Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Беларуси обновлены задачи внутренних войск и условия применения ими оружия
  2. Новой целью российской армии стал Северодонецк. Главное из сводок штабов на 88-й день войны
  3. ООН: число беженцев из Украины после начала войны приближается к 6,5 млн человек
  4. Непривычно холодный май, дожди и грозы. Рассказываем о погоде на следующую неделю
  5. В ВОЗ подтвердили уже 92 случая обезьяньей оспы
  6. «Будем забирать их домой». Зеленский рассказал о судьбе защитников «Азовстали»
  7. Украинские военные говорят об угрозе авиаударов с белорусской территории. Спросили в Минобороны Беларуси
  8. Попытка подрыва «мэра» оккупированного Энергодара, видео из разбомбленного театра в Мариуполе. Восемьдесят восьмой день войны
  9. Политзаключенный сбежал с «химии» в Литву, а теперь воюет за Украину. Поговорили с ним
  10. До 1 июня надо заплатить подоходный налог за 2021 год. Как это сделать и какой штраф грозит тем, кто просрочит
  11. Оптимизм чиновников не оправдался. Все больше отраслей уходят в минус
  12. «Наглость того, что мы увидели, никто не понимал до конца». Зеленский высказался о нападении
  13. С 1 июня белорусов ожидает изменение оплаты некоторых жилищно-коммунальных услуг


2021-й можно смело назвать годом неопределенности и неожиданных экономических достижений. В связи с политическим и правовым кризисом в Беларуси прогнозы были достаточно пессимистичными. Но, к удивлению многих, экономика в этом году порадовала белорусские власти. Замглавы Администрации президента Дмитрий Крутой даже утверждает, что она показала лучшие результаты за последние 12 лет. И пусть эксперты с этим не согласны, они тоже признают — экономика в 2021-м показала куда больше успехов, чем ожидалось изначально. Собрали основные экономические тренды уходящего года.

Фото с сайта pixabay.com
Фото с сайта pixabay.com

Главные достижения — во внешней торговле

Основной вклад в рост экономики (2,3% в январе-ноябре) оказала внешняя торговля. Темпы прироста превзошли ожидания как властей, так и независимых экспертов. По итогам десяти месяцев экспорт товаров и услуг показал рост на треть по сравнению с прошлым годом. А недавно премьер-министр Роман Головченко рассказал, что по итогам года он и вовсе составит 35%.

Но внезапные успехи на внешних рынках — это не совсем заслуга белорусских производителей. Они не стали вдруг выпускать более востребованную, инновационную или качественную продукцию. В первую очередь на внешнеэкономической деятельности сказалось стремительное восстановление мировой экономики после пандемии коронавируса, вызвавшее повышенный спрос практически на всю продукцию, а также удачная конъюнктура, включая рост цен. Благодаря этому за десять месяцев средние цены белорусского экспорта увеличились почти на 22%, а физические объемы — чуть более чем на 10%. Но был и более значимый рост: например, на некоторую продукцию деревообработки цена выросла в два раза. При этом активнее всего в этом году росли продажи на европейский рынок — вплоть до 90% по отдельным позициям.

Успехи во внешней торговле положительно сказались на других экономических показателях. Приток валютной выручки оказал положительное влияние на внутренний рынок, поддержал золотовалютные резервы и курс рубля. В это же время достижения во внутренней торговле оказались куда более скромными: розничная показала рост в 1,3%, оптовая — в 4,9%.

Хорошая основа для роста экономики

Белорусская экономика традиционно не отличается бурным ростом. Тем не менее, показав маленькое снижение в 2020-м (-0,9%) по сравнению со странами, затронутыми пандемией коронавируса и вводившими локдаун, в этом году она успешно оттолкнулась и пошла вверх. Во втором квартале ВВП показал бурный рост и по итогам первого полугодия достиг 3,5%. Но далее внешнеэкономического чуда оказалось недостаточно для его поддержания. В итоге в январе-ноябре экономический рост замедлился до 2,3%. Но и это можно считать успехом, так как еще в начале года международные финансовые организации пророчили белорусской экономике падение вплоть до 2%.

Положительное сальдо внешней торговли, как выразился Роман Головченко, «очень позитивно повлияло и на валютный рынок, на макроэкономическую сбалансированность, на выплаты по нашим долговым обязательствам». А рост цен на белорусскую продукцию и услуги сказался на улучшении финансовых показателей компаний.

Благоприятная атмосфера в мировой экономике подставила плечо белорусской промышленности, которая успешно воспользовалась ситуацией. При этом экономисты отмечают снижение вклада в рост экономики внутреннего спроса, потребления и инвестиций в основной капитал. Более того в третьем квартале этого года сократилась обрабатывающая промышленность, а четкий драйвер роста, каким был внешний спрос на протяжении этого года, ближе к зиме был утерян, заявляют эксперты. Положительный вклад в экономический рост с третьего квартала продолжали оказывать IT-сектор и в небольшой степени торговля.

После сложного периода пандемии и старта продолжающего до сих пор политического кризиса в сложном положении оказался основной драйвер экономики — частный сектор. Бизнесмены, которые, как правило, развивались не благодаря, а вопреки, весь этот год провели в ожидании если не ухудшения ситуации, то точно не ее улучшения (за исключением завязанных на экспорте отраслей). В итоге бизнес достаточно часто отказывался от инвестиций и развития, выбирая вместо этого стратегию выжидания.

По итогам года, по оценкам экономистов, рост ВВП составит около 2%, что выше ожидаемого властями показателя (1,8%). При этом рост мировой экономики в этом году ожидается на уровне 5,6% — самый высокий показатель после наблюдаемых за последние 80 лет рецессий.

Традиционный рост доходов и инфляции

Несмотря на рост экономики и улучшение финансовых показателей предприятий, экономисты отмечают непривычно небольшое количество появляющихся новых рабочих мест. Это может говорить о продолжающихся пессимистичных настроениях и негативных ожиданиях компаний. В то же время при сохраняющейся относительно низкой фактической безработице, в отдельных секторах наметился заметный отток кадров.

Реальные доходы белорусов традиционно продолжают расти, правда, в этом году примерно в два раза медленнее, чем в 2020-м. Прирост стал замедляться в середине года и за десять месяцев составил 2,2%. По итогам 2021-го, по оценкам экспертов, будет примерно на уровне 2% (год назад — 4,7%).

Замедление роста реальных доходов в большой степени связано с высокой инфляцией — они просто не успевают угнаться за ростом цен. Если вспомнить планы правительства по инфляции, то тут не заладилось с самого начала года — властям даже пришлось ввести искусственные ограничения по росту цен на целый список товаров. Но как бы ни старались обуздать цены искусственным сдерживанием, уже в первом квартале индекс потребительских цен (показывает изменение среднего уровня цен на товары и услуги) достиг 8,3%. В итоге первоначальный прогноз в 5% пришлось увеличить до 9%. Правда, осенью инфляция перешагнула и эту планку, достигнув в ноябре 10,3%.

В то время как реальные доходы хоть немного, но растут, картина с зарплатами не такая радужная — они в этом году то увеличиваются, то сокращаются. В ноябре средний показатель был в 1 476,3 рубля, уменьшившись на два рубля после роста в октябре. При этом только один из четырех работников в стране получает зарплату выше средней. А в общереспубликанском банке вакансий, например, больше половины предложений с зарплатой до 700 рублей до уплаты налогов.

«Черные лебеди» в виде санкций

Весь год политические действия властей становились причинами принятия западными странами все новых ограничительных мер. И если начиналось все с безобидных политических решений ЕС в виде запрета на въезд для отдельных лиц, то после принудительной посадки самолета Ryanair Запад перешел к экономическому давлению. Середину года Беларусь встретила с точечными санкциями против отдельных предприятий и секторальными, которые затронули табачную и калийную отрасли, а также нефтепереработку.

Дальше — больше: к ограничительным мерам присоединились США, Канада, Великобритания. И пусть основной удар от санкций ожидается в 2022 году, потому что они не затрагивают действующие контракты, уже в этом они начали оказывать негативный эффект. Точное влияние на отрасли, которых коснулись ограничения, оценить довольно трудно, так как Белстат практически моментально закрывал статистику по этим экспортным позициям. Но сами чиновники признавали, что потери есть, в третьем квартале шла речь о потерях нефтепереработки в 80 млн долларов. А в целом, по словам замглавы Администрации президента Дмитрия Крутого, санкции затрагивают экспорт на 250−300 млн долларов.

Но прямые потери — это только часть вопроса. Введение санкций еще больше подчеркнуло подпорченную репрессиями и политическим кризисом репутацию Беларуси, в итоге зарубежные компании стали осторожнее принимать решения о сотрудничестве с белорусскими, снижать или полностью прекращать инвестиции в нашу экономику. Причем это касается не только западных партнеров и контрагентов, но и восточных друзей, например, китайские инвесторы отказались вкладываться в строительство нового калийного комбината.

Сейчас в подвешенном состоянии остаются поставки калийных удобрений через территорию Литвы. А экспорт этой продукции — это один из основных источников доходов на внешних рынках. Если Вильнюс откажется продолжать транзит калийных удобрений «Беларуськалия», то потери для отечественной экономики окажутся куда более серьезными.

Учитывая причины небывалых успехов во внешней торговле, тренд на сверхдоходы от нее не будет долговременным. Более того, он уже заметно замедлился. Его дальнейшее затухание вместе с началом действия основной части санкций в новом году ощутимо снизит былое положительное влияние внешней торговли на экономику страны.