализация политических желаний и желания сиюминутной выгоды или экономии. Между тем популистсткие лозунги о социальном государстве явно все меньше и меньше отражают действительность.