Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Два года назад Тихановская внезапно (вероятно, и для самой себя) вступила в президентскую гонку — в годовщину мы поговорили с политиком
  2. Удар по Львовской области, отступление россиян от Харькова. Восемьдесят первый день войны в Украине
  3. Лукашенко и Путин провели «краткую беседу» в Москве. Обсудили совместное ракетостроение и строительство белорусского порта
  4. Почему Минск стал столицей Беларуси? Рассказываем, какие события к этому привели
  5. «Москвич» вместо Renault, мины на пляжах Одессы и для чего Беларусь держит силы у границ с Украиной. Восемьдесят второй день войны
  6. «Лукашенко пытается избежать прямого участия в войне в Украине». Главное из сводок штабов на 82-й день войны
  7. Более 250 раненых украинских военных с «Азовстали» вывезли в самопровозглашенную ДНР. Их планируют обменять на военнопленных РФ
  8. Головченко: Из-за санкций заблокирован практически весь экспорт Беларуси в ЕС и Северную Америку
  9. В Беларуси в двенадцатый раз за год дорожает топливо. Сколько будет стоить литр с завтрашнего дня
  10. Министр ЖКХ заявил, что не будет «никаких резких повышений» коммуналки и пообещал всей стране качественную питьевую воду
  11. Ни дня без новшеств. Банки вводят очередные изменения (некоторые из них касаются операций в валюте)
  12. Лукашенко заявлял, что у ОДКБ нет перспектив. Что это вообще за организация и кому она должна помогать? Рассказываем
  13. Белорусский безвиз для граждан Литвы и Латвии продлили до конца года
  14. Минобороны Беларуси опасается провокаций: Украинцы минируют свою землю, ходят вооруженные
  15. «Идет корабль, и все прекрасно знают: он выйдет из бухты, отстреляется и зайдет обратно». Как живет Крым и переживает ли за украинцев


«На территории Беларуси нет таких чрезвычайных ситуаций, по которым необходимо прятаться в бомбоубежище», — говорил в 2014 году один из руководителей витебского МЧС. До недавнего времени так считала и наша редакция. Реальность оказалось совершенно иной — в последние дни мы получаем от вас много сообщений с просьбами рассказать, что делать, если ракеты начнут бить не только по Украине, но и по Беларуси. Рассказываем, сколько в нашей стране бомбоубежищ, где они находятся и какие запасы там есть.

Что такое бомбоубежище?

Вообще-то с юридической точки зрения бомбоубежищ в Беларуси не существует. Точнее, они есть, просто специалисты перестали использовать это слово. «Этот термин был актуален во времена СССР», — объяснял «АиФ» сотрудник Минского городского управления МЧС Артем Иванов. «Вообще это устаревший термин, который уже не применяется», — уточнял сотрудник Брестского областного отделения МЧС Александр Осмоловский.

По словам обоих специалистов, теперь в Беларуси используется термин «защитное сооружение». Это инженерная конструкция, предназначенная для укрытия людей, техники и имущества от опасностей, возникающих в результате последствий аварий или катастроф, стихийных бедствий и воздействия современных средств поражения. Но мы все равно будем использовать слово «бомбоубежище» как наиболее употребительное.

Сколько их в белорусских городах?

Вход в подвальное бомбоубежище Санкт-Петербурга. Фото: wikipedia.org
Вход в подвальное бомбоубежище Санкт-Петербурга. Изображение носит иллюстративный характер. Фото: wikipedia.org

Мы не знаем. Судя по всему, это закрытые данные — нам не удалось найти сколько-нибудь заслуживающий доверия источник, который бы располагал такой информацией. Но мы можем предположить, что их не так много.

Причина в том, что большая часть бомбоубежищ строилась после Второй мировой войны в условиях противостояния с американцами. По словам вышеупомянутого Андрея Осмоловского, основной фонд таких сооружений «был рассчитан только на рабочие смены промышленных предприятий „оборонки“». Остальное гражданское население города по планам подлежало эвакуации.

После распада Советского Союза новые бомбоубежища практически не строились, поэтому белорусам досталась советская инфраструктура. Хотя, как отмечал «АиФ», в 2006-м новое убежище построили на заводе МАЗ. Оно самое большое в городе и рассчитано на 4 тыс. человек. Годом ранее появилось аналогичное помещение в минском трамвайном парке по улице Ботанической.

В доступе есть цифры лишь по отдельным городам. Например, в Бресте по данным на 2015 год имеется 96 убежищ, 1 сооружение двойного назначения (в целом к этой категории относят минский метрополитен и подземные паркинги), 500 подвальных и заглубленных сооружений. Из этих 96 убежищ 81 находится на балансе предприятий, 14 — на балансе ЖРЭУ, 1 — на территории Брестской центральной городской больницы.

В Минске находится более 1 тыс. защитных сооружений.

Как отмечали гродненские СМИ, «цифры о точном количестве убежищ в городе засекречены». По одним данным — их более 100, значительная часть — на территории предприятий. Например, самое крупное убежище находится на заводе «Белкард» и рассчитано на 1 200 человек.

Закрытая информация является и число таких объектов в Бобруйске.

Где находятся эти бомбоубежища?

В открытом доступе полного списка белорусских бомбоубежищ нет. В различных источниках можно найти лишь отдельные адреса.

В Минске это, как минимум, Краснозвездная, 1 и 3а, Козлова, 5, 7 и 9, Золотая горка, 10, проспект Независимости 44 и 46 и 48, Якуба Коласа, 4, 53, 55/2 и 59, Сурганова, 31, Красная, 16 и 21а. Также укрытие есть на территории трамвайного парка по улице Ботанической, на МАЗе и в БСМП, в здании «Белтелекома» на Коммунистической

Кроме того, часть объектов сдаются. Цифры различные. По одной версии в Минске арендуются 20% таких объектов. По другой — не более 5060 из тысячи. Например, в одном из убежищ Центрального района Минска работает тренажерный зал, в укрытии на улице Тимирязева, 9 раньше действовал ночной клуб «Африка», в здании на улице Ленинградской — ломбард. В других аналогичных помещениях — непродовольственные товары, склады, мастерские, бытовые помещения и даже студия звукозаписи.

Как писала «Звязда», для возможного укрытия в Минске также можно использовать более 2 500 подвальных помещений, а также станций столичного метрополитена.

Удивительно, но получить максимально точные адреса бомбоубежищ бывает проблематично. Например, в 2014 году витебский правозащитник Леонид Светик обратился в местный горисполком с заявлением, в котором просил сообщить ему адрес ближайшего бомбоубежища. «Эта информация нужна мне для обеспечения защиты жизни и здоровья членов моей семьи, а также жильцов дома, в случае и во время чрезвычайной ситуации», — написал он.

И.о. начальника городского отдела по чрезвычайным ситуациям Витебского областного управление МЧС Максим Дук ответил, что на территории города «за последние десятилетия чрезвычайных ситуаций, в результате которых, как Вы пишете, необходимо прятаться в бомбоубежище, не зафиксировано. Также на территории Беларуси нет таких чрезвычайных ситуаций, по которым необходимо прятаться в бомбоубежище».

Точного адреса бомбоубежища Светик так и не получил.

Как белорусы узнают о необходимости переходить в бомбоубежища?

По словам Максима Дука, которого мы цитировали выше, «в случае особого периода, информация о защитных укрытиях, где будет обеспечена защита жизни и здоровья членов Вашей семьи и жильцов дома № […], будет всем жителям доведена заблаговременно в установленном законодательством порядке».

Как рассказывал пресс-секретарь МЧС Беларуси Виталий Новицкий, «если человек дольше двух минут слышит звук сирены — он должен включить радио, телевизор или зайти на сайт МЧС. В телеэфире появится бегущая строка или возникнет прерывание эфира, на радио будет осуществлен FM-перехват, на сайте появится отдельное сообщение с кратким описанием ситуации и инструкциями того, что нужно делать. Эвакуация в убежища нужна далеко не в каждой ситуации, но если возникнет такая необходимость — в сообщении будут даны все нужные координаты».

Вероятно, из этого ответа следует, что у белорусов нет возможности заблаговременно узнать адрес бомбоубежища возле своего дома.

Как они устроены?

Бомбоубежище в Санкт-Петербурге. Фото: wikipedia.org
Бомбоубежище в Санкт-Петербурге. Изображение носит иллюстративный характер. Фото: wikipedia.org

Например, бомбоубежище в Брестской городской больнице рассчитано на 280 человек. Его площадь — 578,3 метра кв., глубина заземления — около трех метров. Есть фильтровентиляционная камера, помещение дизельной электростанции (генератор мощностью 50 киловатт), пост медсестры, пищевой блок, санузел, 60 койко-мест, городской телефон, свет, баки с питьевой водой. Это стандартная модель для укрытия.

Специалист Минского городского управления МЧС Евгений Процкий рассказывал «Спутнику», что бомбоубежища на химически опасных предприятиях находятся в режиме постоянной готовности. Например, на гродненском «Белкарде» запасы рассчитаны на два дня: это галеты, сухари, тушенка. Остальные сооружения в случае острой необходимости, должны привести в готовность в течение 12 часов: туда произведут закладку продовольствия, одежды и медикаментов. Этого, по словам спасателя, должно хватить на период от 6 часов до 5 суток.

Как быть тем, кто не попадает в укрытия?

Исходя из количества бомбоубежищ понятно, что туда даже теоретически не могут поместиться все.

— В настоящее время наиболее эффективным способом считается эвакуация. (…). Поэтому, кроме сооружений гражданской обороны, в Минске созданы так называемые безопасные районы. Это территория, которая не попадает в зону возможной опасности — скажем, разрушений, затоплений, химического или радиационного загрязнения. Исполнительные и распорядительные органы могут временно размещать людей в общественных и административных зданиях большой вместимости. Это санатории, гостиницы, школы, пансионаты, — отмечал сотрудник МЧС Беларуси Александр Рыбак. О существовании «безопасных районов» говорил и его коллега Артем Иванов.

Вероятно, спикеры не рассчитывали на то, что в такие «безопасные районы» могут прилетать вражеские ракеты — как прямо сейчас и происходит в Украине.