Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. 215 тысяч просмотров у лжи России и 250 тысяч — у текста об убийстве Зельцера. Показываем самые популярные материалы «Зеркала» и просим вашей помощи
  2. Для предпринимателей с 2023 года введут важные изменения по налогам. Рассказываем подробности
  3. «Может перейти в насильственное противостояние». Эксперты заявляют, что конфронтация сторонников и противников власти усилилась
  4. Завершено расследование дела об «актах терроризма» на железной дороге. СК: мужчинам грозит смертная казнь
  5. Обломки и тела упали возле деревни. Как новый советский самолет убил 132 человека в небе над Беларусью
  6. Трагедии не могло не случиться? Рассказываем о российской ракете Х-22, убившей людей в ТЦ в Кременчуге
  7. «Это дефолт». Чем грозит Беларуси решение расплачиваться по еврооблигациям в рублях и отразится ли это на населении
  8. Правительство продлило продуктовые контрсанкции против недружественных стран (но по некоторым товарам ввели послабления)
  9. Канада вводит санкции против двух белорусских предприятий и 13 чиновников. Среди них — Макей и Головченко
  10. Ракетные удары по Украине не прекратятся, а Лисичанск — основная цель: главное из сводок штабов на 126-й день войны
  11. Российские войска усиливают ракетные удары, пока их силы истощаются: главное из сводок штабов на 125-й день войны
  12. Сто двадцать шестой день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  13. «С дочери начала слезать кожа». Рассказываем, как появилось ядерное оружие, как применялось и у кого самый большой его арсенал
  14. Сто двадцать пятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  15. КГБ включил в «список террористов» Тихановского, Лосика и еще 21 человека. В том числе 70-летнего мужчину
  16. «Мама в больнице, дочку не нашли». Поговорили с жителями Кременчуга, где российская ракета уничтожила заполненный людьми ТЦ
  17. На четверг — снова оранжевый уровень. Белорусов ожидают три дня пекла: прогноз


Вдова застреленного силовиками в собственной квартире Андрея Зельцера, минчанка Мария Успенская, находится под стражей, вскоре над ней начнется суд. «Наша Ніва» поговорила с женщиной, которая этой зимой также была в СИЗО на Володарского и, по ее словам, несколько недель находилась в одной камере с Успенской.

Фото: Наша Ніва
Фото: «Наша Ніва»

По словам женщины, в камере были и другие «политические», они поддерживали Марию, а вот с женщинами, обвиняемыми по криминальным статьям, бывало сложно, некоторые ее осуждали. Но позже Успенскую перевели в другую камеру, где, по словам собеседницы «НН», ей было лучше и она нашла общий язык с другими женщинами. Письма Успенской приходили редко — два-три раз в месяц.

О своем деле Мария практически ничего не рассказывала, соблюдая подписку о неразглашении. Однако она говорила, что все было «совсем не так, как показали», и надеялась, что когда-нибудь правда раскроется.

«На все вопросы про эту историю Маша отвечала: у меня подписка, извините, когда-нибудь все обо всем узнают», — говорит женщина.

Случившееся далось Марии очень тяжело, рассказала сокамерница. Успенская говорила ей, что в первые месяцы совсем не могла воспринять все, что с ней произошло, но зимой ее состояние было уже лучше, она пила меньше лекарств и пыталась жить настоящим. Все же у нее были скачки настроения, она часто плакала. По мнению собеседницы «НН», у Марии сейчас действительно есть психологические проблемы. В камере она постоянно стремилась с кем-нибудь говорить, все время кусала губы, пыталась получить внимание. В первые пару недель, говорит женщина, Мария очень поддержала ее и помогла справиться с заключением, но впоследствии коммуникация с ней стала в какой-то степени утомительной.

Своего погибшего мужа Андрея Зельцера Мария упоминала только положительно, говорила об их хороших, близких отношениях. Она сильно переживала за их восьмилетнего сына, которого отдали под опеку родителей Андрея. Мать Успенской не могла забрать мальчика, так как ухаживала за своей больной матерью (за время заключения Марии бабушка умерла). Мария говорила, что родители Андрея воспитывали его очень строго и так же поступят с внуком. За время ее заключения они, по словам Успенской, не разрешили поговорить с мальчиком даже ее адвокату.

Как рассказала сокамерница, когда была назначена дата суда, Мария после разговора с адвокатом сообщила, что сама на заседаниях присутствовать не будет, ее будет представлять мать. Это, видимо, связано с ее психологическим состоянием. Информации о том, что по результатам суда ее могут отправить не в колонию, а на принудительное лечение в психиатрический стационар, Мария была рада, говорит женщина. Она надеялась, что там ей позволят видеться с сыном.

Напомним, трагедия в квартире на Якубовского случилась 28 сентября прошлого года. Неизвестных в штатском, ломившихся в дверь, айтишник Андрей Зельцер встретил с охотничьим ружьем и выстрелил, когда те ворвались в квартиру. Это были сотрудники КГБ, Зельцер попал в одного из них, Дмитрия Федосюка, который вскоре скончался. Сам Андрей был ранен ответным огнем и также погиб.

Мария была в квартире, насколько известно, она снимала происходящее на телефон. Ее сразу же задержали и обвинили в соучастии в убийстве. С тех пор Мария под стражей. Суд начнется 31 мая, он будет закрытым. Женщину будут судить как невменяемую.