Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Белорусы почувствовали проблемы в экономике: в четырех областях впервые за последние 5 лет упали реальные доходы населения
  2. «Продолжает сохраняться угроза нанесения с территории Беларуси ракетно-авиационных ударов». Главное из сводок штабов на 83-й день войны
  3. Российские военные вывезли в Гомель раненого подростка из Украины. Белорусские врачи спасли ему жизнь и помогли вернуться домой
  4. В МНС рассказали, готовиться ли белорусам к очередным налоговым новшествам
  5. Первый суд над российским солдатом, обстрел мирной колонны и видео с защитниками «Азовстали». Восемьдесят четвертый день войны
  6. Госконтроль заявил, что в «Нордине» проводили ортопедические операции с нарушениями и уклонялись от уплаты налогов
  7. «Порванный паспорт Колесниковой мне ближе, чем отъезд». Ольга Бритикова — о протестах на «Нафтане» и своих 75 сутках за фразу «Нет войне»
  8. Бойцы с «Азовстали» сложили оружие. Что ждет их в плену? Рассказываем, как это работает по законам и на практике
  9. Зась рассказал об отношении к войне в Украине лидеров стран ОДКБ
  10. «Никакого плена — подорвем себя гранатами». Поговорили с украинками, которые пошли на фронт защищать свою страну
  11. «Раньше нас никто не слушал — послушайте сейчас». Рассказываем, что такое гиперзвуковое оружие и почему оно может изменить войны
  12. Азаренок назвал советского военачальника эсэсовцем. Разбираем претензии пропагандистов к книгоиздателю Янушкевичу
  13. Защитники «Азовстали» сдаются. Вспоминаем хронологию 82 дней героической защиты Мариуполя
  14. Ночью РФ нанесла ракетный удар по Львовской области, утром — обстреляла Черниговщину и Ахтырку. Восемьдесят третий день войны
  15. За покушение на терроризм — исключительная мера наказания. Лукашенко подписал «расстрельные» поправки
  16. «Я один из тех, кто раздражал Золотову больше всего». TUT.BY нет уже год — вот шесть историй, которые объяснят, почему он был великим
  17. За два дня сдались в плен 959 украинских военных с «Азовстали». Главное из сводок штабов на 84-й день войны
  18. Казни, пытки током, 350 человек в тесном подвале. Что военные РФ делали с жителями севера Украины — отчет правозащитников
  19. Правительство разрешило торговле поднять цены на детское питание
  20. Почти всех довоенных руководителей белорусского КГБ расстреляли. Объясняем, чем опасно драконовское законодательство


После событий 2020 года тысячи белорусов нашли убежище в Украине. Они не знали, что на эту страну нападет Россия, а им самим — второй раз за короткий промежуток времени — придется покидать свой дом. Мы поговорили с такими людьми.

«Вагоны былі зачынены, прыбіральняў не было, сувязі таксама. Дзеці плакалі, некаторых ванітавала»

Мария Савушкина. Фото: социальные сети
Мария Савушкина. Фото: социальные сети

Мария Савушкина являлась продюсером YouTube-канала «ЧынЧынЧэнэл» — к нему она присоединилась осенью 2020 года, после того как вышел хит «Шчучыншчына».

— Гэта праект акцёраў-купалаўцаў Дзмітрыя Есяневіча, Міхася Зуя, а таксама Алены Зуй-Вайцяхоўскай, рэжысёра Андрэя Кашперскага. Мы працавалі ў Мінску, але напрыканцы жніўня 2021 года пра нас занадта часта сталі пісаць прыўладныя тэлеграм-каналы. Міша і Лена атрымалі пэўныя пагрозы, што да іх збіраюцца, таму вырашылі з’ехаць.

Беларусь Мария покинула не без приключений.

— Патрабаваўся спецыяльны дазвол. Калегі зрабілі мне яго. З гэтай паперай я ехала ў Вільню, але з першага раза мяне не пусцілі. Давялося дадрукаваць некаторыя дакументы. Я вярнулася ў Ашмяны, дадрукавала іх і змагла трапіць з другога раза, калі змянілася змена. Адпаведнае «акно» працавала ўсяго тры гадзіны.

Савушкина некоторое время жила в Вильнюсе, а затем прилетела в Киев.

— Там мяне прытулілі мае сябры-бежанцы. У іх дастаткова вялікая сям’я — сем чалавек, прычым адзін з іх інвалід, двое дзяцей, адзін — пажылы чалавек. Але яны пацясніліся. Жыла ў іх каля месяца, пакуль мы вырашалі, як нам рухацца далей разам з праектам. Урэшце пераехалі у Львоў, дзе я жыла з сярэдзіны кастрычніка.

В этом городе команда стала работать над новым проектом.

— «Тут быў Ленін» — першы серыял у жанры палітычнай сатыры для беларускай аўдыторыі. Мы пачалі здымаць у Львове напрыканцы студзеня. З-за лакдауна яго шмат разоў адкладалі, але ўсё змянілася ў адзін дзень.

24 февраля в городе начали звучать серены.

— Хутка стала зразумела, што гэта ўжо не вучэбныя серэны, трэба спускацца ў бамбасховішча, якое знаходзілася ў маім доме. Дырэктар гэтага жыллёвага кааператыву хадзіў па ўсіх кватэрах і настойліва прапаноўваў спускацца ўніз. Пазней мы даведаліся, адкуль былі серэны. З беларускай тэрыторыі балістычнымі ракетамі абстрэльвалі Роўна. Гэта блізка ад Львова, таму ў нас спрацавала трывога. Таксама мела месца спроба з беспілотніка бросіць бомбу на міжнародны аэрапорт Львова, але яго збілі.

Савушкина не хотела уезжать.

— Для мяне гэта было вельмі некамфортнае рашэнне. Я толькі адышла ад пераезду ва Украіну. Нарэшце за паўгады я выдахнула, чакала вясну. Жыла ў цудоўнай кватэры, з якой давялося высяліцца літаральна за чатыры гадзіны. У такія моманты разумееш, што рэчы нічога не вартыя, патрэбны толькі пашпарт.

Большую часть вещей Мария оставила во Львове, и воспользовалась бесплатной электричкой, которую пустили с вокзала к границе. Чтобы не попасть на комендантский час, Мария приехала за четыре часа до отправления.

— Мне вельмі пашанцавала. Ужо тады назіраліся даўка, крыкі. Але было бачна, што ўсе трапяць. А на наступны дзень электрычку бралі штурмам, пакідаючы свае валізкі на пероне. У нас вольных месцаў не было, але людзі змаглі ўзяць каляскі, пераноскі для хатніх жывёлаў. Сярод пасажыраў пераважна былі жанчыны і дзеці, бо дарослыя мужчыны — ваеннаабавязаныя.

Для Марии это была ужасная ночь.

— Мне здавалася, што паміраю. Не было месца, каб стаяць, каб сядзець. Калі пакінулі Львоў, у электрычкі выключылі святло, каб яе не было бачна з паветра. Ад Львова да мяжы каля 80 км, але шлях склаў 13,5 гадзін. Вагоны былі зачынены, прыбіральняў не было, сувязі таксама. Дзеці плакалі, некаторых ванітавала.

Позже оказалось, что паспорта у пассажиров предыдущего поезда проверяли шесть часов. Приблизительно столько же времени понадобилось и в этот раз.

— Прыйшоў мужчына, сабраў пашпарты ў пакецік, а пасля прыйшоў памежнік, які называў прозвішчы, людзі адгукаліся, і ён аддаваў іх. Пасля таго, як цягнік стаў адпраўляцца, меў месца вельмі кранальны момант. Электрычка паехала — і ў вагоне пачаўся лямант. жанчыны пачалі плакаць, што пакідаюць сваю радзіму, мужоў, дамы. Цяжка гэта было згадваць, цяжка перажыць. Плакалі ўсе, суцяшалі адзін аднаго, што вернемся.

«Наша машина была 190-й по счету до КПП»

Актриса и лидер группы NAKA Анастасия Шпаковская уехала из Беларуси в конце августа 2020 года. В том же месяце — еще до отъезда — она ушла из государственного Горьковского театра, посчитав невозможным работать в госструктуре после случившихся событий после президентских выборов. Но тогда об отъезде она не думала.

— Очень сложно сейчас, как и тогда, отделить импульсивное от четко продуманного. Полностью продуманного быть не могло, поскольку никто из нас не знал, какие могут быть последствия за самыми безобидными шагами. Представьте, вам звонит незнакомый человек с незнакомого номера и спрашивает, уверены ли вы в безопасности своих детей. А до этого звучали обвинения в том, что мы «провокаторы» и «иуды». Наверное, это вопрос к болевому порогу. У меня он сработал однозначно. Думаю, люди, которые организовывали такого плана беседы и звонки, прекрасно понимали: надавив на эту точку, они получат мгновенный эффект, — рассказывала она нам в интервью.

Анастасия жила с семьей в Киеве и занималась творчеством. Играла в театре и записывала новые композиции.

— К нашему счастью, решение о переезде было принято за неделю до нападения России на Украину. Поэтому мы оказались в самой спокойной ситуации из возможных. Собрались, успели попрощаться с друзьями и выехали из Киева 23 февраля. 24-го во Львове нас застала война. Мы понимали, что скоро будет очень много беженцев, поэтому максимально быстро поехали к границе в сторону Люблина. Наша машина была 190-й по счету до КПП. Поэтому переезд занял всего 11 часов. В общем, наша история была легкой и фактически нестрессовой. Были проблемы с документами, но все решили на границе.

По словам Анастасии, никакого особенного отношения к белорусам она не заметила.

— Мы проезжали тогда, когда ракеты из нашей страны еще не бомбили Киев. После этого отношение к белорусам изменилось. Мои люди стоят уже несколько суток. Некоторые уже успели доехать. Тяжелее всего тем, у кого дети на руках. Это, конечно, совершенно невыносимо.

«За пять минут билеты подорожали примерно на 60 евро»

Разрушения возле поврежденного в результате обстрела жилого дома. Киев, 26 февраля. Фото: УНИАН
Разрушения возле поврежденного в результате обстрела жилого дома. Киев, 26 февраля. Фото: УНИАН

Белоруска Татьяна работала в сфере IT. Из родной страны решила уезжать с мужем в июне 2021-го.

— Причиной были нарастающая тревога и отсутствие ощущения безопасности. Мы оба являлись наблюдателями на выборах. Мужа задерживали на одной из акций. Последней каплей стал «особый досмотр» белорусскими пограничниками в аэропорту по прилете домой из отпуска.

В итоге семья уехала в августе 2021-го.

— Летели в Киев с пересадкой в Стамбуле. Заняло это в сумме восемь часов, с нами его проделали две кошки. Мы релоцировались с компанией, поэтому продолжили работать в той же сфере.

Уезжать из Киева Татьяна с мужем хотели еще 24 февраля, когда началась война.

— Но у нас нет машины, а билетов на общественный транспорт к утру 24-го уже не было.

В тот же день супруги узнали об эвакуационном рейсе для белорусов (его пытался организовать в чате Free Belarus Center), но автобус отменили.

— 25-го пробовали уехать на эвакуационном поезде во Львов, но желающих попасть на него оказалось слишком много. В итоге мы взяли билеты на 26-е на автобус в Люблин. Это был «Эколайнс», стоило очень дорого — больше 8 тыс. гривен (около 240 евро) за одного человека. Причем за пять минут, пока мы их нашли, набрали оператора и уточнили по перевозке животных (обычно она запрещена) и купили, они подорожали примерно на 2 тыс. гривен (около 60 евро).

На украинско-польскую границу Татьяна и ее муж приехали 27 февраля в 3 ночи по местному времени, а выехали в тот же день в 4 часа дня.

По словам собеседницы, с предубеждением по отношению к белорусам они не сталкивались.

— Единственное, когда 26-го спускались в укрытие, у знакомого белоруса не только проверили паспорт (паспорта проверяли у всех мужчин), но и осмотрели вещи. Потом сказали, что все окей и извинились за беспокойство. От украинских пограничников тоже не было никаких вопросов.