Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Более 250 раненых украинских военных с «Азовстали» вывезли в самопровозглашенную ДНР. Их планируют обменять на военнопленных РФ
  2. Снять не больше 1500 долларов в месяц по всем счетам. Банки вводят очередные новшества
  3. Лукашенко заявлял, что у ОДКБ нет перспектив. Что это вообще за организация и кому она должна помогать? Рассказываем
  4. Министр ЖКХ заявил, что не будет «никаких резких повышений» коммуналки и пообещал всей стране качественную питьевую воду
  5. Головченко: Из-за санкций заблокирован практически весь экспорт Беларуси в ЕС и Северную Америку
  6. «Идет корабль, и все прекрасно знают: он выйдет из бухты, отстреляется и зайдет обратно». Как живет Крым и переживает ли за украинцев
  7. Почему Минск стал столицей Беларуси? Рассказываем, какие события к этому привели
  8. В Беларуси в двенадцатый раз за год дорожает топливо. Сколько будет стоить литр с завтрашнего дня
  9. «Москвич» вместо Renault, мины на пляжах Одессы и для чего Беларусь держит силы у границ с Украиной. Восемьдесят второй день войны
  10. Два года назад Тихановская внезапно (вероятно, и для самой себя) вступила в президентскую гонку — в годовщину мы поговорили с политиком
  11. Ни дня без новшеств. Банки вводят очередные изменения (некоторые из них касаются операций в валюте)
  12. Удар по Львовской области, отступление россиян от Харькова. Восемьдесят первый день войны в Украине
  13. Минобороны Беларуси опасается провокаций: Украинцы минируют свою землю, ходят вооруженные
  14. Лукашенко и Путин провели «краткую беседу» в Москве. Обсудили совместное ракетостроение и строительство белорусского порта
  15. Белорусский безвиз для граждан Литвы и Латвии продлили до конца года
  16. «Лукашенко пытается избежать прямого участия в войне в Украине». Главное из сводок штабов на 82-й день войны


Марию Успенскую — вдову погибшего в перестрелке с сотрудниками КГБ Андрея Зельцера — будут судить 31 мая по ч. 2 ст. 139 Уголовного кодекса как лицо, совершившее общественно опасное деяние. Эта формулировка значит, что она или была признана невменяемой в момент совершения преступления, или у нее диагностировали психическое заболевание уже после. Подробнее о том, какое решение может принять суд в отношении Марии в таком случае, мы поговорили с юристом правозащитного центра «Весна» Павлом Сапелко.

Иллюстративное фото

Согласно Уголовному кодексу Беларуси, если человека признали невменяемые во время совершения деяния, либо после его совершения у него диагностируют заболевание, которое не дает возможность понимать значение своих действий и руководить ими, его не привлекают к уголовной ответственности.

— В первом случае уголовная ответственность исключается полностью, и назначаются принудительные меры безопасности и лечения. Потом человек выздоравливает и отправляется на свободу, — рассказывает Павел Сапелко. — А во втором — человек направляется для принудительного лечения до выздоровления. И после этого решается вопрос о привлечении к уголовной ответственности, если не истекли сроки давности.

Меры безопасности и лечения выбирает суд на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы. Как правило, судья соглашается с той мерой, которую выбирают специалисты, поясняет юрист.

 — Выносится постановление о принудительном лечении в какой-то из форм: принудительное амбулаторное лечение, либо принудительное лечение в стационаре с обычным, усиленным и строгим наблюдением, — продолжает собеседник. — Срок не оговаривается, человек находится там до улучшения состояния или выздоровления. В этом случае суд может передать материалы для решения вопроса о врачебном контроле за этим человеком по месту его жительства.

Говоря о мере, которую могут выбрать для Марии Успенской, Павел отмечает, что для назначения амбулаторного наблюдения у врача он не видит никаких перспектив, исходя из общей практики.

— Как правило, в таких случаях назначается лечение в психиатрическом стационаре. Чаще всего, если речь идет о тяжких и особо тяжких преступлениях, это психиатрический стационар со строгим наблюдением, — поясняет он. — Как пример подобного учреждения: республиканская психиатрическая больница «Гайтюнишки». Люди, которые с этим сталкивались (это достаточно закрытая тема, получить объективные сведения оттуда довольно сложно), описывали его как тюрьму с камерами, решетками и с высокими мерами безопасности. Но при этом смысл нахождения там в лечении, а не исправлении и наказании.