Поддержать команду Zerkalo.io
  1. Замглавы АП рассказал, какой ущерб ожидается от санкций ЕС и как его планируют возмещать
  2. Посмотрели, чем известны пограничники, судьи, силовики и работники госСМИ, попавшие под новые санкции. У многих — госнаграды
  3. Адвокаты — о том, что грозит тем, кто «донатил» проектам — теперь уже экстремистским формированиям, или получал от них помощь
  4. «Воскрес» в Алжире, изобрел доилку, пугающую коров, и стал отцом «Нивы». История белоруса, у которого все получилось
  5. В объединенном санкционном списке 22 предприятия. Кто в него попал?
  6. Погранкомитет Беларуси заявил, что украинский вертолет нарушил границу (Украина опровергает). Видео инцидента
  7. «Вся страна дрожала». История первого маньяка независимой Беларуси
  8. «Это было просто выживание». История шести сирийцев, добравшихся через Беларусь в Нидерланды
  9. Министр юстиции рассказал, почему в Беларуси были закрыты некоторые некоммерческие организации
  10. Глава военно-промышленного комитета: санкции не смогут повлиять на работу военной промышленности Беларуси
  11. Белгидромет объявил желтый уровень опасности на субботу и воскресенье
  12. «Что станет следующей разменной монетой?» Тихановская ответила на вопросы из интервью Лукашенко
  13. Макей из Швеции прокомментировал присутствие Тихановской в Стокгольме во время СМИД ОБСЕ
  14. «Убежали, перестали платить, прикрываются покровителями». Замглавы АП высказался про новый налог, который может затронуть Lamoda и Wildberries
  15. Головченко: Ответные санкции против стран Запада будут озвучены сразу после выходных


Совет Министров внес на рассмотрение в парламент правки в Закон «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Республики Беларусь». Точные даты рассмотрения законопроекта пока неизвестны. Если его примут, то полномочия военных существенно расширятся. Вместе с Артемом Проскаловичем — бывшим заместителем начальника управления законодательства в правоохранительной и военной сферах Администрации президента, а сейчас юристом Народного антикризисного управления, разбираемся, что правительство предлагает изменить в законе и как это коснется обычного человека.

Часть изменений, которые предлагает Совет Министров, касаются технических моментов и приводят в соответствие между собой различные законы. Другая часть направлена на расширение полномочий внутренних войск и усиление их роли. 

Изменения, достойные краткого упоминания

Новый законопроект предлагает свою редакцию статьи 2, в которой указаны задачи внутренних войск. В сравнении со старым вариантом, в законопроекте из списка задач убран пункт «оказание содействия органам внутренних дел в охране общественного порядка, обеспечении общественной безопасности, режима чрезвычайного положения, военного положения». Такое незначительное на первый взгляд изменение формулировки, считает Артем Проскалович, может свидетельствовать об усилении роли и самостоятельности внутренних войск, хотя они и остаются в ведении МВД.

Вместо этого пункта появились несколько новых задач ВВ, но их просто соотнесли с нормами профильных законов. Например, участие в охране общественного порядка, обеспечении общественной безопасности или участие в обеспечении режима чрезвычайного положения, военного положения, правового режима в зоне проведения контртеррористической операции.

В статье 7, которая регламентирует руководство и управление внутренними войсками, предлагают изменить одну из должностных обязанностей министра внутренних дел: из фразы «издает нормативные правовые акты по вопросам организации деятельности внутренних войск во исполнение законов, декретов и указов Президента Республики Беларусь, а также контролирует их исполнение» убрать слово «нормативные». То есть в случае принятия правок министр внутренних дел сможет самостоятельно издавать как нормативные, так и ненормативные правовые акты. К последним относятся различные приказы по кадровым, материально-техническим вопросам, сюда же можно отнести документы о направлении ВВ для участия в каких-то конкретных мероприятиях. Но это изменение в законе, скорее, техническое, считает юрист НАУ.

В статье 8, определяющей полномочия президента в сфере деятельности внутренних войск, предлагают заменить следующее: абзацы про утверждение президентом перечня вооружения и техники внутренних войск и установления норм и порядка материально-технического обеспечения ВВ дополнить фразой «если иное не определено президентом Республики Беларусь». Эта поправка означает, что глава страны может делегировать данные полномочия, например, правительству или министру внутренних дел.

Статья 15 Закона о Внутренних войсках рассказывает о правах военнослужащих. В ней Совет Министров предлагает иначе изложить абзац о применении оружия и физической силы. В новой редакции закона будет описано, что военные могут «хранить, носить, применять и использовать оружие, применять физическую силу, специальные средства, боевую и специальную технику». Здесь тоже имеет место лишь техническое уточнение: Закон в 21 статье предусматривает данное право, поясняет Проскалович. Иначе получается, что военнослужащий ВВ не может хранить или нести оружие, а только применять принесенное кем-то другим.

К тому же статью дополнят правом «осуществлять изучение обстановки в районах выполнения возложенных на внутренние войска задач, в том числе с использованием технических средств».

— Речь, скорее всего, идет как о предварительном наблюдении за местностью, в том числе скрытым образом, о неких разведывательных мероприятиях, — считает Артем Проскалович. — И о фиксации происходящего непосредственно в момент активных действий ВВ, по аналогии со съемкой, которую ведут люди в штатском.

В новой редакции правительство хочет видеть и статью 25 об обеспечении безопасности военнослужащих, лиц гражданского персонала внутренних войск и их близких. В новой редакции в статью добавили понятие «гражданского персонала», то есть ВВ будут обязаны обеспечивать безопасность и защиту от всяческих посягательств не только своих военнослужащих и членов из семей, но и гражданского персонала военных объектов. А еще, если поправки примут, закон будет гарантировать военным, их близким и гражданским сотрудникам государственную защиту в случае угрозы посягательства на жизнь, здоровье и имущество.


Обязанности служащих внутренних войск хотят изменить — в случае принятия законопроекта расширится статья 16. В ней за военными закрепят обязательство принимать участие не только «в обеспечении режима чрезвычайного положения, военного положения», но и «правового режима в зоне проведения контртеррористической операции». Правда, и Вооруженные силы, и внутренние войска по Закону «О борьбе с терроризмом» можно привлекать к участию в контртеррористической операции, поэтому это просто конкретизация одной из функций, — говорит юрист.

— Возможно, эта поправка направлена на акцентирование внимания на борьбе с террористами, которых за последний год в Беларуси появилось очень много.

Иллюстративное фото.

Военные будут обязаны «участвовать в обеспечении безопасности охраняемых лиц и охраняемых объектов», также их смогут задействовать для усиления охраны границы, а еще локализации или прекращения конфликтов, массовых беспорядков и других противоправных действий на приграничной территории. Правда, как отмечает Проскалович , эти функции военные и так выполняли, только они были прописаны в других законах.

Так, согласно Закону «О государственной границе», МВД обеспечивает участие внутренних войск в мероприятиях по усилению охраны границы, локализации и пресечению конфликтных ситуаций, массовых беспорядков, иных противоправных действий на приграничной территории. То же самое с безопасностью охраняемых лиц — эти обязательства прописаны в статье 16 Закона «О государственной охране».

Статья 21 Закона о Внутренних войсках описывает правила применения оружия военными — прав станет больше. Так, в нынешней редакции это разрешается только «если другие способы и средства в обеспечении их выполнения оказались неэффективными», а после принятия законопроекта такого ограничения не будет.

— Аналогичные изменения были внесены в Закон «Об органах внутренних дел» в мае 2021 года. Исключение дополнительных сдерживающих оговорок, равно как и расширение пределов необходимой обороны, закрепленное недавно в Уголовном кодексе, направлено на развязывание рук силовикам в ситуациях, подобных убийствам Тарайковского или Шутова, — уверен Проскалович.

Оружие можно будет применять и в отношении лица, пытающегося незаконно попасть (или уйти) на территории объектов, которые охраняют внутренние войска, если не будет другой возможности остановить человека.

Использовать огнестрельное оружие для остановки автомобиля военные тоже смогут чаще: сейчас это разрешено, только если машину использует заключенный для побега. В предлагаемых правках еще и в случаях, если водитель не останавливается по требованию военного, если действия водителя представляют угрозу или если за рулем находится человек, совершивший тяжкое или особо тяжкое преступление

Здесь юрист уточняет, что аналогичное полномочие есть у органов внутренних дел, так что по сути это снова техническое взаимосогласование. Хотя по факту, уверен Артем Проскалович, происходит расширение числа случаев, когда возможно применения оружия, что не несет в себе ничего хорошего.

И еще одна предлагаемая поправка в этой статье, которая касается запрета использовать оружие против женщин, людей с инвалидностью и несовершеннолетних. Сейчас служащие ВВ могут стрелять в таких людей только в том случае, если они совершают вооруженное или групповое нападение. А теперь этот запрет фактически снимается, отмечает Проскалович.

— Оружие против этих групп населения станет можно использовать и при совершении «иных действий, угрожающих жизни или здоровью граждан». То есть практически в любой конфликтной ситуации.

Для пресечения массовых беспорядков хотят разрешить использовать военную технику. Так, в статью 22, где описываются правила ее применения, правительство предлагает добавить, что ее можно использовать для «пресечения массовых беспорядков и групповых нарушений общественного порядка либо действий, направленных на разрушение и (или) уничтожение имущества всех форм собственности». К военной и специальной технике относятся танки, бронетранспортеры, боевые машины пехоты, артиллерийские орудия и другое.

— Это, конечно же, усиление противодействия протестным выступлениям. В мае в Закон «Об органах внутренних дел» также были включены массовые беспорядки в качестве основания применения военной техники. Здесь пошли дальше и еще больше расширили их. Потому что понятие «групповое нарушение общественного порядка» отсутствует, например, в Уголовном кодексе. Это формулировка, способная объять необъятное: вдвоем разбили витрину — уже не хулиганство, а повод расстрелять из танка, — объясняет Проскалович.

Комментируя законопроект в целом, Артем Проскалович считает, что данная корректировка — это продолжение подтягивания законодательства под обстоятельства.

— Чтобы не надо было действовать в состоянии «не до законов», а вполне себе по закону, пусть и антигуманному. Мы наблюдали беспрецедентное расширение понятия «экстремизм», размытие границ применения силовыми структурами оружия и специальных средств и одновременное освобождение от ответственности за такое применение.

Иллюстративное фото.

Военные участвовали в подавлении протестов после выборов?

Да. Военные принимали участие в разгонах по всей стране. Например, в Бресте это были Силы специальных операций (именно их боец, капитан Роман Гаврилов, застрелил Геннадия Шутова). В Минске —  служащие военной части № 3214 внутренних войск, бойцы спецотряда особого назначения (СОБР) внутренних войск.