Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Для чего Россия хочет изменить статус Азовского моря и почему Кремль разрешает Явлинскому критиковать войну в Украине. Главное из сводок
  2. Восьмиклассница устроила стрельбу из ружья в гимназии в российском Брянске. Есть погибшие и раненые
  3. В Беларуси появится еще одна сеть магазинов низких цен. Вот кому она принадлежит
  4. По пять лет колонии и долг в 9 млн. Суд вынес приговор по делу крупнейшего нелегального криптообменника Bitok.by
  5. Госдепартамент США: До освобождения политзаключенных смягчения санкций и улучшения отношений с Минском не будет
  6. Если родители не работают больше трех месяцев. В Беларуси изменились правила постановки детей в СОП
  7. «Никакой связи с нашумевшим сериалом нет». Стала известна гимназия, ученики которой издевались над шестиклассником
  8. Готовимся к войне? Эксперты поставили Беларусь на четвертое место в Европе по уровню милитаризации (и это, похоже, только начало)
  9. Депутаты в первом чтении приняли поправки в закон о президенте
  10. Силовики пришли к директору автоцентра Mercedes-Benz
  11. Белорусов задерживают после возвращения в страну, но это не останавливает желающих попасть домой. Мнение о том, почему так происходит
  12. У белорусов спросили о войне России против Украины и в чью победу больше верят — Киева или Москвы. Есть над чем задуматься
  13. Население бросилось скупать валюту в обменниках
  14. Помощь Запада помогла Украине освободить 50% оккупированных территорий, россиян интересует, когда закончится война. Главное из сводок
  15. Белорусы массово обсуждают российский криминальный сериал «Слово пацана». Как он связан с нашей страной и почему так успешен?
  16. «Пока сидела, думала: „Нах*й нужен был этот паспорт“». Белоруска вернулась в страну поменять документ, а оказалась в тюрьме за политику
  17. В Подмосковье нашли тело экс-депутата Верховной рады Ильи Кивы


Бывший министр внутренних дел, а ныне председатель «Белорусского общества охотников и рыболовов» Игорь Шуневич назвал Красную книгу «рудиментом» и предложил исключить из нее зубра, медведя и рысь, а также открыть охоту на аистов. Такое мнение он высказал в «Колонке председателя» в газете «Паляўнічы і рыбалоў».

Зубр. Фото: wikipedia.org
Зубр. Фото: wikipedia.org

С точки зрения Шуневича, Красная книга на сегодняшний день — это «рудимент» и «не более чем инструмент, регулирующий правоотношения человека с объектами дикой природы, позволяющий государству рационально использовать свои природные ресурсы». Впрочем, он признал, что «это мнение в современном „экологически продвинутом“ мире может быть непопулярным».

«Это всего-навсего вопрос регулирования численности животных. Если мы говорим, что есть виды, популяция которых находится в угнетенном и угрожающем состоянии, то мы закрываем охоту на них. Причем охотники здесь не должны выступать „крайними“ — мы закрываем любую деятельность, которая угрожает существованию этих видов», — объяснил он.

В качестве примера Шуневич привел зубра: «Популяция зубра в нашей стране не находится в угнетенном состоянии, более того, многие микропопуляции этого животного находятся в том состоянии, когда они уже наносят вред сельскому и лесному хозяйству, а иногда и представляют угрозу для человека. Охотиться на него при определенных условиях можно, и тем не менее он находится в списках Красной книги».

То же самое касается популяций рыси и медведя, которые, по словам Шуневича, «кое-где уже довольно проблематичны»: «Безусловно, хищник в природе должен быть. Но когда его много, когда он начинает наглеть из-за отсутствия охотничьего пресса и терять любой страх перед человеком… то такая ситуация далека от нормальной».

Также глава БООР задался вопросом, почему серые журавли, лебеди-шипуны и белые аисты не включены в список охотничьих видов: «Хотя если бы популяцию лебедей и аистов хоть немного проредили, то это бы пошло только на пользу всем остальным водно-болотным и луговым видам животных».

В этом случае, считает экс-министр с позиции не «ученого, а охотника-практика», перечисленные виды зверей и птиц должны быть причислены к охотничьим видам, а Красная книга выступает в качестве «своего рода „отягощения“ государственных природоохранных инструментов» и «мешает быстрому принятию решений в отношении тех или иных видов животных».