Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. СК начал спецпроизводство в отношении бизнесмена, который входил в топ-200 самых влиятельных предпринимателей
  2. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах
  3. Сможет ли армия РФ захватить Часов Яр к 9 мая и почему российское командование уверено в этом — анализ экспертов
  4. Как обострение на Ближнем Востоке и новые санкции повлияют на курсы доллара и евро? Прогноз по валютам
  5. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно
  6. Большой секрет Василевской. Власти старательно скрывают, в каком университете училась первая беларусская космонавтка, но мы это выяснили
  7. Почему в Пинске так много змей на набережной и откуда появились гадюки на грядках, объяснил ученый
  8. Снарядов не хватает, украинцам приходится отбиваться стрелковым оружием. США не помогают Украине — и вот к чему это приводит
  9. «24 часа от Минска до аэропорта в Варшаве». Автобусный коллапс на границе с Польшей продолжается
  10. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они провели ночь во время иранской атаки
  11. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море
  12. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  13. Эксперты предупредили беларусов, чтобы готовились к скачку цен. Недавно Лукашенко признался, что не знает, чем закончится эксперимент
  14. В двух беларусских театрах происходят массовые увольнения актеров и сотрудников
  15. В Бресте скоропостижно умер высокопоставленный силовик, который руководил разгоном протестов в Пинске. Ему было 47 лет
  16. У Дворца независимости заметили людей в форме, скорые и МЧС. Узнали, что происходит
  17. Уровень цинизма зашкаливает: власти продолжают «отжимать» недвижимость осужденных по политическим статьям. На торги попали новые объекты
  18. В Березовском районе сгорел дом, в котором жила многодетная семья. Погибли четверо детей в возрасте от двух месяцев до шести лет
  19. «Он пошел против власти, а вы нет — вы хорошие». Монолог освободившегося из самой строгой колонии страны, где сидит Статкевич


В этом году распределение в университетах и колледжах проходит не в самых простых условиях — война в Украине, санкции, часть компаний уходят из страны. Спросили у тех, кто совсем скоро пополнит ряды молодых специалистов, сложно ли им было найти работу, какие вакансии и за какие деньги предлагало государство? Для сравнения взяли учителей и айтишников.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Айтишник: «Вуз заявку одобряет и не важно, частная это компания или государственная»

— У нас принято, что курса со второго-третьего студенты устраиваются на работу, поэтому приходят на распределение уже с запросом от работодателя. Вуз заявку одобряет и не важно, частная это компания или государственная. Единственное, куда нам нельзя, это в ИП, — говорит выпускница инженерно-экономического факультета БГУИР Лиза (имя изменено). — На потоке у нас около ста бюджетников. Без работы из них было буквально пара человек. Слышала, что университет предлагал им места в банке. О других вакансиях не знаю.

Сама собеседница нашла работу в IT-компании в декабре 2021-го. Заплата — от тысячи долларов. Местом девушка довольна, как и Виталий (имя изменено), который в этом году закачивает университет им. Сахарова. Он тоже устроился в IT-компанию. Ожидаемая зарплата — около 1,5 тысячи рублей.

— С декабря декан и замдекана общались с нами и советовали найти работу. Иначе, говорили, вакансии, которые предоставит вуз, могут быть далеко от дома. Например, в Хойниках, — рассказывает молодой человек. — У нас специальность инженер-программист. В моей группе более десяти бюджетников. Около половины работают курса с третьего. Остальные занялись поисками вакансий сейчас. Не всегда это было просто. Моим приятелям на собеседовании в IT-компании, например, сразу говорили: «Вы нам нужны», а недавно отказали. Почему? «Потому что на данный момент мы не готовы набирать людей». Вот и все.

Тем не менее, продолжает молодой человек, заявки от работодателя на распределение принесли все из его группы. Некоторые направления «брали у знакомых» с условием, что к моменту выхода на работу найдут новое место и перераспределятся.

— Никто не хотел уезжать из Минска. Зарплата в регионах ниже, да и города меньше, не все к этому готовы, — рассказывает молодой человек и отмечает, что, по словам декана, выпускникам их специальности могли предложить около 30 вакансий вне столицы. — Программисты требовались в милиции, и, например, в заповеднике. Самая высокая зарплата при этом около 900 рублей.

Еще один наш собеседник Михаил (имя изменено) с удовольствием бы остался в родном областном центре. В Минск он не стремится. Парень заканчивает колледж. Говорит, готов работать даже за 300−400 рублей, лишь бы рядом с домом.

— Специальность у меня оператор ЭВМ, обычно мы могли идти в тестировщики. С заявками на распределение у нас в группе пришли около половины бюджетников. Устроились в госорганизации, многие — по связям, — делится наблюдениями собеседник и говорит, что планировал найти место в «айти». — Но после начала войны компания, где я практиковался, уехала. Мои друзья собирались в фирму, которая занимается разработкой ПО, и тоже получили отказы. Им сказали, люди не нужны, потому что не ясно, что будет дальше, ведь не все западные компании готовы работать с Беларусью.

В итоге, продолжает Михаил, на распределение он пришел с пустыми руками. Когда до него дошла очередь, вспоминает, в списке, предложенном вузом, было 3 вакансии. Он выбрал районную школу в другом областном центре. Сейчас молодой человек в поисках новой работы. Надеется перераспределиться.

Педагог: «Сказали, в районах учителя нужнее»

У выпускниц педагогических специальностей, с которыми мы общались, ситуация сложнее. Им с одногруппниками, рассказали две собеседницы, вуз сообщил, что можно распределяться лишь в госорганизации.

— По специальности я лингвист, преподаватель иностранных языков. После выпуска хотела бы работать переводчиком, но до распределения декан предупредил, что бюджетникам устраиваться в частные компании нельзя. А на госпредприятиях переводчики зачастую вряд ли нужны, — описывает ситуацию выпускница Барановичского госуниверситета Алла (имя изменено). — К тому же в этом году взгляд на лингвистов у нашей комиссии по распределению поменялся. Если раньше ребятам разрешали устраиваться, например, в частные онлайн-школы, то сейчас нельзя. Была девочка, которая собиралась работать в библиотеке с иностранной литературой, ей отказали. Всех направили учителями.

Педагогических вакансий, продолжает собеседница, было немало. Она, например, могла претендовать на более чем 15 мест. Хотя была далеко не перовой в списке на распределение. В итоге выбрала школу в небольшом городке. Местом довольна. Населенный пункт недалеко от Минска и быстро развивается.

— Когда я позвонила в отдел образования, мне сказали, что зарплата молодого специалиста у них в районе 850 рублей. Если работать больше, то можно и 1100−1200 получать. Правда, что значит «работать больше» пока не уточнили, — улыбается девушка и говорит, что ее приятельнице в школе обещали «где-то 650 рублей». — Плюс, думаю, возьму себе как подработку уроки в онлайн-школе.

Рита (имя изменено) заканчивает Гродненский университет им. Янки Купалы. Она будущий учитель математики.

— В начале года нам сказали, что школы нуждаются в учителях, и предложили пойти работать, чтобы потом руководитель дал на нас заявку. Более 80 процентов ребят из моей группы так и сделали: устроились в городские школы и принесли оттуда запросы, — рассказывает девушка. — На распределении нам сообщили, что нашему областному центру необходимо лишь восемь математиков. Столько ребят и оставили в городе. Причем учебные заведения не всегда совпадали с теми, откуда были заявки. Если, объясняли, коллектив может закрыть часы своими силами, молодого специалиста туда не отправляли. Остальные поедут по районам. Там, сказали, учителя нужнее.

Марина (имя изменено) тоже без пяти минут выпускница филфака БГУ. После выпуска собиралась работать в онлайн-школе, сотрудником которой сейчас и является. Такие планы, говорит, были и у других ее одногруппников, но в итоге распределиться в онлайн-школы разрешили лишь единицам. Остальных направили в госорганизации. Сама девушка займется наукой. Зарплата, на которую рассчитывает, 450−500 рублей.

— А как прожить на эти деньги?

— Хороший вопрос, лично я буду параллельно подрабатывать на онлайн-курсах. Если, конечно, останется такая возможность, — отвечает собеседница.