Поддержать команду Zerkalo.io
  1. Очереди на границе: выезда из Беларуси в ЕС ждет более 1,7 тысячи фур
  2. Польша отказывается выплачивать ежедневный штраф в 500 тысяч евро по решению суда ЕС
  3. «Клюют на обещания по зарплате». Как белорусы уезжают на заработки в Европу, а остаются еще должны
  4. Пересмотр пенсий и пособий, новшества от банков, «золотое» отопление для тунеядцев. Изменения октября
  5. Иракских мигрантов из Беларуси ловят уже возле Берлина: только в один регион с начала месяца прибыли более 600 человек
  6. Выборы в Германии: согласно экзит-полам, две партии идут вровень
  7. Глава военно-промышленного комитета: Беларусь разрабатывает собственное стрелковое оружие и боеприпасы к нему
  8. Француз Люк Тардиф стал новым главой Международной федерации хоккея. Белорус отсеялся в третьем туре
  9. Четвертая волна опаснее прошлых? Какова ситуация в наших больницах? Задали врачу волнующие вопросы о COVID-19
  10. ГосСМИ: по делу о забастовках на предприятиях задержаны 13 человек. Среди статей — измена государству
  11. Генсек Совбеза согласился «сесть за стол переговоров» по мигрантам с Западом. Но с одним условием
  12. В Минске на кольцевой сгорел автомобиль, четыре человека погибли
  13. Макей заявил, что представители ООН причастны к финансированию участников белорусских протестов
  14. Минздрав озвучил последние данные по коронавирусу: 1974 человека заболели, 11 — умерли
  15. Министр здравоохранения: в Беларуси отмечается смещение заболеваемости COVID-19 в сторону более молодых
  16. Белорусский кандидат, который хотел возглавить Международную федерацию хоккея, покидает спорт
  17. Бороздил океаны, жил в плену, стал консулом. История сына белорусского священника, которая круче любого боевика


Мария Колесникова в суде не признает своей вины. Об этом БелаПАН рассказал адвокат Владимир Пыльченко. Ранее признать себя виновным отказался и Максим Знак. Колесникову и Знака, напомним, обвиняют сразу по трем статьям УК. Им грозит до 12 лет тюрьмы.

Фото: Instagram / kalesnikava
Фото: Instagram / kalesnikava

— Мария, как и Максим Знак, последовательно опровергла обвинения и продолжает на этом настаивать, — рассказал адвокат Владимир Пыльченко. По его словам, Колесникова «бодра и чувствует себя хорошо».

Что касается Максима Знака, то, как ранее рассказывал адвокат, тот, как и планировал, активно участвует в процессе.

— Максим дал детальные показания, опровергающие все инкриминируемые ему деяния, а теперь подробно комментирует исследуемые материалы дела, в которых, как защита указывала ранее, нет никаких доказательств его вины.

Владимир Пыльченко уверен: не будь заседание закрытым, общество уже сейчас убедилось бы, что предъявленное Колесниковой и Знаку обвинение не основано на реальности.

Читает конвоирам лекции по музыке и поет арии

— Спасибо огромное всем, кто почти год помогает мне и моей семье, всем, кто рядом с папой, всем, кто радует меня вкусняшками, и дает мне даже в тюрьме возможность наслаждаться жизнью, — передает Мария приветы на волю через своих адвокатов.

Фото: Reuters

Из скудных весточек, что просачиваются «с той стороны», известно, что 19 августа, например, Мария Колесникова по дороге в суд исполняла конвою попурри из The Beatles, Ella Fitzgerald и арию Ленского. А 23-го читала лекцию о Бахе, Гайдне, Шостаковиче и взаимосвязи его 5-й симфонии с «Кармен».

Максим Знак продолжает шутить, в своем ироничном стиле комментирует суд и даже видит «плюсы» в закрытом судебном процессе.

— Я думаю, что это очень сильно экономит время. Одни плюсы. Если бы процесс был открыт, то для того чтобы точно знать, что там происходит, надо было бы ходить на много длинных заседаний. А так одна новость — и всё: все сразу точно знают, что там будет, — приводит его высказывание телеграм-канал Виктора Бабарико.

Лишенный адвокатской лицензии Сергей Зикрацкий в интервью каналу «Жизнь-малина» заявил, что из его бывших клиентов Знак держался мощнее всего.

Фото: Reuters

— Ему чертовски тяжело было в СИЗО. Его кидали в разные камеры, но до сих пор он держится. Я был у него 31 марта, когда у меня еще действовала лицензия, и я восхищен его оптимизмом.

…Я пришел к нему сказать, что у меня забирают лицензию и это последний раз, когда мы видимся не на свободе. Он тогда пошутил, что мы можем еще и здесь встретиться, и сказал: «Если что, моя камера вот такая, просись ко мне». У него шикарное чувство юмора.

Цветы для адвокатов

Перед каждым судебным заседанием у суда Минского района, где проходит процесс, можно увидеть мужчину с цветами. Это папа Марии — Александр Колесников.

Уже больше года он лишен возможности видеть свою дочь, не дают им увидеться даже на минуточку и перед началом процесса: Александра Колесникова в здание суда не пускают.

— Они не позволяют. Это либо робость властей, либо нежелание давать СМИ лишний повод для получения информации об этом суде, — рассуждает мужчина.

В интервью «Народной Воле» Александр Колесников рассказал, что обязательно приходит с цветами.

— Поскольку дочку защищают две женщины, то каждый день приношу им цветы и прошу, чтобы они обязательно помахали букетами Марии и таким образом сообщили, что папа всегда рядом.

Маша, признается Александр Колесников, поддерживает и вдохновляет его своими действиями.

— Она показывает свою внутреннюю свободу. Все это вызывает улыбку и радость, а вовсе не депрессию.

Мужчина говорит, что внутренне готов к тому, что приговор может быть суровым.

— Я прекрасно понимаю, что мы мало на что можем повлиять, а все остальное — на совести судей. Хотя внутренне я готов к тому, что будет в судебном решении при худшем раскладе. И это решение, возможно, узнаем через две-три недели, учитывая, что суды над Машей и Максимом идут каждый день.

Представителей команды экс-претендента на пост президента Виктора Бабарико, членов президиума Координационного совета по урегулированию политического кризиса в Беларуси (КС) Марию Колесникову и Максима Знака обвиняют по трем статьям Уголовного кодекса Беларуси. Это ч. 3 статьи 361 (Призывы к действиям против нацбезопасности), ч. 1 ст. 357 (Заговор с целью захвата государственной власти неконституционным путем), ч. 1 ст. 361−1 (Создание экстремистского формирования и руководство им). Им грозит до 12 лет тюрьмы. Судебный процесс начался 4 августа, он идет в закрытом режиме.