Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Украина победила Россию. Рассказываем, куда чаще всего ездили на отдых белорусы до войны
  2. «То, что мы не выступили против Путина намного раньше, — огромная ошибка». Легендарный Доминик Гашек — о России, Беларуси и войне
  3. Лукашенко и Путин проводят переговоры в Сочи. Это их седьмая встреча с начала года
  4. Пересмотр пенсий и пособий, снижение ставок по кредитам, продление лимитов на товары из-за границы. Изменения октября
  5. Постфашисты у власти в Италии: чего ждать Украине, России и Европе в случае победы Джорджи Мелони?
  6. «Несанкционированное массовое мероприятие». Силовики задержали организатора встречи с Миланой Хаметовой в Dana Mall
  7. «Бойся Бога и пацанов из Кривого Рога». Интервью с украинским депутатом, чье обращение к Зеленскому стало хитом «Вова, їб** їх»
  8. Ядерные удары — уже не что-то из области фантастики. Шрайбман — о том, как Путин может захотеть выиграть войну и к чему это приведет
  9. Фан-встречу с блогершей Хаметовой провели без согласования с властями. Виновных пообещали наказать
  10. «Удар по пункту управления во время совещания командования». Главное из сводок штабов на 215-й день войны
  11. Повестка 59-летнему больному раком и намерение призывать жителей других стран. Рассказываем, как в России проходит мобилизация
  12. Канада не дала визы экспертам из Минска для заседания по Ryanair
  13. В случае ядерного удара России ответ прилетит… по Беларуси? Рассказываем о ядерном оружии США и возможности его применения против РФ
  14. В российском Ижевске неизвестный ворвался в класс и открыл огонь. Известно о 15 погибших, среди них семь детей
  15. СМИ: мужчинам мобилизационного возраста запретят выезжать из России
  16. Против мобилизации в России сильнее всего протестует Дагестан. Разбираемся, почему заполыхал именно этот регион
  17. Украина нанесла ракетный удар по гостинице в центре оккупированного Херсона. Погиб коллаборант, поддерживавший Лукашенко


Август 2020 года безусловно стал переломным моментом в новейшей белорусской истории. Самые масштабные протесты за все время существования независимой Беларуси вдохновили множество людей, желавших перемен. Но затем обернулись такими же массовыми репрессиями со стороны властей, разгромом независимых СМИ и НКО, а также появлением сотен политзаключенных. Летом того года Александр Лукашенко много выступал на публике, пытаясь убедить белорусов в правильности выбранного им курса и собственном превосходстве над конкурентами. Мы решили пересмотреть те высказывания политика — и обнаружили, что некоторые из них в 2022 году выглядят странно, удивительно или даже комично. Во вторую годовщину выборов предлагаем вспомнить некоторые из таких цитат.

Александр Лукашенко на митинге своих сторонников в Минске, 16 августа 2020 года. Фото: TUT.BY
Александр Лукашенко на митинге своих сторонников в Минске, 16 августа 2020 года. Фото: TUT.BY

Начало июля: окончательная победа над коронавирусом и «не продающийся» суверенитет

Одной из причин политических событий Беларуси 2020 года стало бездействие властей во время эпидемии коронавируса. 2 июля Александр Лукашенко вручал госнаграды и в своей речи затронул вопрос пандемии COVID-19. По его мнению, болезнь к тому времени в нашей стране была практически побеждена. «Беларусь продемонстрировала политическое здравомыслие и народную мудрость, — сказал он. — Наша система здравоохранения выстояла. Но мы не снижаем градус борьбы, хотя уже сегодня можно сказать: мы победили».

Правда, время показало, что Лукашенко ошибался. Об этом говорят даже официальные данные Минздрава (в которых есть серьезные основания сомневаться). На 2 июля 2020 года в Беларуси было зафиксировано 62 698 случаев COVID-19, умерли 405 человек. А на 5 июля 2022 число переболевших достигло уже 994 037 человек (рост за два года в 15 с лишним раз), умерших — 7118 (рост в 17 раз). Кажется, констатировать победу Лукашенко несколько поторопился. Но даже несмотря на такой рост заболеваемости, в Беларуси так и не вводились серьезные антиковидные ограничения (точнее, в стране попытались объявить масочный режим, но он был отменен лично Лукашенко меньше чем через две недели).

О реальных масштабах пандемии и ее жертвах в нашей стране судить тяжело — данные по смертности в Беларуси с 2020 года остаются засекреченными. Правда, избыточную смертность за время пандемии с помощью математической модели смогли просчитать ученые — по их данным, на конец 2021 года в Беларуси от COVID-19 умерли более 80 тысяч человек. Официальные данные, по мнению авторов исследования, занижены в 15 с лишним раз. Если верить этим цифрам, то Беларусь — один из мировых лидеров по манипулированию статистикой по числу умерших от коронавируса.

Фото: president.gov.by
Лукашенко во время посещения одной из больниц для больных коронавирусной инфекцией, октябрь 2021 года. Фото: president.gov.by

4 июля в «Пуле первого» выложили видео «случайной» встречи на столичной площади Победы Лукашенко и российского журналиста Максима Шевченко, который был известен своей поддержкой белорусского политика. Те обменялись любезностями, а россиянин заявил, что приехал поддержать кандидата в президенты. Но после выборов отношение Шевченко к политику изменилось — он заявлял, что Лукашенко несет прямую ответственность за действия силовиков, а также констатировал, что тот вверг себя в полную зависимость от Путина. В 2021-м Шевченко призвал белорусские власти отпустить политзаключенных.

«Я хотел бы прежде всего… сказать о том, что мы [Россия] находимся в одном союзном государстве со страной, в которой за мысли-действия дают чудовищные сроки, — говорил Шевченко. — На днях лидерам штаба одного из оппозиционных кандидатов Беларуси Виктора Бабарико Марии Колесниковой и Максиму Знаку дали немыслимые сроки — 11 лет и 10 лет. За что?! За то, что они участвовали в выборах и не согласились с их результатами».

Приятеля, с которым еще недавно обнимался в центре Минска, Лукашенко не послушал — число политзаключенных в Беларуси продолжает расти.

9 июля Лукашенко встречался с представителями СМИ и среди прочего заочно ответил на высказывание главреда радио «Эхо Москвы» Алексея Венедиктова, который, рассуждая о судьбе белорусского суверенитета, заявил, что «устоит Лукашенко или нет — это вопрос цены».

«Вот, по-моему, вчера-позавчера в обзоре я прочитал, да и наш друг Венедиктов [заявил]: „Вот Лукашенко — это вопрос цены. Ну так предложите Лукашенко хорошую цену!“ Слушайте, нет той цены, которую они могут мне заплатить, чтобы я пошел на их условия. Нет той цены! Слушайте, в гробу карманов нет. Сколько бы у тебя миллиардов ни было, на том свете тебе никакие миллиарды не нужны будут, — сказал Лукашенко. — Это мои убеждения, принципы, идеология. Поэтому мне ничего платить не надо. Это не продается. Суверенитет и независимость не продаются. И надо помнить, что деньги как пришли, так и уйдут. Надо ему [Венедиктову] позвонить и сказать, что нет той цены, за которую я могу продать свою страну».

Цена, впрочем, определилась совсем скоро, если согласиться, что подписание 28 программ по углублению интеграции, состоявшееся в сентябре 2021-го, этот самый суверенитет если совсем не ликвидировало, то как минимум значительно сократило. Согласование документов, еще больше привязавших Беларусь к Кремлю как в экономическом, так и в политическом плане принесло Минску не так много: дало возможность сохранить цену на газ на 2022 год на прежнем уровне (в то время как мировая рыночная цена значительно выросла), а также получить до конца года кредиты на сумму около 630 миллионов долларов. Потенциально к этому можно добавить и годом ранее согласованный кредит на 1,5 млрд долларов, значительная часть которого была направлена на погашение прежних долгов страны перед Россией.

Владимир Путин и Александр Лукашенко на переговорах в Москве, сентябрь 2021 года. Фото: Reuters
Владимир Путин и Александр Лукашенко на переговорах в Москве, сентябрь 2021 года. Фото: Reuters

В предвыборный график Лукашенко в 2020-м затесалось и традиционное посещение новых объектов. 13 июля он приехал открывать новый мост через Сож в Славгородском районе и пообещал, что в ближайшие три года в Беларуси будет модернизировано и построено 18 мостов.

Любопытно, что в следующие два года именно они стали одним из самых уязвимых объектов белорусской транспортной инфраструктуры. В мае 2021 года обрушился мост через реку Рова недалеко от деревни Новоселки в Борисовском районе. В том же месяце обвалился железобетонный мост через реку Лесная Левая в Пружанском районе возле деревни Броды. Через месяц в Минском районе из-за большого потока воды обрушился мост через реку Менка. В июле прошлого в Гродно после почти двухгодичной реконструкции должны были открывать Восточный мост, соединяющий берега Немана. На мероприятие ждали Лукашенко, но торжества пришлось отложить — во время сильного ливня земля вокруг моста обвалилась. А в январе 2022-го в Минске обрушилась часть путепровода на Немиге — его пришлось спешно восстанавливать из-за транспортного коллапса в столице.

Конец июля: «дающий показания» Бабарико и «бессимптомный» COVID-19

19 июля Лукашенко приехал в Витебск на встречу с десантниками. И внезапно заговорил о своих политических оппонентах — в частности, о Викторе Бабарико, который к тому времени уже был в СИЗО.

«Если вы думаете, что все, что вам по телевизору вот это показывают, следователи рассказывают, что это политический заказ, то мне с вами не о чем вообще говорить. Нет никакого политического заказа. Нет никакого страха и опасности в них. Но вор должен сидеть в тюрьме, ко всем одинаковое отношение. <…> Узником совести из них никто не станет. Все эти сидельцы, а их там уже под 30 человек. Все дают показания! И этот [Бабарико] уже зарыдал, когда не зарегистрировали — зарыдал и начал показания давать. Поэтому узниками совести они не будут. И вчера я приказал следователям и Комитету госбезопасности в прокуратуру подготовить все материалы для того, чтобы сюда прибыли специалисты Интерпола, США, Польши и России — и мы им покажем эти документы. Лукашенко кого-то боится или там действительно уголовное преступление?»

Правда, анонс о возможном приезде Интерпола, как и многие другие слова Лукашенко, не подтвердился. Более того, в местах заключения после выборов оказалось множество политических противников политика, что не может не наталкивать на некоторые сомнения в его словах об отсутствии политического заказа. Виктор Бабарико, Сергей Тихановский и члены их команд признаны правозащитниками политическими заключенными, политически мотивированным считают их преследование и западные страны. Утверждения Лукашенко о том, что Бабарико якобы начал давать показания (судя по контексту, признательные) позднее также не подтвердились: на суде экс-банкир настаивал на своей невиновности. А вот узниками совести названные политиком люди стали: такой статус им присвоила правозащитная организация Amnesty International — причем еще до высказывания Лукашенко.

Виктор Бабарико в день вынесения приговора, 6 июля 2021 года. Фото: Reuters
Виктор Бабарико в день вынесения приговора, 6 июля 2021 года. Фото: Reuters

В тот же день в «Пуле первого» появилось и такое сообщение: «„Не дождетесь“ — сказала Эйсмонт „ЭХУ“. Это в ответ на эхо вброса про состояние здоровья [Лукашенко]». Дожидаться подробностей, правда, пришлось не так долго — уже 28 июля политик приехал на базу спецназа в войсковой части 3214 и, среди прочего, сказал, что перенес коронавирус «на ногах».

«Вы сегодня встречаетесь с человеком, который на ногах умудрился перенести коронавирус, — утверждал политик. — Ну, такое вчера заключение врачи сделали. Бессимптомно — ну, как я и говорил, 97% населения у нас переносят эту заразу бессимптомно. Слава богу, что мне удалось попасть в эту когорту бессимптомных».

Но и сам Лукашенко явно поторопился. Вскоре в канале появились его снимки, на которых была видна странная повязка на руке (предполагалось, что это мог быть способ фиксации катетера), а затем симптомы начали проявляться и на публичных мероприятиях с его участием. Произошло это не сразу — после новости о болезни Лукашенко не появлялся на публике три дня. Возможно, именно из-за коронавируса пришлось перенести традиционное обращением к народу и Национальном собранию. 4 августа политик все же обратился к белорусам и парламентариям — и выглядел откровенно нездоровым. Лукашенко был бледен и обливался потом, а его голос срывался. Затем он и вовсе внезапно покинул сцену, после чего публика долго аплодировала пустой трибуне.

Александр Лукашенко во время обращения к народу и Национальному собранию, 4 августа 2020 года. Изображение: скриншот видео Telegram-канала «Пул первого»
Александр Лукашенко во время обращения к народу и Национальному собранию, 4 августа 2020 года. Изображение: скриншот видео телеграм-канала «Пул первого»

Наверняка не улучшала ситуацию со здоровьем и история с задержанием в Минске «вагнеровцев» — 28 июля политиком было созвано срочное заседание Совбеза. После этого значительно обострилась риторика Лукашенко в адрес России — видимо, он искренне считал, что группа бойцов ЧВК прибыла для организации провокаций перед выборами.

«Россия всегда была, есть и будет нашим ближайшим союзником, — заявлял Лукашенко во время все того же обращения к народу и Нацсобранию. — Даже несмотря на то, что братские отношения с нами поменяла на партнерские. Напрасно. Но отношения стратегического партнерства мы будем строить и с Западом, и с Китаем, и с Америкой, нашими соседями, а также странами дальней дуги. Беларусь не дружит с кем-то против кого-то. Мы за многовекторность, последовательную, предсказуемую внешнюю политику».

Правда, после выборов вектор белорусской внешней политики сместился лишь в одну сторону. Все контакты с Западом оказались разорваны, а фактически единственным мировым лидером, поддерживающим тесные контакты с Лукашенко, остается президент России Владимир Путин. Более того, за прошедшие два года Беларусь пошла на уступки во всех принципиальных вопросах в отношениях с Кремлем: были подписаны интеграционные карты, на территории страны размещены российские военные объекты (совместные центры подготовки), а в феврале 2022-го Россия использовала белорусскую территорию для широкомасштабного вторжения в Украину — ранее Лукашенко годами клялся южным соседям, что этого не произойдет.

Со всеми остальными соседями отношения Беларуси откровенно враждебные. «Предсказуемая» внешняя политика обернулась миграционным кризисом на границе Беларуси с ЕС, который, по мнению Запада, был искусственно создан белорусскими властями. Дипломатическое представительство было взаимно снижено с Литвой, Латвией и Польшей, послы многих западных стран отказываются передавать верительные грамоты Лукашенко, считая его нелегитимным правителем. Американский посол так и не доехала до Минска, а сами США впервые за долгое время ввели против Беларуси новые санкции. В стране тем временем начали сносить памятники на могилах польских солдат Армии Крайовой, а ряд активистов польского меньшинства уже более года находится под следствием.

Перед выборами: «праздник» на участках, «попутавший гнезда» Соловьев и Колесникова, которая «сбежит»

Вечером 4 августа Лукашенко провел встречу, посвященную организации выборов.

«Я прошу не забывать, что по хорошей белорусской традиции — может быть, и советской традиции — мы всегда выборы проводили, как настоящий праздник для людей. И буфеты были организованы, и концертные площадки, и, проголосовав, люди были готовы послушать хорошую песню, чтобы настроение было приличное. Надо и в этот раз не забывать о таком празднике».

Однако праздник получился не на всех участках. Позже окажется, что к некоторым местам для голосования выстроились огромные очереди из избирателей — о перекусе и прослушивании концертных выступлений речи явно не шло. На некоторых участках людям попросту не хватило бюллетеней — это связывали с высокой явкой и возможными вбросами на досрочном голосовании. Отдельным комиссиям из-за очередей даже пришлось продлить время работы участков.

Очередь избирателей в столичной школе №23 в Сухарево, 9 августа 2020 года. Голосование на этом участке продолжалось после 20.00. Фото: TUT.BY
Очередь избирателей в столичной школе № 23 в Сухарево, 9 августа 2020 года. Голосование на этом участке продолжалось после 20.00. Фото: TUT.BY

5 августа стало известно, что Лукашенко дал интервью украинскому журналисту Дмитрию Гордону. «Общались почти 3 часа. На самые жгучие темы. Кстати, во время беседы и позвонил Зеленский. Совпадение?» — написали в «Пуле первого». Интервью вызвало критичную реакцию российского телеведущего Владимира Соловьева, который почему-то назвал «Пул первого» «карманной структурой Порошенко». «Соловьев гнезда попутал», — ответили в приближенном к Лукашенко телеграм-канале.

Спустя два года отношение Гордона и Лукашенко явно изменились. Интервью 2020 года был явно комплиментарным, однако после выборов и последовавших протестов украинец превратился в критика белорусского политика, а зимой записал интервью со Светланой Тихановской. Спустя год, в августе 2021-го, Лукашенко на своей пресс-конференции и вовсе назвал Гордона мерзавцем. «Надо этого Гордона посадить в следственный изолятор. Вот как, Юра [Воскресенский], сколько, две недели ты был там? Два месяца. У нас есть свободные места», — заявил политик. — «Зачем? За что?» — удивился журналист, задававший Лукашенко вопрос. — «Как за что? За болтовню. Привозите к нам». А в ответ на вопрос об обиде за интервью с Тихановской сказал: «На обиженных воду возят. Я не могу обижаться. Но то, что он мерзавец, это факт».

Сам Гордон оперативно записал видеообращение в ответ на слова Лукашенко. «Мне это интервью очень понравилось, вы харизматичный и очень интересный человек, — сказал журналист, имея в виду разговор в августе 2020-го. — И я не мог тогда даже предположить, что пройдет несколько дней, и вы, не выиграв эти президентские выборы, решите узурпировать власть. Более того, решите варварски бороться с собственным народом. <…> Когда после выборов, проигранных вами с треском, вы начали творить с собственным народом невесть что, во мне вскипело возмущение».

Гордон высказал уверенность, что Лукашенко недолго пробудет у власти, и настанет момент, когда «белорусский народ отпразднует избавление от деспотизма».

В 2022-м «Пул первого» вряд ли похвастается и дружественными звонками Лукашенко от Зеленского — после российского нападения на Украину, которое осуществлялось в том числе и с территории нашей страны, Беларусь явно не рассматривается Киевом как дружественное государство. А вот Владимир Соловьев, который по версии приближенного к белорусскому политику телеграм-канала «попутал гнезда», превратился в одного из главных друзей Минска. В феврале 2022-го телеведущий взял у Лукашенко интервью — возможно, даже более комплиментарное, чем Гордон.

За день до выборов, 8 августа, в «Пуле первого» появилось сообщение, в котором рассказывалось о содержании обзора средств массовой информации, который готовили в администрации для Лукашенко. Были там и комментарии самого политика. «Колесникова: „Власти говорят, что Беларусь любимая, а любимую не отдают. Мы говорим им: насильно мил не будешь! А если любишь — отпусти“. Лукашенко: „Отпускаю, любимая, поезжай в Штутгарт! Но вот ведь проблема: даже если не отпустил бы — все равно ведь в Евросоюз сбежала бы“…», — написали в телеграм-канале.

Очевидно, Лукашенко ошибался, считая, что глава предвыборного штаба Виктора Бабарико Мария Колесникова попытается сбежать. Активистка не только сама не покинула Беларусь, но и всеми силами противостояла попыткам властей насильно вывезти ее за границу. 7 сентября женщину вместе с двумя другими членами штаба Бабарико вывезли на границу представители спецслужб, где, по свидетельству последних, их попытались выдворить из Беларуси. Однако Колесникова не отреагировала на угрозы силовиков.

Фото: Reuters
Мария Колесникова и Максим Знак во время суда, август 2021 года. Фото: Reuters

«Как только она оказалась в машине и увидела свой паспорт, она сразу же взяла свой паспорт и порвала его на много мелких кусочков. Эти кусочки она взяла, пожмакала и выкинула в окно неизвестным молодым людям, которые окружали машину. После этого она открыла окно — и вышла через заднее окно задних дверей и пошла в сторону белоруской границы», — рассказали спутники активистки. Власти в свою очередь утверждали, что Колесникова была задержана при попытке выехать в Украину к сестре.

Очевидно, что поведение представительницы штаба Бабарико, отказавшейся «оправдывать» прогнозы Лукашенко, властям не понравилось. Год она провела в СИЗО, а затем была осуждена вместе с другим известным участником штаба Максимом Знаком. Колесниковой присудили 11 лет колонии, Знаку — 10 лет. Обоим активистам вменяли призывы к действиям против национальной безопасности, заговор с целью захвата государственной власти неконституционным путем, а также создание экстремистского формирования. На протяжении следствия и судебного процесса подробности обвинения публично не раскрывались, адвокаты находились под подпиской о неразглашении.