Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Минприроды опровергли повышение уровня радиации в Гомельской области
  2. «Упали в озеро и болото». В Минобороны прокомментировали падение снарядов под Лепелем
  3. «Они налетели как мухи». Мама Дениса Ивашина рассказала, почему в день суда ответила пропагандистам фразой о «русском корабле»
  4. «Сообщим полиции, что вы нас держите в заложниках». Как белорусы с приключениями съездили в автобусный тур в Грузию
  5. Еще один поляк бежал в Беларусь. Говорит, что на родину вернуться не может — боится за жизнь и здоровье
  6. Минздрав определил, с какими заболеваниями школьников освободят от уроков труда и допризывной подготовки
  7. Наступление у Краматорска и Бахмута, зачем россияне бомбили Харьков, «теракты» в Крыму. Главное из сводок на 176-й день войны
  8. Украинцы захватили самый современный гранатомет российской разработки РПГ-32. Но в РФ он не стоит на вооружении. Как такое возможно?
  9. В Украине смоделировали последствия гипотетической аварии на одной из самых больших АЭС Европы
  10. На пятницу объявили оранжевый уровень опасности из-за жары. Местами будет до +32°С, в Минске +30°С
  11. Лукашенко уже много лет грозится заменить множество продуктов, которые Беларусь импортирует. Посмотрели, что у него (не) получилось
  12. В Минэкономики увидели позитив в рекордном росте цен и падении зарплат (кажется, нашелся чиновник на роль главного оптимиста в правительстве)
  13. «Показательный расстрел» дезертиров, РФ готовится обвинить Украину в атаке на ЗАЭС. Главное из сводок на 177-й день войны
  14. «Мы прайграем змаганне за розумы». Пагутарылі з Франакам Вячоркам пра размеркаванне грошай, уладу і спрэчкі ў дэмсілах
  15. Источник: сейчас в Минске бойцы ЧВК Вагнера обучают сотрудников охранного предприятия, которым в 2020-м Лукашенко разрешил стрелять
  16. В Европе перестанут выдавать визы белорусам и россиянам? Посмотрели, что об этом говорят политики в разных странах ЕС
  17. «Цены на порядок ниже, чем в России». Россияне массово ездят в Беларусь купить с хорошей «скидкой» одежду ушедших из РФ брендов
  18. Лукашенко хотел поставить торговые лотки с белорусскими продуктами прямо на границе с ЕС, но в Гродно придумали способ лучше
  19. Медики рассказали, как изменились их зарплаты после отмены с июля ковидных доплат и появления новых надбавок
  20. Глава МИД Литвы: «Начиная с этого момента, нужно сказать ясное „нет“ туристам из России и Беларуси»
  21. В Минобороны РФ назвали и показали страны, которые сильнее всего пострадают в случае аварии на Запорожской АЭС


Марию Успенскую — вдову погибшего в перестрелке с сотрудниками КГБ Андрея Зельцера — будут судить 31 мая по ч. 2 ст. 139 Уголовного кодекса как лицо, совершившее общественно опасное деяние. Эта формулировка значит, что она или была признана невменяемой в момент совершения преступления, или у нее диагностировали психическое заболевание уже после. Подробнее о том, какое решение может принять суд в отношении Марии в таком случае, мы поговорили с юристом правозащитного центра «Весна» Павлом Сапелко.

Иллюстративное фото

Согласно Уголовному кодексу Беларуси, если человека признали невменяемые во время совершения деяния, либо после его совершения у него диагностируют заболевание, которое не дает возможность понимать значение своих действий и руководить ими, его не привлекают к уголовной ответственности.

— В первом случае уголовная ответственность исключается полностью, и назначаются принудительные меры безопасности и лечения. Потом человек выздоравливает и отправляется на свободу, — рассказывает Павел Сапелко. — А во втором — человек направляется для принудительного лечения до выздоровления. И после этого решается вопрос о привлечении к уголовной ответственности, если не истекли сроки давности.

Меры безопасности и лечения выбирает суд на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы. Как правило, судья соглашается с той мерой, которую выбирают специалисты, поясняет юрист.

 — Выносится постановление о принудительном лечении в какой-то из форм: принудительное амбулаторное лечение, либо принудительное лечение в стационаре с обычным, усиленным и строгим наблюдением, — продолжает собеседник. — Срок не оговаривается, человек находится там до улучшения состояния или выздоровления. В этом случае суд может передать материалы для решения вопроса о врачебном контроле за этим человеком по месту его жительства.

Говоря о мере, которую могут выбрать для Марии Успенской, Павел отмечает, что для назначения амбулаторного наблюдения у врача он не видит никаких перспектив, исходя из общей практики.

— Как правило, в таких случаях назначается лечение в психиатрическом стационаре. Чаще всего, если речь идет о тяжких и особо тяжких преступлениях, это психиатрический стационар со строгим наблюдением, — поясняет он. — Как пример подобного учреждения: республиканская психиатрическая больница «Гайтюнишки». Люди, которые с этим сталкивались (это достаточно закрытая тема, получить объективные сведения оттуда довольно сложно), описывали его как тюрьму с камерами, решетками и с высокими мерами безопасности. Но при этом смысл нахождения там в лечении, а не исправлении и наказании.