Поддержать команду Zerkalo.io


В 1996 году Борис Ельцин и Билл Клинтон переизбраны на вторые президентские сроки. Бельгия последней из стран Европейского союза отменила смертную казнь, Начинает работу в эфире «Аль-Джазира» — первый независимый новостной канал в странах арабского мира. Тем временем в нашей стране продолжают происходить события, определившие ее развитие на следующие четверть века: Александр Лукашенко заставил Конституционный суд прекратить процесс импичмента и провел через референдум Конституцию, обеспечившую ему максимальную власть.

Мы продолжаем проект «30 лет», в котором рассказываем о каждом годе белорусской независимости. Это тексты о людях, событиях и наших решениях, которые привели нас туда, где мы сейчас находимся.

В стране — парламент нового созыва

В 1996 году в Беларуси наконец-то появился новый парламент — Верховный Совет 13-го созыва. Его избрание проходило с огромными сложностями в несколько этапов и сопровождалось многочисленными нарушениями (о них мы рассказывали в прошлом тексте цикла, посвященном 1995 году). Общее число депутатов составило 198 (всего в парламенте было 260 мест). Этого было достаточно для работы.

Новый парламент по своим политическим взглядам оказался куда более левым, чем предыдущий. 59−62 депутата (число всех групп менялось) объединились в пропрезидентскую фракцию «Согласие», лидером которой являлся соратник Лукашенко Владимир Коноплев. Аграрная фракция во главе с Семеном Шарецким насчитывала 45−47 депутатов, коммунисты во главе с Сергеем Калякиным — 43−44. Кроме того, свои объединения создают еще две политические силы: либералы объединились во фракцию «Гражданское действие» (17−18 человек), социал-демократы — во фракцию «Союз труда» (15−18 человек).

Семен Шарецкий (слева). Фото: nv-online.info
Семен Шарецкий (слева). Фото: nv-online.info

В прежнем парламенте существовало всего несколько депутатских групп (из наиболее активных — проправительственная «Беларусь» и оппозиционная БНФ). Поэтому создание фракций являлось однозначным шагом в развитии белорусского парламентаризма.

Основными претендентами на роль спикера являлись лидеры двух крупнейших групп — коммунисты и аграрии. Калякин проиграл, и парламент возглавил мягкотелый Шарецкий, не имевший серьезного политического опыта. Эта ошибка дорого обошлась белорусской демократии.

Но в целом новый парламент первоначально весьма лояльно относился к действующей власти. «Согласие», коммунисты и аграрии поддерживали пророссийскую политику Лукашенко и курс на интеграцию. Большинство депутатов не были настроены на борьбу и искренне хотели договориться. Не пойди Лукашенко на обострение ситуации, этот парламент отработал бы свои пять лет, не мешая ему править страной. Но тот решил действовать иначе.

Начало интеграции, угроза независимости и «Минская весна»

"Чарнобыльский шлях" 1996 года. Фото: Георгий Лихтарович, vytoki.net
«Чарнобыльский шлях» 1996 года. Фото: Георгий Лихтарович, vytoki.net

Сейчас, с высоты лет, интеграция воспринимается как бесконечный процесс взаимных обещаний, не подкрепленных конкретными действиями. Но тогда казалось, что Беларусь может стать частью России. Слухи о подписании Союзного договора и реальная угроза потери независимости вывела на улицы тысячи молодых людей, ранее не принимавших участия в акциях. Серия митингов вошла в историю как «Минская весна».

Марш против подписания Союзного договора между Беларусью и Россией был назначен на 24 марта 1996 года (и приурочен ко Дню Воли). Его организовал БНФ. Марш должен был пройти по центру города: Площадь Независимости — проспект Франциска Скорины (теперь Независимости) — парк Янки Купалы, где планировались митинг и концерт.

Власти запретили этот маршрут. Но около Главпочтамта люди вышли на проспект и легко разорвали милицейскую цепь. Глава Мингорисполкома Владимир Ермошин встретил колонну на перекрестке проспекта с улицей Янки Купалы. За ним стояли четыре ряда милиции. Демонстранты повернули в сторону и направилась к Оперному театру, где прошел митинг. По разным оценкам, количество участников составляло 15−30 тысяч человек. А вот к телецентру, куда толпа отправилась требовать эфирное время, пришло меньше людей. Там же произошли столкновения со спецназом, избивавшим демонстрантов. Позже, когда люди стали расходиться, были арестованы около 30 человек.

"Чарнобыльский шлях" 1996 года. Фото: 90s.by
«Чарнобыльский шлях» 1996 года. Фото: 90s.by

Информация о протестах обошла СМИ всего мира. 26 марта пресс-секретарь Бориса Ельцина Сергей Медведев заявил, что «речь о создании нового государства не идет».

В итоге 2 апреля Лукашенко и Ельцин подписали в Москве «Договор о создании сообщества Беларуси и России». Согласно ему, создавался Высший совет (в него включались главы государств, правительств и парламентов обеих стран), Исполнительный комитет и Парламентское собрание. Согласно одному из положений, до конца 1997 года должна была пройти унификация денежно-кредитных и бюджетных систем и созданы условия для введения общей валюты. Но в документе подчеркивалось, что, «участвуя в Сообществе, каждая из Сторон сохраняет государственный суверенитет, независимость и территориальную целостность, свою Конституцию, Государственный флаг, герб, гимн и другие атрибуты государственной власти».

В тот же день, 2 апреля, в Минске состоялась новая акция — на этот раз обошедшаяся без разгонов и задержаний. На нее вышло около 30 тысяч человек.

Как писал Андрей Дынько, «дэманстрантам у Мінску ўдалося затармазіць „Саюзныя пагадненні з Расіяй“ і звярнуць увагу свету на небяспеку аншлюсу. Быў выйграны час, была перахоплена ініцыятыва. (…). Дай лішні месяц, дай маўчанне грамадства, і сёння Беларусь магла б існаваць у форме ўнутранага Татарстана (республики в составе России. — Прим. Zerkalo.io)».

Зенон Позняк навсегда уезжает из страны

Зенон Позняк выступает на митинге в Куропатах. 1993 год. Фото: 90s.by
Зенон Позняк выступает на митинге в Куропатах. 1993 год. Фото: 90s.by

«Минская весна» продолжилась «Чернобыльским шляхом», на который вышло около 50 тысяч человек. Именно после него в эмиграцию уехал Зенон Позняк — лидер Белорусского народного фронта, один из самых популярных оппозиционных политиков, занявший за два года до этого третье место на президентских выборах. Но вернемся чуть назад.

25 марта он передал через водителя письмо жене, что не придет домой, поскольку за ним охотятся спецслужбы. Пришлось «залечь на дно» и пресс-секретарю БНФ Сергею Наумчику. Обоих искала милиция, пытавшаяся привлечь их к уголовной ответственности за организацию митинга.

«Зянона Пазьняка вышукваюць, днём і ноччу міліцыя і „людзі ў цывільным“ дзяжураць каля штаб-кватэры БНФ. Позву для Сяргея Навумчыка ўручылі яго 18-гадовай сваячцы, якая замест гаспадароў апынулася ў кватэры. Пачынаючы з 26 сакавіка ля пад’езду дзяжурыць машына, а міліцыянты рэгулярна званяць у кватэру і пытаюцца, дзе знаходзіцца Навумчык. За сваячкай, як толькі яна выходзіць з кватэры, пачынаюць сачыць», — писала 29 марта газета «Свобода».

В ночь с 26 на 27 марта Наумчик выехал через Россию в Киев. Позняк спрятался на конспиративной квартире и присоединился к нему спустя несколько дней. Лидеры БНФ собирались уехать на несколько недель, чтобы избежать преследования и проинформировать Европу о действиях Лукашенко.

Наумчик остался за границей, а Позняк 26 апреля вернулся в Минск ради участия в «Чернобыльском шляхе», на который вышло около 50 тысяч человек. Милиция перекрыла проспект Скорины и оставила прямо на пути колонны — в районе площади Якуба Коласа — несколько своих машин. Активисты из Украины, приехавшие на марш, перевернули их. Но все демонстранты были без оружия, а силовики использовали для их разгона и задержания дубинки и слезоточивый газ.

26 и 27 апреля были задержаны около 200 человек: огромные цифры для того времени. Задержанные лидеры БНФ Юрий Ходыко и Вячеслав Сивчик объявили голодовку и прекратили ее спустя, соответственно, 23 и 20 дней.

Что касается Позняка, то на митинге он неожиданно попросил почтить минутой молчания память чеченского президента Джохара Дудаева, убитого за пять дней до этого. Белорусы смотрели на конфликт в Чечне глазами российского телевидения, поэтому это решение серьезно ударило по репутации политика.

"Чернобыльский шлях" 1996 года. Выступление Зенона Позняка. Фото: Георгий Лихтарович, vytoki.net
«Чернобыльский шлях» 1996 года. Выступление Зенона Позняка. Фото: Георгий Лихтарович, vytoki.net

После митинга Позняк сумел приехать в штаб-квартиру БНФ. Вечером к ней «пад’ехалі два аўтобусы з аўтаматчыкамі ў чорных масках, якія ўварваліся ў памяшканне. Пахапалі людзей, сарвалі харугвы, але мне разам з некаторымі сябрамі ўдалося выйсці праз іншыя дзверы. Назаўтра Лукашэнка наладзіў разнос шэфу КДБ і намесніку міністра ўнутраных спраў за тое, што не затрымалі мяне. А неўзабаве на ўсіх памежных пастах Беларусі з’явілася распараджэнне: „Пазьняка З.С. і Навумчыка С.І. пры выездзе-ўездзе — затрымаць“», — писал Позняк в августе 1996 года в открытом письме, опубликованном в газете «Народная Воля».

В начале мая Позняк навсегда покинул страну и присоединился к Наумчику. Сначала они находились в Европе. В июле прилетели в США, где попросили политического убежища. Белорусский МИД заявил, что «нет никаких поводов утверждать, как будто в отношении Позняка и Наумчика существует угроза политического или физического гонения». Депутаты парламента сделали официальный запрос в прокуратуру: отменена ли команда задержать двух политиков при пересечении границы. Но ответа так и не получили.

23 августа 1996 года Позняку и Наумчику предоставили политическое убежище в США. Это был первый случай после распада СССР, когда граждане постсоветского пространства получили такой статус по политическим причинам. Ситуация в Беларуси мгновенно оказалась в центре внимания ведущих американских СМИ. Это повлияло на то, что США и Европейский Союз не признали результаты референдума 1996 года.

Возрождается БАТЭ, у Беларуси — первая медаль на летней Олимпиаде

Команда «БАТЭ» празднует победу в высшей лиге чемпионата Беларуси. 1999 год. Фото: fcbate.by
БАТЭ празднует победу в Высшей Лиге чемпионата Беларуси. 1999 год. Фото: fcbate.by

В политическом плане лето 1996-го оказалось относительно спокойным, поэтому обратимся к другим событиям того года: в начале апреля возродился БАТЭ. Футбольная команда с таким названием — ее поддерживал Борисовский завод автотракторного электрооборудования, отсюда и аббревиатура — существовала в 1970-е и трижды выигрывала чемпионат БССР. Но в 1981-м ее расформировали.

У истоков возрождения команды стоял бизнесмен Анатолий Капский. Тогда он руководил фирмой «Сталкер», занимавшейся продажей комплектующих на завод БАТЭ. Предприниматель финансово поддерживал местный клуб «Фомальгаут», но в нем не считались с его мнением. Поэтому при появлении новой команды бизнесмен стал его президентом, а «Сталкер» взял на себя около трех четвертей ее расходов. Одноименный завод выделил БАТЭ место для проживания на территории собственного профилактория, организовал питание и транспорт, а также построил тренировочные поля на базе в Дудинке.

В начале апреля 1996 года по всему Борисову были расклеены объявления о наборе в новую команду. Но первую тренировку пришло много любителей, но главный тренер Юрий Пунтус быстро отсеял «балласт», дав в качестве задания физические упражения на бег. После них из толпы футболистов остались три человека.

Пунтус сформировал команду за 16 дней. Ее основой стали спортсмены, которых привел главный тренер, а также пять-шесть человек из минского футбольного клуба «Смена». Зарплата нападающего Николая Рындюка в тот год составляла 300 долларов в месяц, премия — еще 50.

БАТЭ катком прошел по соперникам из второй лиги: 25 побед, две ничьи и всего одно поражение. Аналогичных успехов в разные годы добивались и другие команды. Но Капский сделал ставку на долгосрочный проект, занявшись инфраструктурой и финансовыми условиями. В 1997-м клуб занял второе место в первой лиге, в следующем — второе место в высшей, а в 1999-м стал чемпионом Беларуси.

Фото: Reuters
Руслан Салей. Фото: Reuters

В том же 1996-м успех к белорусскому спорту дважды пришел из-за океана. В июне клуб Национальной хоккейной лиги «Анахайм Майти Дакс» задрафтовал в первом раунде под № 9 белоруса Руслана Салея — такой ранний выбор до сих пор остается рекордом для наших соотечественников.

Руслан попал за океан случайно: он не прошел допинг-контроль после одного из матчей сборной и получил дисквалификацию на шесть месяцев. Салей объяснял, что запрещенный препарат попал в организм через лекарство от гриппа. Но европейские лиги оказались для него закрытыми, а потому спортсмен отправился в США. Салей дебютировал в сильнейшей лиге планеты в октябре 1996-го и провел в регулярных сезонах НХЛ и в плей-офф чуть менее тысячи матчей, став финалистом кубка Стэнли.

Руслан трагически погиб в 2011-м вместе со всей командой ярославского «Локомотива»: самолет врезался в землю вскоре после взлета.

В том же году Беларусь как самостоятельная команда дебютировала на летних Олимпийских играх, прошедших в американской Атланте. Наши спортсмены завоевали 15 медалей, а Екатерина Карстен, тогда выступавшая под девичьей фамилией Ходотович, стала олимпийской чемпионкой в академической гребле.

Идея референдума и Первое Всебелорусское собрание

Первое Всебелорусское собрание. 1996 год. Фото: president.gov.by
Первое Всебелорусское собрание. 1996 год. Фото: president.gov.by

Но вернемся к политике. События «Минской весны» завершились летом 1996 года, после чего массовая активность пошла на спад. Часть людей убедились, что присоединения Беларуси к России не произойдет, после чего отошли от борьбы. Других отпугнуло откровенное насилие со стороны власти. Кроме того, часть оппозиции сделала ставку на парламентские формы борьбы.

Но Лукашенко испугался: не только «Минской весны», но и возможного союза улицы и парламента. Для импичмента требовались подписи не менее 70 депутатов. А поводов для такой процедуры хватало. Вот лишь один из примеров. В конце декабря 1995-го он выпустил распоряжение «О соблюдении норм указов Президента Республики Беларусь». Согласно ему, всем госорганам — под личную ответственность руководителей — предписывалось обеспечивать выполнение всех указов, которые ранее отменил Конституционный суд (КС). 29 апреля, спустя три дня после «Чернобыльского шляха», КС признал и это решение не соответствующим Конституции.

Поэтому 8 августа 1996-го Лукашенко обратился к Верховному Совету и предложил назначить референдум. На него предполагалось вынести четыре вопроса. О новой Конституции (официально — о ее новой редакции), о переносе Дня независимости с 27 июля (день принятия Декларации о суверенитете в 1990 году) на 3 июля (день освобождения Минска от нацистов), о сохранении или отмене смертной казни и о свободной продаже земли. Но самое главное, что вынесенные на референдум поправки Конституции позволяли говорить совсем о другом документе, при котором возникала суперпрезидентская республика.

Парламент назначил референдум на 24 ноября (Лукашенко предлагал на 7 ноября). А также предложил три своих вопроса. Депутаты разработали собственный вариант Конституции, при котором пост президента упразднялся. Также на голосование выносились два вопроса: об избираемости представителей местной власти, а также о прозрачном финансировании всех ветвей власти из госбюджета.

Минск в день I Всебелорусского народного собрания. Фото: t.me/belarusian_history
Минск в день I Всебелорусского народного собрания. Фото: t.me/belarusian_history

Кроме того, они назначили главой Центральной избирательной комиссии Виктора Гончара, который должен был обеспечить честный подсчет голосов.

В октябре в Минске прошли первый Конгресс демократических сил «В защиту Конституции, против диктатуры!», а также Первое Всебелорусское собрание. Но представители коммунистов и аграриев не пришли на Конгресс. В результате в зале находилась не вся оппозиция, а лишь ее правый фланг.

А вот Всебелорусский съезд продемонстрировал единство специально подобранных делегатов. Правда, высшие чиновники не демонстрировали энтузиазма от возможного противостояния. Поэтому Лукашенко пообещал, что референдум будет носить рекомендательный характер. Тем более что в начале ноября Конституционный суд признал: вынесение на референдум новых проектов Основного Закона не соответствует Конституции.

Попытка импичмента и роль российской делегации

Виктор Гончар. Фрагмент статьи в газете "Свабода". Фото: svaboda.org
Виктор Гончар. Фрагмент статьи в газете «Свабода». Фото: svaboda.org

Но слова Лукашенко о рекомендательном характере референдума оказались лишь тактической уловкой. Он пошел ва-банк.

14 ноября с поста руководителя ЦИК был уволен Виктор Гончар. Ранее он заявил, что не признает итогов референдума из-за многочисленных нарушений. Например, в том году власти впервые ввели досрочное голосование. Местная вертикаль стала активно зазывать избирателей на участки, где даже не было вариантов Конституции, за которые предлагалось голосовать.

Служба охраны президента силой заняла здание ЦИК. Вместе с Гончаром из здания в буквальном смысле слова выкинули главу парламента и генпрокурора Василия Капитона. Увольнение главы ЦИК являлось нарушением Конституции: такое решение мог принять только парламент. На следующий день, 15 ноября, КС признал соответствующий указ неконституционным. Но Лукашенко назначил на эту должность Лидию Ермошину — тогда председателя юридической службы Бобруйского горисполкома и рядового члена ЦИК.

18 ноября в КС поступило обращение с подписями более 70 членов Верховного Совета, что давало основание начать дело об импичменте. Заседание по этому поводу назначили на 22 ноября. Но председатель КС Валерий Тихиня передал список депутатов в Администрацию президента, после чего началась их обработка: одним угрожали увольнением их детей, другим — тюрьмой. Все для того, чтобы добиться отзыва подписей. Некоторых депутатов таким образом «убедили». Их заявления завизировал зампредседателя Верховного Совета Юрий Малумов. Правда, тогда он находился на больничном и лежал в больнице — поэтому его действия являлись нарушением закона.

Митинг накануне референдума 1996 года. Фото: 90s.by
Митинг накануне референдума 1996 года. Фото: 90s.by

21 ноября, за день до рассмотрения вопроса об импичменте, в Минске прилетели премьер-министр России Виктор Черномырдин, председатель Госдумы Геннадий Селезнев и председатель Совета Федерации Егор Строев. Они стали посредниками в переговорах между Лукашенко и Шарецким.

Диалог шел всю ночь. В 6.30 утра 22 ноября было утверждено Соглашение «Об общественно-политической ситуации и конституционной реформе в РБ». Его подписали Лукашенко и Шарецкий, один пункт завизировал Валерий Тихиня, поддержавший первого. Черномырдин заявил, что Россия выступает гарантом Соглашения.

Противники договорились, что референдум будет иметь консультативный характер, а Конституционный совет отзывает вопрос об импичменте. Ни Шарецкий, ни Тихиня не имели права подписывать такой документ без решений парламента и КС.

По Соглашению, вопрос о новой Конституции в течение трех месяцев должно было решить Конституционное собрание. 50 человек должен был назначить Лукашенко, 50 — парламент, пропорционально численности фракций. Решения должны приниматься большинством голосов. Но в Верховном Совете у Лукашенко была своя фракция «Согласие». То есть в Конституционном собрании у него априори было бы большинство голосов. А значит, он получил бы желаемое спустя три месяца.

Но Лукашенко не хотел ждать. 22 ноября фракция «Согласие» сорвала ратификацию этого Соглашения. После этого Лукашенко заявил, что референдум будет иметь обязательный характер.

Шарецкий официально попросил КС возобновить прерванную процедуру импичмента. Но было уже поздно.

Итоги референдума и роспуск парламента

Фото: Reuters
Фото: Reuters

24 ноября 1996 года состоялся референдум, результаты которого огласила Лидия Ермошина. По официальным данным, все предложения Лукашенко собрали большинство голосов. Соответственно, белорусы якобы не поддержали все предложения депутатов парламента. Причем 65,85% якобы ответили отрицательно на вопрос «Согласны ли вы, что финансирование всех ветвей власти должно осуществляться гласно и только из государственного бюджета?»

Существует и ряд других факторов, заставляющих сомневаться в победе Лукашенко и честном подсчете голосов. Бюллетени в том году печатал не ЦИК, а Управление делами президента, распространявшее их через президентскую вертикаль. Какое точное число бюллетеней тогда напечатали, осталось неизвестным. Да и независимые социологические опросы давали совершенно другие цифры, чем озвучила Ермошина.

Кроме того, в 90-е годы в Беларуси избиратели часто не приходили на участки. Например, на референдуме 1995 года проголосовали 65% белорусов. Похожие цифры наблюдались и в 1996-м. Официально было объявлено, что на 18.00 24 ноября на участки пришли 59% избирателей. Но, как писал Валерий Карбалевич в книге «Александр Лукашенко: политический портрет», затем произошло «чудо» и поздним ноябрьским вечером на участки якобы повалил народ — и к 20.00, концу голосования, общая явка неожиданно подскочила до 84%. Причем в Ветковском районе якобы проголосовали целых 99,3%, причем 98,5% поддержали Лукашенко. Хотя, как пишет Карбалевич, на все предыдущие выборы в это вечернее время приходили голосовать только 7−9% граждан, а не четверть населения.

Голосование во время референдума 1996 года. Фото: Reuters
Голосование во время референдума 1996 года. Фото: Reuters

На следующий день, 25 ноября, представитель фракции Лукашенко «Согласие» заявил на заседании Верховного Совета, что парламент прекращает свою работу. А через 20 минут состоится собрание депутатов, которые будут работать в Палате представителей. В Конституции ни о каком собрании депутатов речи не шло, его решения не могли иметь силы.

26 ноября состоялось заседание КС. Суд имел право рассматривать вопрос об импичменте. Но, будучи деморализованным, отказался это делать.

27 ноября ЦИК во главе с Ермошиной утвердил итоги референдума, хотя это было нарушением закона. Требовалось присутствие 2/3 членов Центральной избирательной комиссии (то есть 12 из 18), а на заседание пришли лишь 10. Новый вариант Конституции (а фактически, совершенно новый документ) вступил в силу, хотя по закону это могло произойти лишь спустя 10 дней.

В тот же день на заседание Верховного Совета пришли лишь 60 депутатов. Остальные переместились в здание Белорусского союза молодежи, что около Администрации президента (теперь в этом здании находится БРСМ). 103 депутата (из 199) проголосовали за то, чтобы Верховный Совет прекратил свои полномочия. Но права на это они не имели. Такое решение должны были принять 2/3 депутатов — 133 человека.

На следующий день, 28 ноября, был создан новый парламент. В Палату представителей вошли только депутаты старого парламента, согласные с новым курсом. Остальные, не вошедшие в Палату представителей, не признали итогов референдума.

Реальная абсолютная власть с того времени окончательно перешла к Лукашенко.