Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. ООН: число беженцев из Украины после начала войны приближается к 6,5 млн человек
  2. «Наглость того, что мы увидели, никто не понимал до конца». Зеленский высказался о нападении
  3. «Ни один завод не стоит». Минпром — про ситуацию на предприятиях и то, как их загружают
  4. До 1 июня надо заплатить подоходный налог за 2021 год. Как это сделать и какой штраф грозит тем, кто просрочит
  5. Новой целью российской армии стал Северодонецк. Главное из сводок штабов на 88-й день войны
  6. Непривычно холодный май, дожди и грозы. Рассказываем о погоде на следующую неделю
  7. Восемьдесят девятый день войны в Украине
  8. Оптимизм чиновников не оправдался. Все больше отраслей уходят в минус
  9. С 1 июня белорусов ожидает изменение оплаты некоторых жилищно-коммунальных услуг
  10. Попытка подрыва «мэра» оккупированного Энергодара, видео из разбомбленного театра в Мариуполе. Восемьдесят восьмой день войны
  11. Политзаключенный сбежал с «химии» в Литву, а теперь воюет за Украину. Поговорили с ним
  12. В Беларуси обновлены задачи внутренних войск и условия применения ими оружия
  13. В ВОЗ подтвердили уже 92 случая обезьяньей оспы
  14. В Беларуси появится единая программа для регистрации домашних животных. В чем ее смысл
  15. «Будем забирать их домой». Зеленский рассказал о судьбе защитников «Азовстали»
  16. Украинские военные говорят об угрозе авиаударов с белорусской территории. Спросили в Минобороны Беларуси


Во время послания к народу Александр Лукашенко спросил, готовы ли белорусы платить за независимость страны. Чиновники и представители власти подхватили эту риторику и стали развивать мысль о цене суверенитета и независимости. Помощник Лукашенко по Гродненской области Юрий Караев заявил, что суверенитет стоит дорого. Председатель Совета Республики Наталья Кочанова высказалась о том, что ради его защиты они «готовы сделать все и идти до конца». Но эта риторика не позволяет осмыслить, кто или что все-таки угрожает независимости Беларуси. Спросили экспертов, как они понимают и могут объяснить заявления властей.

«Враги — это те, кто не готов с пеной у рта доказывать, что наша власть лучше всех»

Геннадий Коршунов, старший эксперт «Центра новых идей». Фото: journalby.com

— Большинство из представителей власти абсолютно искренне считает, что основой и базисом независимости Беларуси является персонаж под именем Александр Лукашенко. Мировоззренческая база вертикали власти сугубо персонализирована — фактически это средневеково-монархическое мышление, в основе которого лежит суверен. В такой парадигме территория имеет независимость тогда, когда есть этот самый суверен, в ком она и воплощается, — рассуждает экс-директор Института социологии НАН, программный директор образовательной инициативы «Беларуская Акадэмія» и старший эксперт «Центра новых идей» Геннадий Коршунов.

Именно поэтому, считает социолог, когда кто-то из чиновников или провластных экспертов говорит, что Александр Лукашенко является залогом независимости и суверенитета, скорее всего, он именно так и думает. По этой же причине родилась фраза о том, что Беларуси нужен коллективный Лукашенко. У этих людей, по мнению Коршунова, нет понимания, что единственным источником суверенитета является народ, как это зафиксировано в Конституции.

— Поэтому, когда Наталья Кочанова говорит, что если бы не было Александр Лукашенко, то мы потеряли бы Беларусь, подразумевается, что это они потеряли бы ту модель, которую видят единственной правильной. А так как других они не понимают, это сломало бы их картину мира. В связи с этим они переживают экзистенциальный страх перед тем, что якобы угрожает их существованию.

Выступая перед Национальным собранием Наталья Кочанова заявила, что в конце послания Лукашенко прозвучал вопрос о том, что если он не был «с нами в 2020 году, что стало бы со страной?». И поделилась своим мнением: «Ответ на этот вопрос также очевиден — Республики Беларусь уже бы просто не было».

С другой стороны, есть иное понимание суверенитета и независимости, когда источником власти видятся люди, продолжает Геннадий Коршунов. Именно это абстрактное знание в 2020 году в Беларуси внезапно обрело для белорусов силу.

— Фактически 2020 год ознаменовался столкновением этих двух разных моделей понимания суверенитета. Поэтому в каком-то смысле внутри Беларуси идет война за суверенитет, за понимание того, каким он должен быть. В логике властной модели суверен обеспечивает суверенитет, сохраняя себя. При этом он может при необходимости играть по чужим правилам. А в другой модели он несколько раз в течение того года предал народ, а сейчас абсолютно манипулятивно все больше сдает суверенитет [другой стране].

Социолог считает, что происходящее — это своего рода война идей, и для сторонников власти самая большая угроза — это те, кто эти идеи исповедует. В риторике большинства представителей власти звучат фразы о коллективном Западе и кукловодах. Формально, вынося «врагов» за границу государства, они как бы говорят, что народ просто ошибся, как говорится, ему мозги запудрили, отмечает Коршунов.

— Но мы видим, что сражаются они именно с народом, прежде всего с теми, кто в Беларуси думает как-то не так, с той частью общества, которая начала самостоятельно мыслить, действовать, чувствовать и организовываться без оглядки наверх. Для них «враги» — это те, кто не готов с пеной у рта доказывать, что наша власть лучше всех. Врагов видят даже в тех, кто попадает в разряд неопределившихся (не поддерживает ни протест, ни власти), потому что они не выступают за власть, которая все больше требует подтверждения своей легитимности и права суверена на его роль, — считает Геннадий Коршунов.

Если вспомнить вопрос о том, готовы ли белорусы платить за суверенитет и независимость, то это разговор не про деньги, отмечает эксперт. В нем подразумевается требование подтвердить лояльность, признать, что эти понятия фокусируются на одной персоне.

— Они видят, что нет лояльности, признания, поэтому и идет накачка идеей о том, что есть только одна точка, где этот суверенитет воплощается. Власть требует признания этой точки единственно возможной.

«Независимость важна как инструмент сохранения власти»

Екатерина Дейкало, эксперт в сфере международного права

— На мой взгляд, основная угроза для действующей власти — это угроза смены их парадигмы, культуры управления, «ценностной карты», в которой они привыкли существовать. Смена государствоцентричного подхода на антропоцентричный, с человеком в центре, — делится своим мнением эксперт в сфере международного права, кандидат юридических наук, доцент Екатерина Дейкало.

Из этого следует, что угрозу представляют все механизмы и инструменты, которые этому служат — верховенство права, добросовестное исполнение своих международных обязательств, демократические принципы управления — все то, что позволяет обществу ограничивать власть элит, считает юрист.

— А уже отсюда «назначаются» основные источники этих ценностей и, соответственно, угроз. Потому что угроза как-то должна быть материализована, чтобы было с кем бороться. И, с одной стороны, этой борьбой оправдывать свой произвол, а с другой — поддерживать дух своих сторонников. В этой роли выступают «коллективный Запад», НАТО или более мелкие правозащитные организации, гражданское общество в целом, конкретные люди, транслирующие эти ценности, — говорит Екатерина Дейкало. — Грубо говоря, это вопрос развития, на которое эта власть не способна, а чтобы оправдать необходимость оставаться в пещере — важно продвигать идею, что за ее пределами много разных опасностей.

Один из основных козырей в этом процессе — это манипуляция угрозой потери независимости, продолжает эксперт, подчеркивая, что, например, Александр Лукашенко никогда не артикулирует под угрозой независимости ничего конкретного — «чтобы каждый, кто видит эту угрозу, считал, что речь именно об этом».

— При этом, важно, что независимость действительна важна для них, но не как самоцель, а как инструмент сохранения власти. Потому что для них независимая Беларусь равно их власть. Поэтому в их системе координат все, что идет на пользу сохранению власти, — полезно для Беларуси.

«Под угрозами независимости власти понимают все, что является посягательством на власть»

Павел Мацукевич, старший исследователь «Центра новых идей»

— Как говорится, когда не можешь чему-то противостоять, ты должен это возглавить. Так и власти пытаются перехватить риторику об угрозах для суверенитета страны. Но понимают под ними совсем не то, что в это понятие вкладывает общество, — считает старший исследователь «Центра новых идей», экс-дипломат Павел Мацукевич. — Можно вспомнить, что еще год назад Александр Лукашенко активно говорил о том, что любимую не отдают. Понятно, что под этой «любимой» имелась в виду не Беларусь, а власть. Соответственно, под угрозами независимости власти понимают все то, что является посягательством на власть — любые попытки и формы выражения несогласия с президентством Лукашенко, беззаконием, репрессиями, насилием, фальсификацией выборов.

Эксперт подчеркивает, что до августа 2020 года расхождений в том, что является угрозой независимости и суверенитета Беларуси у властей и общества практически не было. Правительство стремилось разбавить зависимость от России связями с другими полюсами силы, особенно, в таких важных сферах, как торговля и энергетика. «Птица летает на двух крыльях, а независимость Беларуси проявляется и укрепляется, когда страна балансирует, а не замыкается на России», — так экс-дипломат очерчивает линию поведения власти до августа 2020-го.

— Но 9 августа произошла метаморфоза — гарант независимости и суверенитета стал их главной угрозой, но для себя и своих подчиненных начал придумывать виноватых. Ведь государство суверенно только тогда, когда оно реализует волю народа, а международная независимость страны проявляется в том, насколько свободно и независимо от других осуществляется внешняя политика. Со всем этим у нас проблемы. Воля народа очевидно не совпадает с фамилией Лукашенко, а внешняя политика Беларуси не отличается от российской и, судя по всем признакам, формулируется там. В итоге страна, которая позиционировала себя и, по сути, была донором региональной стабильности и безопасности, выступала переговорной площадкой, пугает регион угрозами — сперва миграционными, а теперь еще и военными.