Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Оккупационные власти признались в насильственной депортации и намекнули на казни несогласных украинцев. Главное из сводок
  2. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  3. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
  4. «Пристыдил главу ПВТ за бесхребетность». Как складывается жизнь бизнесмена, который одним из первых в IT высказался после выборов 2020-го
  5. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  6. «Если я не соглашусь на тайные похороны, они что-то сделают с телом моего сына». Матери Навального показали тело сына
  7. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  8. Как закрытие Литвой еще двух погранпунктов с Беларусью отразится на пассажирских перевозках (уже влияет). Поговорили с перевозчиками
  9. Угадайте, сколько зарабатывает гендиректор государственного завода. Узнали зарплаты топ-менеджеров
  10. Хренин рассказал о группировке ВСУ «численностью 112−114 тысяч человек» на границе с Беларусью и пообещал сбивать авиацию НАТО
  11. «Город на ушах стоит». Что будет, если через TikTok пожаловаться Лукашенко на невыплату зарплат (работники этого предприятия проверили)
  12. «Ублюдки! Ублюдки! Этого не должно было случиться!» Как власти убили лидера оппозиции, но его жена-домохозяйка стала президентом
  13. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  14. «Все знают, что происходит». Бывшие члены избиркомов рассказали «Зеркалу», как в Беларуси фальсифицируют выборы
  15. «По меньшей мере 60 человек точно уже не вернутся на позиции». ВСУ вновь нанесли удар по полигону с подразделениями армии РФ


Рядовой Максим Ханыгин из Саратовской области погиб 24 февраля, в первый день вторжения в Украину. Мать пытается получить тело Максима, но все безуспешно, пишет портал «Свободные. Саратов».

25 февраля Максиму должно было исполниться 22 года. Похоронку его матери, Людмиле Ханыгиной, прислали в мессенджере WhatsApp.

Максим был старшим из трех сыновей Людмилы. 23 февраля он ей позвонил и сказал, что едет на учения, предупредил, что телефоны у них заберут.

— 25 февраля ему должно было исполниться 22. Думаю: позвонит, связь, может, появится. Часа в два позвонил военком и сказал, что ваш сын погиб при боевых действиях 24 числа, — рассказала Людмила.

С 25 февраля она пытается узнать, где тело сына и когда его привезут домой. Она обращалась в Комитет солдатских матерей, прокуратуру, в часть, где он служил. Все безуспешно.

— Никто ничего мне не говорит. Говорят: «У нас такой информации нет». Вчера в части вообще сказали звонить в ФСБ, — объясняет мать погибшего и добавляет, что командир сына с ней больше «вообще на связь не выходит».

По словам Людмилы, ее сын служил срочную службу, контракт подписывать не собирался:

— Он автомат два раза держал в руках — фотографировался… Какая ему война?!

Ни федеральные, ни местные власти никакой помощи семье не предлагали. Лишь председатель колхоза, в котором работает Людмила, выделил финансовую помощь для подготовки к похоронам.

Напомним, по данным Минобороны РФ, с момента вторжения в Украину погибло 498 российских военнослужащих. Вооруженные силы Украины дают гораздо большую цифру — около 9 тысяч.