Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. В Беларуси цены на автомобильное топливо постепенно вырастут на 8 копеек. Первое подорожание — 21 мая
  2. За 24 года наш рубль по отношению к доллару обесценился в 101 раз, а курс злотого остался тем же. Как поляки этого добились
  3. Эксперты сообщили о продвижении россиян в Волчанске и рассказали, на каких направлениях у армии РФ есть еще успехи
  4. Александр Лукашенко произвел кадровые назначения в КГБ и потребовал искоренить «скрытое мышкование типа крышевания»
  5. У Латушко не получилось. Скандальный рэпер Серега все-таки выступил в Германии
  6. Россия стремится захватить Волчанск, чтобы завершить первый этап наступления, а Украина хочет лучше наносить удары по территории РФ
  7. «Нет никаких признаков, что пассажиры выжили». Спасатели нашли разбившийся вертолет президента Ирана — он погиб
  8. «Настоящие друзья» не только для Беларуси. Как в мире отреагировали на гибель президента Ирана и его чиновников
  9. После гибели президента Ирана пропаганда в Беларуси и России обвиняет всех подряд. Вот какие версии выдвигаются — и что с ними не так
  10. С 1 сентября у десятиклассников из расписания исчезнет «История Беларуси» как отдельный предмет. Вот чем ее заменят
  11. «Из жизни ушли настоящие друзья Беларуси». Лукашенко и беларусский МИД отреагировали на гибель президента Ирана
  12. Спикер ВМС Украины: Вероятно, в Крыму потоплен еще один российский корабль — последний носитель крылатых ракет


Александр Лукашенко хочет прекращения войны? Зачем он это обсуждал с Владимиром Путиным? Бывший премьер Сергей Румас сохранил политический капитал? Что Лукашенко может обещать беларусам перед выборами 2025 года? Марину Василевскую, которая слетала в космос, наградили званием Герой Беларуси, а еще хотят в ее честь установить скульптуру — зачем? Эти вопросы задали нам вы, а мы переадресовали их политическому аналитику Артему Шрайбману и записали новый выпуск проекта «Шрайбман ответит» (это его текстовая версия).

Артем Шрайбман. Фото: «Зеркало»
Артем Шрайбман. Фото: «Зеркало»

— Зачем Владимир Путин и Александр Лукашенко обсуждали перемирие? Беларусский политик хочет прекращения войны?

— Обсуждение мирного процесса по Украине было, видимо, главной целью приглашения Лукашенко в Москву. Не в том смысле, что Путин хотел это с ним обсудить, а в том, что российскому президенту нужна была какая-то непринужденная обстановка, чтобы поговорить о наболевшем.

Это наболевшее состоит в том, что сейчас в Швейцарии готовится конференция с обсуждением мирных переговоров по Украине. Россию туда не позвали. И, судя по речам Путина на встрече с Лукашенко, его это очень задело. Он долго говорил о том, как Россия на самом деле готова к переговорам и как без нее никакой мирный процесс невозможен, как два года назад они с Украиной практически подписали мирное соглашение в Стамбуле на переговорах, но его сорвали западные союзники.

А Лукашенко во всем поддерживал коллегу. По сути, просто зеркалил его тезисы, повторял своими словами — а потом повторил это все еще раз, когда вышел к прессе после переговоров. Даже журналисты, работавшие на мероприятии, вроде летописца Путина Андрея Колесникова из «Коммерсанта», удивились тому, как много времени лидеры уделили этой теме.

Разумеется, мало кто на Западе верит, что Путин — практичный человек, готовый к достижению договоренностей или уж тем более соблюдению их. Хотя и в демократических странах есть такие политики, которые верят в лучший образ российского президента, — все, что угодно, лишь бы побыстрее закончить войну, даже если это означает навязать Украине невыгодные для нее условия.

Но еще больше таких политиков и целых правительств в незападных странах. И именно они — главные адресаты месседжа Путина. По сути, он говорит им, что вам незачем участвовать во всяких швейцарских конференциях, где нет нас. Лучше поддержите мирные инициативы на наших условиях и давайте вместе убедим Запад закончить эту войну.

И по традиции Путину нужны какие-то попутные мероприятия для того, чтобы делать важные для себя заявления. Чтобы объявить о том, что он идет на новый президентский срок, ему понадобился явно срежиссированный вопрос от военного с оккупированных территорий. А задолго до этого, в 2013 году, даже чтобы объявить о своем разводе, он с тогда еще супругой Людмилой специально для этого пошел в театр, а по окончании спектакля они вышли и «случайно» встретили телекамеру.

Визит Лукашенко — из этой области. Он хорошо играет отведенную ему роль, давая Путину комфортный формат для коммуникации с миром. Чтобы это не выглядело так, что Россия сама кого-то просит о переговорах, как бы из позиции слабого.

Лукашенко же тоже выжимает из ситуации максимум. Он довольно ловко вставляет во все эти заявления Путина свой традиционный нарратив о том, что Минск еще может сыграть посредническую роль на этих переговорах. Он намекнул на это трижды: до, во время и после встречи с Путиным. Поэтому для Лукашенко весь этот визит — это еще одна возможность быть полезным для своего старшего брата. Ну и заодно увернуться от критики российских ультрапатриотов, прикрывшись Путиным.

Хочет ли Лукашенко конца войны, мне сказать сложно, я не могу залезть в его голову. Но чего он точно хочет, так это вернуть себе релевантность в переговорном процессе. А для этого такой процесс должен начаться, причем на российских условиях. Иначе никто привлекать Минск к участию в этих переговорах не будет.

Александр Лукашенко общается с сотрудниками госСМИ. 12 апреля 2024 года, Москва, РФ. Фото: t.me/pul_1
Александр Лукашенко общается с сотрудниками госСМИ после встречи с Владимиром Путиным. 12 апреля 2024 года, Москва, РФ. Фото: t.me/pul1

— Недавно стало известно, что бывший премьер-министр Сергей Румас работает советником в медцентре своей жены. Почему бывшему главе правительства, сильному экономисту не удалось найти более престижное место? Его символическая поддержка протестов в 2020 году позволила сохранить политический капитал на будущее?

— Во-первых, трудоустройство Румаса у своей жены выглядит формальностью. Возможно, это попытка не попасть в какие-то «тунеядские» списки или решить какую-то другую бюрократическую задачу. Известно, что Румас входит в наблюдательный совет «Россельхозбанка» — и, вполне возможно, это не единственная его работа за пределами страны.

Я не знаю, закрыт ли Сергею Румасу путь в коммерческие организации вроде крупных банков или каких-то иностранных компаний в Беларуси. Но ясно, что при Лукашенко путь для него на высокие государственные посты, скорее всего, закрыт. Его шлейф реформатора вообще не стыкуется с сегодняшней «линией партии». Но кроме того, то фото в 2020 году, когда они с женой фактически подмигнули протестующим, сфотографировавшись на фоне марша, делает его ненадежным в глазах высшей власти.

Жанна и Сергей Румас, 16 августа 2020 года, Банк развития в Минске. Скриншот страницы Жанны Румас в Facebook
Жанна и Сергей Румас, 16 августа 2020 года, Банк развития в Минске. Фото: скриншот со страницы Жанны Румас в Facebook

А сейчас в системе намного более строгие правила. Даже кандидаты на местные должности или в депутаты парламента проходят намного более тщательные проверки КГБ. Например, по данным «Нашай Нівы», несколько кандидатов в депутаты и в делегаты ВНС уже после того, как они были отобраны исполнительной властью, были сняты с гонки по требованию КГБ. Потому что комитет нашел либо у них, либо у их родни что-то крамольное. Но учитывая, что Румас побывал на высших должностях в правительстве, его не назначишь на какую-то мелкую должность, да и вряд ли он сам захочет.

Что касается политического капитала на будущее, то любой высокопоставленный беларусский чиновник, который успел уйти до 2020 года, то есть не замазался в тех событиях, имеет куда больший потенциал объединить беларусов, чем Лукашенко. Хотя бы потому, что у непровластных частей общества — то есть у нейтрального и оппозиционного сегментов — такие люди не вызывают настолько же большое отторжение, как Лукашенко и его силовики.

Но здесь все упирается в желание и амбиции самого Румаса, о чем мы практически ничего не знаем. И даже если бы его поведение до 2020 года как-то намекало на эти амбиции, эти выводы уже могут быть неактуальными. Потому что последние годы могли многое изменить в мировоззрении человека.

Сергей Румас. Фото: TUT.BY
Сергей Румас. Фото: TUT.BY

— Что Лукашенко может обещать беларусам перед выборами 2025 года?

— Вообще анализ прошлых предвыборных программ показывает, что Лукашенко уже достаточно давно (если конкретно — в 2015 году) перестал давать обещания. Думаю, это было связано с тем, что его самое знаменитое обещание зарплаты «по 500» слишком много раз не выполнялось из-за того, что девальвация откатывала доходы беларусов ниже этой черты.

И к 2015-му идеологи из Администрации Лукашенко, кажется, сообразили, что гораздо проще формулировать предвыборные программы не в формате обещаний, а в формате деклараций, целей. Вроде «мы не достигнем чего-то, а будем работать над чем-то». А если обещания и звучали, то в максимально абстрактном виде. Например, «сохраним поддержку семей» или «обеспечим развитие такого-то сектора».

Программа 2020 года, скорее, была вообще про консервацию стабильности, а не про какое-то развитие или достижение каких-то конкретных целей. Вся кампания Лукашенко, если абстрагироваться от протестов и репрессий, была крайне консервативной. Он дословно предлагал уберечь то, что построено, а не строить что-то новое.

Учитывая, что ситуация в регионе не стала слишком стабильной, а экономическое развитие Беларуси стало еще плотнее привязано к неконтролируемым Лукашенко трендам экономики в России, было бы глупо для власти сейчас возвращаться к каким-то конкретным обещаниям. Они просто не знают, могут ли они их выполнить.

Если попробовать поспекулировать о 2025 годе и посмотреть на основные векторы идеологической работы до сих пор, то можно найти как минимум четыре темы, на которых Лукашенко может строить свою кампанию.

Первое — это, конечно же, мир. И здесь как раз таки можно пообещать беларусам, что, пока Лукашенко у власти, страна не будет воевать, чтобы связать в сознании людей любые перемены с риском войны — того, чего почти все беларусы больше всего боятся.

Второе — это активное вмешательство государства в экономику. Лукашенко может пообещать и дальше держать цены на сегодняшнем уровне и не урезать социальные расходы, не упоминая при этом про обратную сторону этих решений — вроде роста налогов или повального снижения прибыльности компаний, которые не могут оставаться такими же маржинальными, учитывая ценовой контроль.

Третье — это традиционные семейные ценности. Тут власть может похвастаться запретами на то, что она называет пропагандой ЛГБТ и чайлдфри. А поскольку эти меры пропагандируются как часть большой многолетней битвы за демографию, можно не сомневаться, что эта тема (борьбы с западными извращениями и борьбы за традиционные семейные ценности, включая большую рождаемость) будет в каком-то виде присутствовать в кампании.

И, наконец, в-четвертых, раз травма 2020 года не прошла у Лукашенко почти за четыре года после этих событий, она почти наверняка останется актуальной к началу президентской кампании. И вот здесь как раз таки можно ждать от Лукашенко конкретного обещания, что, пока он у власти, он больше никогда ничего подобного не допустит.

Акция протеста в Гродно, 16 августа 2020 года. Фото: TUT.BY
Акция протеста в Гродно, 16 августа 2020 года. Фото: TUT.BY

— Марина Василевская слетала в космос. Лукашенко наградил ее званием Героя Беларуси, в честь нее в Минске планируют установить бронзовую скульптуру. Зачем это все? Ведь, как недавно выяснило «Зеркало», она даже не профессиональная космонавтка, а «участница космического полета».

— Я не тот человек, который может оценить значимость или сложность космической миссии Василевской. Но с политической точки зрения для власти это была, пожалуй, главная за последние годы попытка создать какой-то общенациональный повод для гордости.

Здесь проявилось то, что многие наблюдатели уже отметили, — абсолютно советская картина мира у Лукашенко. Он по-прежнему воспринимает отправку человека в космос как какое-то высшее достижение науки или место для конкуренции разных стран. Хотя по факту в космосе уже побывали представители более чем 40 государств. И американцы, и россияне предлагают такие полеты, как совершила Василевская, простым космическим туристам — надо просто быть готовым заплатить.

Но любому авторитарному режиму нужен свой пантеон героев, и он не может включать в себя только героев прошлого, единственного и мудрого лидера и его верных слуг-силовиков. Нужны и менее политизированные герои современности, которые смогли стать такими героями благодаря политике власти.

И в этом смысле эксплуатация темы космоса очень близка к тому, как власть носится с любыми спортивными достижениями беларусов и как Лукашенко любит показывать свою вовлеченность в процесс их подготовки. Что в спорте, что в космосе власть может сказать, что вот видите, это произошло благодаря нашим инвестициям в эту сферу. Нас критиковали, но теперь нами восхищается весь мир. Даже если по факту за пределами госСМИ это мало кто в мире заметил.

В истории с космонавтикой есть еще один уровень пропаганды, который особенно актуален сейчас. Сотрудничество с Россией в организации полета Василевской преподносится как доказательство того, что вместе с союзником мы можем достичь любых высот. Никакие санкции нам нипочем. И если мы справились в такой высокотехнологической теме космоса, то любое другое давление на нас тоже не повлияет.

Вообще в теории это может укрепить в любви к власти лишь ее преданных сторонников, которые воспримут все перечисленные нарративы без особого скепсиса, просто на слово поверив, что это такое великое космическое достижение. Особенно рады будут сторонники Лукашенко из его поколения, которые пережили все те же позитивные эмоции, наблюдая за космическими успехами Советского Союза, когда они были детьми в 1950-е или 1960-е годы.

Но глядя на то, как радуется этому сам политик, кажется, что пропаганда здесь работает не ради какой-то части аудитории в предвыборный год, а в первую очередь ради своего одного самого главного зрителя.

Марина Василевская на вручении ей звания "Герой Беларуси". Минск, 11 апреля 2024 года. Фото: пресс-служба Александра Лукашенко
Марина Василевская на присвоении ей звания Героя Беларуси. Минск, 11 апреля 2024 года. Фото: пресс-служба Александра Лукашенко

— Недавно Александр Лукашенко назначил министра информации Владимира Перцова заместителем главы своей администрации. После того как чиновник возглавил ведомство, в Беларуси начали массово блокировать независимые СМИ, вносить их публикации в список «экстремистских» материалов МВД, а редакции признавать «экстремистскими» формированиями. Гайки в медиасфере закрутят еще больше?

— Думаю, что самой важной частью работы Перцова будет не закручивание гаек, которые с точки зрения цензуры и так закручены почти до предела. Его каденция выпадает на начало работы ВНС и на президентскую кампанию 2025 года. То есть в первую очередь ему придется следить за тем, чтобы машина госСМИ дисциплинированно и эффективно работала по всем обозначенным властью темам.

А с точки зрения борьбы с альтернативными взглядами у главного идеолога в руках скорее не рубильник, а контрпропаганда. И не случайно Лукашенко поручил Перцову активнее заниматься именно этим.

И здесь в биографии нового главного идеолога сложно найти какие-то признаки того, что перед нами сверхинициативный деятель, способный вдохнуть новую жизнь в госСМИ. Бóльшую часть своей карьеры Перцов либо работал малоизвестным телеведущим, либо возглавлял объективно непопулярный канал «Мир». Причем его подъем по карьерной лестнице абсолютно случайно совпал с его женитьбой на дочери другого бывшего главного идеолога и соратника Лукашенко Александра Радькова.

В роли министра информации он, конечно же, курировал блокировку и закрытие независимых СМИ. Но после 2020 года эта работа стала исключительно вотчиной силовиков, Мининформ лишь штамповал нужные им решения. Таковой эта реальность, скорее всего, и останется, если силовики вообще найдут еще пути как-то существенно усилить контроль за медиа.

Блокировки соцсетей, VPN-сервисов или недавно начавшийся отъем доменных имен у их владельцев, если эти сайты были признаны экстремистскими, — для всего этого не требуется вовлечения гражданских чиновников, будь то министр информации или замглавы АП. То же самое касается давления на оставшихся в Беларуси бывших журналистов негосударственных СМИ или оставшихся неполитических популярных блогеров.

Хотя последнюю категорию в теории можно еще активнее привлекать к пропаганде под угрозой репрессий, что, судя по всему, и произошло на последних парламентских выборах. Тогда несколько обычно аполитичных и известных блогеров и тиктокеров решили синхронно сообщить своей аудитории, что сходили проголосовать, некоторые даже досрочно. И вот в организации этой активности, конечно же, может найтись место главному идеологу страны.

Уже больше двух лет Артем Шрайбман отвечает на вопросы зрителей и читателей «Зеркала». И вопросы не заканчиваются! Вы хотите знать, в какую логику укладываются действия властей Беларуси и России, и чего ожидать от них дальше. 

Поддержите «Зеркало», чтобы мы могли продолжать разбираться в сути событий

Станьте патроном «Зеркала» — журналистского проекта, которому вы помогаете оставаться независимым. Пожертвовать любую сумму можно быстро и безопасно через сервис Donorbox.



Всё о безопасности и ответы на другие вопросы вы можете узнать по ссылке.