Поддержать команду Zerkalo.io
  1. Директор «Нашай Нівы»: Мы не прагназуем таксама падзення чытанасці выдання
  2. В ЮАР обнаружили новый коронавирус, его считают «опасным». Нас ждет еще одна пандемия?
  3. Лукашенко три часа говорил про войну, санкции и оппозицию. Очень краткий пересказ
  4. На дочь Павла Латушко завели уголовное дело
  5. Путепровод над Немигой полностью смонтировали. Вот как он сейчас выглядит
  6. Пограничники Кыргызстана и Таджикистана устроили перестрелку
  7. На первого ребенка — почти 3000 рублей. С 1 февраля вырастут пособия при рождении детей
  8. Оранжевый уровень опасности объявили на 29 и 30 января
  9. 180% — именно на столько за год подорожала капуста. Рассказываем, как выросли цены на другие «социально значимые» продукты
  10. Самые мощные истребители и «Искандеры». Показываем, какая российская техника прибыла в Беларусь на учения за последние дни
  11. Оранжевый уровень опасности объявлен на пятницу из-за сильного ветра по западу Беларуси
  12. «Беларуськалий» оспаривает через суд решение о расторжении контрактов с Литовской железной дорогой
  13. В Беларуси за сутки зафиксировано рекордное количество заболевших COVID-19
  14. «Это последние наши минуты в стране». Посмотрите на последние фото белорусов перед отъездом из-за политики
  15. С 1 февраля пересмотрят бюджет прожиточного минимума


Замглавы Администрации президента Дмитрий Крутой заявил, что белорусская экономика показала лучший результат за последние 12 лет. Правда ли это и можно ли действительно говорить о каких-то рекордах? Объясняет академический директор BEROC (Киев) Катерина Борнукова.

По итогам десяти месяцев белорусская экономика показала рост на 2,4%. Это ниже среднемирового значения, но выше, чем в среднем за последние 10 лет.

— Сейчас темп роста экономики замедляется. Скорее всего, к концу года будет в районе 2% — это неплохой показатель. Он вызван ростом экспорта, где по объемам мы идем очень хорошо. С начала года по сентябрь мы экспортировали товаров и услуг более чем на 34 млрд долларов. До этого был хорошим 2012 год, когда мы экспортировали почти на 52 млрд долларов, — говорит Катерина Борнукова.

В 2021-м у белорусов продолжили расти доходы в реальном выражении. Правда, по последним данным, рост замедлился — до 2,6% по итогам десяти месяцев. Но и тут ситуация не уникальная. Доходы увеличиваются практически постоянно, с одной стороны, благодаря росту ВВП, а с другой — из-за сокращения населения, включая людей трудоспособного возраста.

— Наш большой пирог ВВП увеличивается, а делим мы его на меньшее количество человек. За счет этих двух факторов растет средняя зарплата и реальные доходы населения. Кстати, в этом году средняя зарплата увеличивается и в валютном выражении: мы в очередной раз пересекли рубеж в 500 долларов, — говорит экономист, уточняя, что и эту психологическую отметку в обсуждаемом периоде зарплаты белорусов уже пересекали, но потом откатывались назад.

Вместе с увеличением экономики и доходов, в Беларуси растут цены. По сравнению с последними годами прирост заметный — это не очень хороший знак. Но ситуация все же далека от показателей, которые были в начале десятых. Можно вспомнить 2011 год, когда цены увеличивались практически с каждым походом в магазин, а по итогам года инфляция составила 108,7%

— Мы быстро привыкли к тому, что политика Нацбанка снизила эти цифры до однозначных и в 2017-2019 годах инфляция была в районе 5−6% годовых. Сейчас она выше. Но достаточно сложно за это возлагать ответственность на белорусское правительство, потому что ее рост происходит везде: мировые цены растут за счет постковидного восстановления, и эта инфляция транслируется к нам.

Статистика дает неплохие показатели по фактической безработице — почти 4%. Но так как по методологии Международной организации труда, с помощью которой она рассчитывается, в Беларуси наблюдения ведутся всего несколько лет, сравнить с более старыми данными невозможно.

— Если брать абсолютные значения, в целом экономика растет. Конечно, ВВП на душу населения или уровень зарплат у нас выше, чем 12 лет назад. Если же мы возьмем показатели темпов роста ВВП, то тут нет восхитительного изменения — у нас был рост и получше. То же самое по уровню экспорта. А в некоторых показателях мы, наоборот, хуже [в этом году], например, по ценовой стабильности. То есть за это время у нас были периоды более высокого экономического роста, большей ценовой стабильности, были годы, когда бюджет не был дефицитным. Поэтому не очень понятно, почему говорится, что сейчас экономика в самой лучшей форме с 2009 года, — подводит черту Катерина Борнукова.